Как частные банки в Казахстане зарабатывают на торговле государственным золотом

Законы рынка - это, как правило, совсем не те постулаты, что изложены в учебниках по экономике

21.02.2018 в 09:34, просмотров: 499

Словосочетание «финансовые инструменты» до сих пор воспринимается многими соотечественниками как нечто абстрактное и небезопасное. Особенно после того, как этими инструментами стали называть субстанции абсолютно невидимые, неосязаемые и даже не обозначенные хотя бы на бумаге.

Как частные банки в Казахстане зарабатывают на торговле государственным золотом

«При расчетах используется утренний фиксинг…»

На днях почти все информационные ленты в стране разместили любопытную и довольно странноватую информацию под заголовком: «В Казахстане подорожало золото». На середину февраля, как уточнялось в сообщении, стоимость одного грамма этого металла составила 13882,7 тенге, тогда как в этом году самую высокую цену зафиксировали 16 января — 14223,4 тенге. Это сразу же породило вопрос: и где же оно подорожало, если разница между ценами за месяц составила более 340 тенге за один грамм этого металла, причем разница со знаком минус?

Но если повнимательнее вчитаться в это сообщение, то дальше следуют еще более любопытные детали, которые объясняют его появление. Тут нужно сразу сказать, что сам посыл «в Казахстане подорожало золото» звучит более чем странно, потому что в этом же сообщении далее уточняется: «При расчетах используются утренний фиксинг золота в долларах США, установленный Лондонской ассоциацией участников рынка драгоценных металлов (LBMA) за одну тройскую унцию, и официальный курс тенге к доллару США».

То есть совершенно непонятно: это именно в Казахстане золото подорожало или все же в Лондоне?

Но объяснение этой, на первый взгляд, несуразицы авторы этой информации «предоставляют» тут же, как говорится, не мудрствуя лукаво: «В прошлом году казахстанцам предоставили альтернативный инструмент инвестирования и/или накопления денег: драгоценный металл...». И далее, что называется, по тексту.

Очередной пропагандистский пассаж в пользу «альтернативного инструмента инвестирования» запущен как-то неуклюже и, как мы уже показали выше, с явными несостыковками даже в сопоставлении цен на драгоценный металл.

А посыл тут совершенно однозначный: золото, мол, дорожает, и оно является на сегодня одним из самых выгодных вложений для граждан Казахстана. Тем более что теперь у граждан появилась возможность покупать золотые слитки в банках второго уровня, а потом, когда золото неизменно будет дорожать, эти слитки вновь банкам продавать и получать, естественно, свою прибыль.

И гражданам Казахстана вновь напоминают о том, что: «31 мая 2017 года Нацбанк запустил программу по продаже и выкупу мерных слитков аффинированного золота для населения. Заметим, во всем мире средства в драгоценные металлы как в стабильный и надежный источник инвестирования вкладывают уже довольно давно…»

У нас же, начиная с 31 мая прошлого года, продажа этих слитков, судя даже по этому сообщению, идет ни шатко, ни валко, потому как статистики этих продаж нет. Но есть данные некоторых банков, которые опубликовали тоже на днях и, сопоставляя которые, можно сделать вывод о том, действительно ли «казахстанцам предоставили стабильный и надежный альтернативный инструмент инвестирования»?

Напомним, что упомянутые золотые слитки в стране продаются через некоторые банки (не будем их пока называть) второго уровня (пока в стране их четыре), которые и устанавливают на эти слитки свою цену, закладывая в нее маржу и прочие «накладные расходы».

Так вот, в одном из таких банков сообщили, что по итогам реализации государственной программы по продаже населению мерных мини-слитков аффинированного золота его клиенты с 1 июня по 31 декабря 2017 года приобрели 46,2 килограмма аффинированного золота. Это в денежном выражении составляет более 600 миллионов тенге. То есть в среднем в месяц казахстанцы покупали 6,6 килограмма аффинированного золота.

