В 2019 году отмечают 25-летие евразийской идеи Нурсултана Назарбаева

30.01.2019 в 12:31, просмотров: 2342

29 марта 1994 года в стенах Московского государственного университета он озвучил новую концепцию интеграции государств постсоветского пространства. Спустя годы лидера Казахстана стали называть главным архитектором евразийской интеграции.

В 2019 году отмечают 25-летие евразийской идеи Нурсултана Назарбаева

Три принципа евразийской интеграции

Заложенные в конце прошлого века принципы взаимовыгодного сотрудничества и сегодня сохраняются на всех уровнях межгосударственного взаимодействия.

История распорядилась так, что президент Казахстана Назарбаев идеологически возглавил самое результативное направление евразийской концепции, которое оформилось именно в речи, произнесенной им о Евразийском союзе в марте 1994 года в МГУ:

— Хочу поделиться с вами мыслями о дальнейшем развитии нашего Содружества. К сожалению, на сегодня СНГ не отвечает в полной мере объективным требованиям времени и не обеспечивает интеграцию стран-участниц, в которой наши народы так остро нуждаются. С момента создания Содружества его члены не сближаются, а все больше отдаляются друг от друга.

По мнению Назарбаева, необходимость в переходе на качественно новый уровень взаимоотношений стран Содружества назрела давно — «на основе нового межгосударственного объединения, сформированного на принципах добровольности и равноправия».

— Таким объединением мог бы стать Евразийский союз, который должен строиться на иных, чем СНГ, принципах, так как основу нового объединения должны составить наднациональные органы, призванные решать две ключевые задачи: формирование Единого экономического пространства и обеспечение совместной оборонной политики, — сказал казахстанский лидер в своем первом выступлении в МГУ.

При этом он подчеркнул, что все остальные вопросы, касающиеся интересов суверенитета, внутреннего государственно-политического устройства, внешнеполитической деятельности каждого участника, остаются «неприкосновенными и предполагают невмешательство во внутренние дела друг друга».

В этом выступлении впервые содержалось положение о трех измерениях интеграции на евразийском пространстве: экономическом, военно-политическом, культурно-гуманитарном. В чем была новизна постановки? В этом на этой неделе разбирались эксперты фонда «Мир Евразии», собравшиеся на конференции, посвященной ставшей знаменитой речи Нурсултана Назарбаева, произнесенной четверть века назад.

Во-первых, эту проблему они рассматривали в системе евразийской культурно-гуманитарной интеграции. Во-вторых, в его речи содержался призыв «наращивать богатое интеллектуальное наследство и использовать накопленные знания для плодотворного развития всего региона. Приступать к ее осуществлению следует безотлагательно». В-третьих, президент Казахстана предупредил, что «нельзя забывать о формировании единой евразийской идентичности на основе общих ценностей культурного и языкового многообразия».

Спустя годы лидера Казахстана стали называть главным архитектором евразийской интеграции. Время показало не только его прозорливость, но и своевременность инициативы, выдвинутой в трудные годы, когда идея объединения для решения ряда экономических проблем являлась для постсоветских стран стратегической и жизненно необходимой.

— Сегодня реалии жизни доказывают, что благодаря заложенному в конце прошлого века базису взаимовыгодного сотрудничества принципы консолидированной политики сохраняются на всех уровнях межгосударственного взаимодействия, — сказал, открывая конференцию, президент фонда «Мир Евразии» политолог Эдуард Полетаев. — Интеграционные объединения на постсоветском пространстве, в частности ЕАЭС, не тяготеют к какому-то центру — в них председательство всегда ротационное, в руководстве и в наднациональных органах представлены все страны-участницы.

Как отметил Э. Полетаев, одной из тенденций современной эпохи является переход от государственно-центричной системы международных отношений к системе, важными элементами которой выступают региональные объединения. Таким образом, евразийская идея президента Казахстана представляется объективно обоснованным требованием современного развития.

