Восемь лет получили за изнасилование экс-прокурор и топ-менеджер банка в Алматы

В районном суде No 2 Бостандыкского района Алматы вынесли приговор по делу о групповом изнасиловании. На скамье подсудимых оказались экс-прокурор и бывший топ-менеджер банка. Суд признал их виновными и назначил наказание в виде восьми лет лишения свободы в учреждении средней безопасности.

Восемь лет получили за изнасилование экс-прокурор и топ-менеджер банка в Алматы

Помимо этого осужденные должны частично удовлетворить материальный ущерб потерпевшей в размере 546 838 тенге солидарно, а также компенсацию за моральный вред в размере трех миллионов тенге солидарно. Подобного окончания дела не ожидала сама потерпевшая...

Бежать было некуда...

Случай, наглядно иллюстрирующий сложности казахстанского правосудия в делах об изнасилованиях, предала огласке адвокат Жанна Уразбахова. Она представляла интересы жительницы Алматы, которую осенью 2019 года изнасиловали бывший прокурор и топ-менеджер банка. Обстоятельства дела Уразбахова обнародовала на пресс-конференции 27 августа.

Жительница Алматы, чьи интересы представляет адвокат Уразбахова, 7 ноября 2019 года приехала в гости к мужчине, с которым встречалась на тот момент чуть меньше месяца. Уразбахова рассказывает, что пара познакомилась еще в 2016 году, но тогда отношения быстро закончились. В октябре 2019-го они возобновились.

Приглашая подругу к себе, мужчина сказал, что они будут вдвоем, но, придя в его квартиру, девушка увидела там пьяную компанию, состоящую из его друзей. То, что мужчина будет в квартире не один, девушка не ожидала, напротив — шла на эту встречу, чувствуя себя защищенной.

Спустя некоторое время к девушке полез с поцелуями один из друзей хозяина квартиры. Заметив это, мужчина устроил ей сцену ревности: с нецензурной бранью ударил «изменщицу» по лицу. Гостья попыталась уйти, но входная дверь оказалась заперта на ключ. После этого партнер беспорядочно начал ее избивать. В этот момент в гостиной появились еще два его друга, один из них схватил девушку и, несмотря на сопротивление, потащил в спальню. Ей удалось вырваться, но бывший партнер снова ударил ее по лицу, а его друг — тот, который хотел затащить девушку в спальню, вылил ей на голову алкоголь. В итоге она осталась в спальне с двумя мужчинами. Хозяин квартиры и его друг подвергали девушку насилию до шести утра. Остальные гости тем временем продолжали празднество в соседней комнате.

Позже потерпевшая не исключала, что все произошедшее в квартире ее бывшего партнера могло быть заранее спланированной постановкой: сцену ревности и избиение мужчина подстроил так, будто девушка «сама виновата» в том, что к ней приставал один из его гостей.

Как рассказала адвокат Уразбахова на пресс-конференции, партнер девушки называл себя топ-менеджером банка, это подтверждается информацией на его странице в «Фейсбуке». При этом второй участник изнасилования в прошлом работал в прокуратуре.

«Сразу в момент изнасилования они ей об этом говорили, что она ничего не докажет и ничего не добьется», — приводит адвокат слова своей доверительницы.

С мертвой точки

По словам Жанны Уразбаховой, пострадавшая пошла в полицию на следующий день после изнасилования — 8 ноября. Дело зарегистрировали только спустя трое суток —после вмешательства адвоката. До этого девушку на протяжении шести часов переправляли из кабинета в кабинет, допрашивали — сначала оперативные сотрудники, потом — дежурный следователь, затем — дежурный дознаватель. Вновь попасть к следователю, который взялся за это дело, девушка смогла лишь спустя восемь часов, когда наступила уже глубокая ночь.

Как утверждает защитница, судмедэксперты сначала не хотели проводить исследование и пытались избавиться от потерпевшей.

«Эксперт, который должен был проводить судебно-медицинскую экспертизу — это была пятница, вечер — он пытался отказать ей в приеме и просил прийти в понедельник. То есть девушка что, должна была три дня не мыться, чтобы прийти на экспертизу? Только после моего вмешательства эксперт ее принял, осмотрел, но тем не менее он нарушил инструкцию проведения судебных экспертиз, из-за чего осмотр был произведен некачественно. Нам пришлось проходить независимые экспертизы уже за счет самой потерпевшей», — вспоминает Уразбахова.

После вмешательства адвоката Жанны Уразбаховой полиция инкриминировала обоим подозреваемым изнасилование и насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц по предварительному сговору (п. 1 ч. 2 ст. 120, п. 1 ч. 2 ст. 121 УК РК).

При этом экс-прокурора задержали только на десятые сутки после преступления, а потом городской суд освободил его под залог в 84 миллиона тенге.

Более того, по сведениям защитницы, второго подозреваемого, экс-банкира, прокурор Бостандыкского района отпустил без избрания меры пресечения. Добиться его ареста удалось только спустя два месяца, после многочисленных жалоб потерпевшей и ее адвоката.

По словам Уразбаховой, с ноября 2019 по январь 2020-го расследование дела никак не продвигалось, несмотря на то, что девушку регулярно вызывали на допросы и очные ставки с подозреваемыми.

«Прокуратура района, а также МВД неоднократно запрашивали дело у следователя, давали указания, которые абсолютно не были необходимы для хода следствия, тем самым пытаясь, видимо, как-то помочь своему бывшему коллеге», — говорит адвокат.