А вот за период с 1 января по 8 февраля 2018 года клиенты этого же банка приобрели всего 4,5 килограмма аффинированного золота. То есть спрос явно упал, причем значительно — падение составило более 32 процентов! И это несмотря на то, что золото, как следует из вышеприведенных настойчивых напоминаний информагентств, дорожает. И, если следовать элементарной рыночной логике, золотые слитки покупать очень выгодно, потому что цена их неизменно повышается.

Однако покупать стали почему-то значительно меньше.

Пять процентов прибыли «день в день», и все законно

В сентябре 2016 года на расширенном заседании правительства с участием главы государства Нацбанк объявил, что золотые слитки могут стать для казахстанцев новым инструментом для осуществления инвестиций и накопления сбережений. Спустя девять месяцев все подготовительные работы завершили и первые слитки, изготовленные Казахстанским монетным двором в четырех разновидностях — по 10, 20, 50 и 100 граммов, поступили в свободную продажу в два казахстанских банка, позже к ним присоединились еще два.

«Жаль, что еще не все банки с нами подписали соглашение, но понятно, что у всех разные физические возможности, − сказал в июне 2017 года во время брифинга для прессы глава Нацбанка Казахстана Данияр Акишев. − Мы ведем переговоры с другими банками и надеемся на их присоединение к программе. В будущем мы планируем разрешить покупку и продажу золотых слитков через обменные пункты небанковских юридических лиц. Для этого потребуется внесение изменений в законодательство. В общем, мы все сделали для того, чтобы продукт не стал «мертвым» инструментом, который лежит дома и непонятно, как его использовать».

И, думается, опасения председателя Нацбанка были не напрасны.

Стоимость грамма золота, публикуемая на сайте Нацбанка, рассчитывается, как известно, на основе официального курса тенге к доллару США, который, в свою очередь, является средневзвешенным курсом, сложившимся по итогам торгов на площадке АО «Казахстанская фондовая биржа» за предыдущий рабочий день, и утреннего фиксинга золота, установленного Лондонской ассоциацией участников рынка драгоценных металлов (LBMA) также за предыдущий рабочий день.

То есть получается — разрыв в цене между той, что устанавливает Нацбанк, и ценой банков второго уровня связан с тем, что фиксинг Нацбанка рассчитывается на основе рыночных показателей на дату, предшествующую дате публикации, тогда как банк второго уровня ориентируется на текущие рыночные показатели. Кроме этого, в связи с наличием расходов на инкассацию, хранение и другие операционные составляющие банк закладывает соответствующую маржу в цену как при продаже, так и при покупке слитков.

Вот и получается, что наши банки видят в этих золотых слитках Нацбанка (а это именно его золото, то есть золото государства), конечно же, не «альтернативный инструмент для инвестирования и накопления средств» граждан, а новый источник получения прибыли исключительно для себя.

Потому что буквально через полтора месяца после запуска программы продажи слитков, по данным Нацбанка, стоимость одного грамма золота составляла 12 962,64 тенге. В банках второго уровня этот грамм при покупке стоил уже 13 670 тенге, а при продаже — 12 360 тенге. Чувствуете разницу? Банки сразу же «накинули» цену на слитки в 5,45 процента! И продавали они, повторим, не свое золото, а государственное.

И, самое главное, когда программу по продаже слитков рекламировали в самом ее начале, подчеркивали — банки, участники программы, обязаны выкупать слитки у населения по первому требованию с выплатой денег клиенту «день в день», что якобы гарантировало очень высокую ликвидность этому финансовому инструменту.

Ну а теперь сопоставьте этот «день в день» даже по вышеприведенным ценам: вы покупаете грамм золота по 13 670 тенге, а продавать вынуждены тому же банку по 12 360 тенге. На 1310 тенге, или на 9,58 процента меньше. Что еще выше наценки в 5,45 процента.