Однако сегодня реализация идеи проходит в новых геополитических условиях. В понятие «евразийство» вкладывают различный смысл и дают многообразное его толкование в контексте практического применения. Тем не менее ее реализация способствует решению многих проблем. В частности, концепция евразийской интеграции воплотилась в сильнейший наднациональный экономический институт ЕАЭС, выступающий сегодня актором международных торгово-экономических взаимоотношений.

А вначале сомневались

Надо сказать, что тогда, 25 лет назад, идеи Назарбаева приняли далеко не все. Они как бы растворились в пространстве Содружества — он очевидно опередил время. Но, похоже, президент Казахстана предвидел индифферентное отношение коллег, поскольку в той же лекции допустил упреждающее заявление:

— У некоторых политических лидеров, да и не только у них, существует политическая боязнь возрождения империи. Но на это уже никто не пойдет. Нам не нужно бояться слова «союз».

На протяжении всего периода 1995–2000-х годов почти все наиболее значительные интеграционные инициативы на постсоветском пространстве исходили от Казахстана и лично от Нурсултана Назарбаева. Начали создавать Таможенный союз, в который в 1996 году вошли всего три государства. Новые связи устанавливали и укрепляли в рамках Центрально-Азиатского союза — ЦАС. Эти импульсы были тогда не слишком значительны и заметны.

Однако с избранием президентом России Владимира Путина интеграционный процесс начал набирать силу. Эксперты отмечают, что у лидеров Казахстана и России практически одинаковые подходы к интеграционному процессу, базирующиеся на принципах экономического прагматизма, равенства, взаимной выгоды и уважения интересов каждой из стран альянса.

Так, Путин на встрече с Назарбаевым в июле 2013 года в Астане подчеркнул: «Вы, по сути, отец-основатель нашего Таможенного союза, это была ваша идея, мы ее последовательно развиваем. Должен сказать, это, безусловно, самый большой шаг на постсоветском пространстве».

Евразийский проект Назарбаева, осмысленно заложенный в мировое общественное сознание в 1994 году, реально заработал со всеми очевидными преимуществами и неизбежными издержками. В мае 2014-го новая политэкономическая реальность обрела, наконец, конкретную правовую форму: в Астане подписали исторический договор о создании Евразийского экономического союза России, Казахстана и Белоруссии.

Сегодня, 25 лет спустя, можно констатировать: Назарбаев исторически подтвердил извечную политическую максиму: «Руководить — значит предвидеть». А возможно, и преобразовал, продемонстрировав особое искусство политика «руководить предвидением». Исходя из этого выдвинутый им тогда геоэкономический посыл, озаглавленный «От идеи Евразийского союза — к новым перспективам евразийской интеграции», звучит многообещающе и действительно перспективно. Особенно с учетом нынешней тревожной ситуации в мире.

Но в наши дни уже можно подвести некоторые итоги практического воплощения идеи евразийской интеграции, ведь в январе 2019-го исполнилось четыре года Евразийскому экономическому союзу, который очень непросто начал свой путь.

От идеи — к конкретным цифрам

Сложными выдались первые два года во многом из-за падения мировых цен на сырьевые ресурсы, однако ЕАЭС минимизировал падение экономик в кризисный период. В ретроспективе видно, насколько Союз позволил снизить негативный эффект в кризисный период 2015-2016-х годов. Например, с момента запуска ЕАЭС казахстанский ВВП ни разу не показал отрицательную динамику: в 2015 году он вырос на 1,2 процента, в 2016-м — на 1,1, а в 2017-м на четыре процента. Этот позитив сохранялся и в 2018 году, по итогам которого прогнозируют рост ВВП Казахстана в пределах 3,8-4 процентов.