Добиться подвижек в расследовании удалось лишь после того, как в начале 2020 года Уразбахова пришла на прием к прокурору города Алматы.

«Только после его вмешательства дело сдвинулось с мертвой точки. Прокурор дал указание забрать дело из районного управления полиции и передать в департамент полиции города Алматы. Только там мы столкнулись с тем, что действительно расследование пошло в том русле, в котором оно должно было идти изначально в ноябре. С ноября по январь дело никто не расследовал, и мы считаем, что таким образом пытались давить на жертву и сломать ее», — рассуждает защитница.

Как считает сама потерпевшая, чтобы затормозить следствие, подозреваемые использовали все свои связи и деньги.

Кроме того, как заявляет адвокат девушки, и без того раздавленная разбирательствами потерпевшая подверглась давлению со стороны родственников, на тот момент подсудимых. Они пришли в дом изнасилованной алматинки и угрожали ей, требуя, чтобы она забрала заявление. Откуда им стал известен адрес проживания жертвы, оставалось только догадываться. По этому факту в отношении сотрудников полиции начали расследование.

Как считает представитель потерпевшей, интересы и безопасность девушки были нарушены, так как один из сотрудников оказался другом подозреваемого и свидетеля, он и разгласил персональные данные потерпевшей своим знакомым, не выходя из кабинета.

«Реакция правоохранительных органов приятно удивила нас. Так, следственное управление Департамента полиции Алматы по этому факту самостоятельно, без заявления потерпевшей, выделило материалы в отдельное производство и направило их в Управление собственной безопасности ДП Алматы. Однако там ограничились проведением служебного расследования, согласно которому вина полицейских была установлена. Но их не стали привлекать к дисциплинарной ответственности якобы в связи с истечением срока давности», — добавила адвокат.

После этого Жанна Уразбахова вместе с коллегой Алией Омаровой, которая также защищает интересы изнасилованной алматинки, обратилась к Министру внутренних дел Ерлану Тургумбаеву. Адвокаты сообщили ему «о бездействии и укрывательстве полицией своих сотрудников».

«Реакция наступила моментально: 27 ноября этого года материал возобновлен и зарегистрирован в Едином реестре досудебных расследований по статье 362 Уголовного кодекса по факту превышения власти или должностных полномочий. Я считаю важной победой возбуждение уголовного дела над полицейскими, разгласившими охраняемую законом личную информацию о жертве насилия», — поделилась адвокат Жанна Уразбахова.

«Защита персональных данных жертв сексуального насилия является для нас приоритетной. Сейчас мы работаем над инициативой по внесению изменения в законодательство. Всем девочкам, девушкам и женщинам, на которых оказывают давление родственники насильников, я советую фиксировать каждый раз, когда вам звонят с угрозами или приходят на порог дома. Необходимо позвонить на номер 102, сообщить, что вы опасаетесь за собственную жизнь, и попросить прислать полицейский патруль», — добавила она.

Несмотря ни на что

Что касается конкретно судебного разбирательства, то, по словам защиты пострадавшей — адвокатов Жанны Уразбаховой и Алии Омаровой, суд был сложным и конфликтным: свидетели отказывались от показаний, противная сторона постоянно оскорбляла и провоцировала жертву насилия. Несмотря на то, что процесс проходил в закрытом режиме, судья вынес антиконституционное решение о запрете сторонам комментировать происходящее в СМИ.

«Мы довольны приговором. То, через что прошла потерпевшая, не описать словами. Один год и три месяца длился ад на следствии. Давление, преследования, угрозы — все было. Но эти восемь лет лишения свободы преступникам дали надежду тысячам женщин, что рано или поздно всех ждет справедливое наказание. Благодарю суд, прокурора и нашего следователя Олесю Журавлеву за объективность», — поделилась адвокат Жанна Уразбахова.

Сама жертва насилия также высказалась о судебном вердикте экс-прокурору и бывшему топ-менеджеру банка. Она обратилась ко всем женщинам: «Я довольна вынесенным обвинительным приговором. Эта минута приговора стоила всего того ужаса, через который мне пришлось пройти. Хочу сказать всем девушкам, женщинам, которые прошли через насилие: боритесь до конца. Справедливость все равно восторжествует»...

К слову, поправки в закон о наказании за изнасилование вступили в Казахстане в силу с 11 января 2020 года. Его в конце декабря 2019 года подписал глава государства Касым-Жомарт Токаев. Именно тогда изнасилование перевели из категории средней тяжести в категорию тяжких преступлений. Примирение невозможно при совершении преступлений против половой неприкосновенности. Известные правозащитники отнеслись к нему по-разному: кто-то посчитал, что наказание за изнасилование и без того было тяжким и скептически отнесся к принимаемой поправке. Мол, как показывает практика, ужесточение наказаний незначительно снижает уровень преступности. Кто-то высказал опасения о том, что отсутствие возможности примирения сторон и ужесточение срока заключения за это преступление могут сыграть против невинно осужденных. Кроме того, тяжестью статьи будут пользоваться, допустим, родители молодых людей, которые не согласны с выбором своего ребенка. Однако нашлись те, кто посчитал ужесточение наказания за изнасилование правильной мерой. Нужно понимать, что потерпевшим нелегко переживать это преступление — как с психологической, так и с физической точки зрения. След остается на всю жизнь. И хотя вопрос потенциальных злоупотреблений остается открытым, в целом принятие этого закона показало, что за преступление могут ответить и «влиятельные» люди.