В Казахстане на 3,2 тысячи полигонов скопилось более 120 млн тонн твердых бытовых отходов

В 2021 году в Казахстане начнут массово строить мусоросжигающие заводы. По крайней мере, так пообещал год назад Министр экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана Магзум Мирзагалиев. Эпопея с мусором в нашей стране тянется не первое десятилетие. Но делать из него деньги, к сожалению, так и не научились.

По данным Минэкологии, в Казахстане на 3,2 тысячи полигонов скопилось более 120 миллионов тонн твердых бытовых отходов и ежегодно прибавляется еще по пять миллионов тонн. Казалось бы, золотое дно для переработчиков. И, кстати, еще десятилетие назад многочисленные инвесторы буквально атаковали госорганы страны с предложениями построить заводы. Однако, как сейчас говорят в правительстве, “тарифы на вывоз мусора в Казахстане низкие и не учитывают затраты на переработку ТБО, частным инвесторам идти в эту отрасль невыгодно”.

Но так ли невыгодна переработка? Ведь инвесторы не просто “помогают избавляться от мусора”. Они на этом неплохо зарабатывают. Только в одной Германии годовой оборот мусороперерабатывающей отрасли составляет более 70 миллиардов евро, а работают в ней 250 тысяч человек.

Чтобы понять прибыльность, достаточно вспомнить, что треть всего произведенного в мире золота приходится на переработку электроприборов. Драгметаллы добывают из старых холодильников, компьютерных клавиатур, проводов. Немецкий производитель электрических контактов Doduco, занимающийся переработкой отходов с содержанием драгметаллов, получает золото, платину, палладий, родий, а производство серебра в слитках достигает 500 тонн в год. И это не считая других металлов. В Швеции утилизируют 99 процентов всех отходов: половина идет на повторное использование и переработку, а неперерабатываемое сжигают для получения энергии.

В Израиле недавно разработали уникальную технологию переработки мусора, на основе которой создан и успешно работает завод. Израильтяне применили метод гидросепарации мусора: в нем отходы не сортируют, а “замачивают” - пропускают через обычную воду. На выходе линии - биогаз, который приводит в движение все механизмы, участвующие в переработке. При прогоне через поток воды мусор разделяется на виды по весу: металлы - самые тяжелые элементы, тонут; органические вещества, намокнув, размещаются несколько выше металлов; упаковочный пластик всплывает на поверхность. После этого металлы собирают магнитом, пластик сдувают с поверхности воды мощным потоком воздуха, а оставшуюся органику высушивают. Все это отправляют на переработку на свою линию, где отходы превращают в сырье для металлургической и химической промышленности и брикетируют. Органику же в биореакторе перерабатывают в метан, который обеспечивает работу местной электростанции.

В общем, зарабатывать миллионы на мусоре можно. Если захотеть.

В Казахстане, увы, желаний и планов было громадье, но реализовывалось все “по-нашему”. Еще в 2013 году заявили о планах строительства 41 мусороперерабатывающего завода в ближайшее десятилетие. И даже выделили деньги на первые восемь проектов. Но в итоге дело ограничилось одним заводом на всю страну, построенным за счет частных инвестиций и благополучно разорившимся. Это завод в Астане (Нур-Султан), работавший в 2012-2014 годы. Однако он работал не на переработку, а на сортировку. Причем глубина сортировки твердобытовых отходов составляла всего восемь процентов (выделяли максимум пластик и макулатуру). А все остальное вывозили на полигон для захоронения. Почил завод после того, как государство прекратило субсидировать тарифы на мусоропереработку.

Вот и сейчас речь о тарифах. Интересно, что в Минэкологии говорят, что уровень переработки мусора должен быть доведен до 40 процентов к 2030 году, но при этом предлагают “энергетическую утилизацию отходов, когда за счет сжигания ТБО вырабатывается электроэнергия”. По такому принципу заводы построят в Актобе, Атырау, Алматы, Нур-Султане, Таразе и Шымкенте.

Впрочем, в Японии научились и из сожженного мусора извлекать пользу. Смогут ли наши дать вторую жизнь пеплу?