Но... «День в день». И Нацбанку хорошо — соглашение между ним и банками второго уровня соблюдается, и вам тоже — вас не заставляют ждать и подвергать ваши слитки экспертизе (если они, конечно, в должном состоянии). Но лучше всего конечно, тому банку, который этим золотом и торгует.

Оказывается, вообразить можно не только «крипту», но и золото

И, наконец, мы подходим к финальной части той самой информации о «подорожании золота», с которой начали. А в этой части сообщения нам вновь напоминают о том, что есть у нас еще один способ, как избавиться от своих кровных, которые лежат мертвым грузом где-нибудь в кубышке и, так сказать, не работают на личный или семейный бюджет.

Читаем: «Еще один инструмент инвестиций в драгметаллы — неаллокированный (обезличенный) металлический счет, на котором отражается металл в граммах без указания индивидуальных признаков (количество слитков, проба, производитель, серийный номер).

В отличие от слитков аффинированного золота, которые принадлежат держателю физически, в этом случае драгоценные металлы не выдают на руки, что делает их стоимость выгоднее, так как нет оплаты НДС, расходов на хранение, инкассацию металла и экспертизу».

Согласитесь, что на фоне психоза вокруг криптовалют, который сейчас вовсю распаляется некими околофинансовыми активистами, такое предложение выглядит не совсем уж эфемерным. Если какой-нибудь биткоин или монеро — это и вовсе понятия сугубо договорные, виртуальные и в лучшем случае вербальные, то вот такой счет в банке подразумевает хоть какое-то, пусть воображаемое, но содержание.

При оформлении этого металлического счета клиент банка открывает его сам, и счет этот номинируется не в деньгах, а в массе золота. Базовой единицей является тройская унция — 31,1035 грамма. Опять же, цену устанавливает банк — и так же, как и со слитками, с учетом колебаний цен на драгоценные металлы на мировых рынках. Но этим счетом можно управлять — наблюдая за котировками на бирже, можно на нем прикупать или продавать часть золота.

Правда, физически вы само золото на руки не получаете. То есть это не покупка драгоценного металла, а больше спекуляция на курсовой разнице. Но за счет отсутствия этого металла есть, как утверждают те же банки, ряд удобств металлического счета: нет оплаты НДС, расходов на хранение, инкассацию металла, экспертизу.

Банк также обязуется закрыть металлический счет по первому требованию клиента. Ведение счета тоже бесплатно. Но при купле-продаже казахстанские банки обычно взимают комиссию: от 0,1 процента от суммы покупки, или 700 тенге минимум. Один из казахстанских банков, например, установил такие курсы на середину февраля: покупка — 1305,5 доллара за унцию, продажа — 1368,2 доллара. В этот же день курс продажи золота в Лондоне был около 1346 долларов за унцию. То есть разница в цене, опять же, идет банку за торговые операции.

Но вот по этим металлическим, обезличенным счетам статистики вы не найдете. Однако из так называемых инсайдерских источников информация все же просачивается, и свидетельствует она о том, что и здесь торговля виртуальным золотишком явно буксует. Не особенно-то верит казахстанский клиент в предлагаемый ему воображаемый драгоценный металл. Да и как он может в такой металл верить, если и реальное золото, в слитках, и то выгодно продать сложновато…

Думайте сами и решайте сами…

В заключение мы хотели бы обратить внимание на еще одну особенность идущей сегодня информационной обработки потенциальных пользователей «финансовых инструментов». Дело в том, что существуют два вида металлических счетов: аллокированные и неаллокированные. На аллокированных металлических счетах учитывается физическое золото, которое фактически хранится в банке для клиента.

При этом обе стороны точно знают, какой именно слиток внесен на счет, его номер, клеймо производителя, номинал слитка. В случае, когда клиент решает забрать золото со своего счета, ему возвращают именно тот слиток, который он вносил на счет. А вот что учитывается на счетах неаллокированных мы уже сказали. Но вот именно они почему-то рекомендуются некими доброхотами в качестве надежного «инструмента инвестиций». Так ли это — решать самим инвесторам.