С момента запуска интеграционного проекта страны серьезно продвинулись на пути к формированию единых рынков товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов. По всем направлениям экономической повестки дня проводят совместную работу, направленную на снятие барьеров и стимулирование бизнеса. Это и запуск общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий в 2017 году, и унификация таможенных правил в рамках нового Таможенного кодекса ЕАЭС (вступил в силу 1 января 2018 года).

А в этом году должен быть сформирован общий рынок электроэнергии, к 2025-му — общие рынки газа, нефти и нефтепродуктов, а также общий финансовый рынок. Причем последний должен быть неотъемлемо связан с развитием международного финансового центра «Астана» и, вероятно, одновременно с переносом в Астану соответствующих наднациональных органов Евразийской экономической комиссии.

Казахстан в составе ЕАЭС разделяет с другими странами экономического союза все его достижения, включая рост товарооборота. Внешняя торговля страны выросла в 2017 году на 25 процентов и достигла почти 77,6 миллиарда долларов, в том числе со странами ЕАЭС — на 26 процентов, до 17,4 миллиарда. В 2018 году товарооборот продолжал расти: за январь-август торговля Казахстана с миром увеличилась еще на 21,6 процента.

Страны ЕАЭС получают возможность коллективно отстаивать свои интересы и выстраивать более прозрачные, прагматичные и эффективные взаимоотношения с внешними партнерами. В октябре 2016 года запустили зону свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Вьетнамом. В рамках Астанинского экономического форума подписали временное соглашение о создании ЗСТ с Ираном и Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР.

Благодаря снижению инфляционного давления и инвестиционному росту в 2018 году промышленное производство в целом по ЕАЭС выросло на 2,6 процента, но, опять же, опережающую динамику зафиксировали именно в Казахстане, где промпроизводство превысило семь процентов.

Вместе, несмотря на трудности

Чтобы ни говорили скептики по поводу евразийской идеи, но цифры и факты говорят об одном: идея дает уже практические результаты. Свобода движения рабочей силы обеспечена для всех категорий трудящихся на всем пространстве ЕАЭС, то есть в Казахстане могут трудоустроиться граждане соседних стран без особого разрешения, что как минимум совпадает с задачами по привлечению высококвалифицированных иностранных специалистов.

Работа по формированию единого транспортного пространства и общего рынка транспортных услуг в рамках ЕАЭС отлично коррелируется с казахстанской госпрограммой «Нурлы Жол» и задачей ее сопряжения с китайской инициативой «Один пояс, один путь». С запуском ЕАЭС стали возможны такие масштабные проекты, как автомагистраль Западная Европа — Западный Китай и высокоскоростной железнодорожный коридор «Евразия» по маршруту Пекин — Астана — Москва — Берлин.

Казахстан, Белоруссия и Россия также создали успешно функционирующее АО «Объединенная транспортно-логистическая компания — Евразийский железнодорожный альянс», которое ежегодно показывает рост контейнерных перевозок. И опять же, для Казахстана уже есть конкретные результаты по всем направлениям: объем перевозок грузов автомобильным транспортом вырос в 2018 году на 3,8 процента, железнодорожным — на 14, воздушным — на 23,9, увеличился пассажирооборот автомобильного транспорта на два, железнодорожного — на 3,7, воздушного — на 22,4 процента.

Однако нельзя отрицать наличие определенных трудностей в реализации интеграционного проекта, которые не в последнюю очередь обусловлены особенностями внутреннего развития государств-членов, несовпадением их экономических интересов, а также стремлением защитить свой внутренний рынок.

Кроме того, эксперты к проблемам, препятствующим развитию ЕАЭС, относят и турбулентность в глобальной экономике, большую волатильность финансовых и энергетических рынков, кризисные явления в мировой и региональной политике, что в условиях высокой взаимозависимости особенно болезненно отражается на развивающихся экономиках. Но в целом вывод однозначен: идеи Назарбаева воплощены в жизнь, и их развитие выразится в еще большем сближении стран, выбравших путь евразийской интеграции.