Казахстан - родина яблок, причем всех, что есть на земле

Яблоня Сиверса - прародительница всех яблок на планете. Сейчас ее леса находятся под угрозой исчезновения

11.05.2018 в 08:37, просмотров: 402

В Алматы прошла Международная научно-практическая конференция «Malus sieversii: глобальная стратегия сохранения», цель которой заключается в объединении накопленных знаний и в определении стратегии сохранения этого уникального растения. В качестве принимающей стороны и автора программы сохранения выступили Caspian University совместно с Международным фондом сохранения яблони Сиверса.

Казахстан - родина яблок, причем всех, что есть на земле

Несмотря на то, что первое описание этого вида яблонь датируется 1793 годом и привязано оно к территории современного Казахстана, многие современники до последнего отрицали, что распространились яблоки по всему миру именно отсюда. Но в 2002 году профессор-генетик Оксфордского университета Барри Джунипер подтвердил гипотезу о том, что именно яблоня Сиверса (Malus sieversii) является «матерью всех яблок». Свое утверждение он подкрепил неоспоримыми аргументами — результатом молекулярно-генетических исследований материалов, собранных в диких яблоневых лесах Казахстана.

И теперь уже нет сомнений — именно казахстанский Тянь-Шань является Эдемом яблока — фрукта, который находится в TOP-3 самых полезных и популярных. Понятно, что в этих рейтингах всегда фигурируют садовые плоды, причем же здесь дикорастущая яблоня или, как ее еще называют, дичка?

Помимо ценности исторической, яблоня Сиверса имеет большое биологическое значение. Уникальная крепкая структура ДНК, а главное — не испорченная облагороженными сортами имеет невероятную устойчивость как к различным болезням, так и к критически высокой/низкой температуре окружающей среды. Известно, что яблони, произрастающие на склонах Джунгарского Алатау, спокойно переживают как сорокоградусную жару, так и морозы. В то время как садовые могут погибнуть при более лояльных показателях.

Такая устойчивость объясняется тем, что яблоня Сиверса произрастает на земле уже не одно тысячелетие. Нет точной даты происхождения этого уникального дерева, и неизвестно, в какой именно геологический период начал формироваться род Malus. Но все же археологические находки допускают вероятность того, что цветущими яблоневыми садами любовались динозавры. Есть публикации ученых с данными об обнаружении в Западной Сибири плодов яблони в пласте земли, датируемом третичным периодом, то есть от 1,8 до 65 миллиона лет до н.э.

Пережив динозавров и все природные катаклизмы тысячелетий, яблоня не смогла противостоять самому главному — появлению человека...

Только за последние 150-200 лет обширнейшие леса в предгорьях Тянь-Шаня уменьшились на 95 процентов.

На рубеже 90-х годов XX века международные эксперты признали значимость яблони и оценили последствия вероятной утери столь драгоценного биоматериала. Тогда начали активно обмениваться данными о местных яблонях.

Новая глава в истории этой культуры началась с создания Международного фонда сохранения яблони Сиверса. А конференция собрала именитых ученых.

Как рассказала в интервью проректор Caspian University Оксана Киричок, импульс новому движению дали студенты — новое поколение неравнодушных к своей истории энтузиастов.

— Уже третий год в стенах вуза Каспийского университета есть такая дисциплина, как Service Learning, — рассказывает Киричок. — Это обязательная академическая дисциплина, которая учит студентов служить обществу. Учащиеся сами находят острые проблемы, заявляют выбранные темы и работают в этом направлении, разрабатывая пути решения. Одной из таких тем и оказалась о сохранении яблони Сиверса, тема, которая из студенческого доклада вылилась в крупномасштабное движение. Студенты чипировали яблони Сиверса в одном из ущелий Заилийского Алатау, деревья, которые находятся под охраной и наблюдением университета. Это позволит отслеживать рост и состояние яблонь и в случае возникновения какой-то угрозы оперативно устранить ее источник. Но самое главное в таких локальных проектах — это привлечение внимания общественности.

Сохранение той драгоценности, которую мы имеем, — это не коммерческое и даже не политическое дело. Это вопрос нашей большой ответственности перед Эдемским садом, который пока еще можно спасти.