Назарбаев, нефть, Байконур. Что еще в Германии знают о Казахстане?

Посол Германии считает Казахстан не только важным партнером, но и страной неизведанных возможностей

13.12.2017 в 06:43, просмотров: 3169

В этом году исполнилось 25 лет с момента установления дипломатических взаимоотношений между Казахстаном и Германией. Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в Казахстане Рольф Мафаэль рассказал нашему изданию о своем видении дальнейшего развития взаимосвязей между нашими странами.

Назарбаев, нефть, Байконур. Что еще в Германии знают о Казахстане?

— Господин посол, дипломатическим отношениям между нашими странами в этом году исполнилось четверть века, тем не менее у нас иногда говорят, что Казахстан в Германии не знают — многие немцы просто не ведают даже, где есть на карте такая страна. Как вы считаете, знают ли немцы Казахстан и если «да», то что приходит гражданину Германии на ум при слове Казахстан — нефть, Назарбаев, Байконур или что-то другое?

— Я думаю, что сейчас немцы намного больше знают о Казахстане, чем даже год назад. Это связано с тем, что в немецкой прессе страна все время мелькала как место переговоров по сирийскому вопросу, а также в связи с тем, что этим летом в республике проводилась всемирная выставка ЭКСПО-2017. Еще вы назвали президента Нурсултана Назарбаева — важное политическое лицо, его хорошо знают у нас. Нефть — Казахстан является для Германии четвертым партнером по ее поставке, и Байконур — для немцев это место также ассоциируется с Казахстаном. Но я лично с Казахстаном познакомился через Алматы, потому что с этим городом были связаны все мировые рекорды в конькобежном спорте. Когда мои сыновья услышали о том, что я отправляюсь в Казахстан в качестве посла, они воскликнули: «О, у нас там будут приключения, и мы сможем кататься по степи на лошадях!».

— Разве в Германии нет подобного вида отдыха?

— Разумеется, есть. Но там нет такого простора, нет степей, нет той захватывающей свободы ощущения экстрима, приключений. А еще многие мои соотечественники узнают о вашей стране от этнических немцев, которые когда-то жили в Казахстане, а потом переселились в Германию. Таким вот образом и складывается в Германии картина восприятия страны.

— Германия — это мощная европейская страна, у нее прочные демократические институты. Казахстан — молодая евразийская страна с еще складывающейся политической системой. Если бы вы ответили честно: как наша страна воспринимается в политических кругах в Берлине — как осколок прежней советской империи, который еще не обрел своего лица, или уже как состоявшаяся страна со своей прочно сложившейся спецификой?

— Конечно, я могу однозначно сказать, что Казахстан через 25 лет после обретения своей независимости воспринимается как самостоятельное государство, которое имеет свой четко выраженный политический курс. Это показывают такие решения, как отказ от ядерного оружия и его распространения, позитивная роль в ходе переговоров по Ирану, предоставление площадки для переговоров по сирийскому вопросу, а также участие вашей страны в Совете безопасности ООН. Но Казахстан воспринимается и как часть постсоветского пространства, бывшего Советского Союза, поэтому не у всех в Германии есть четкое представление даже о том, что казахский язык относится к группе тюркских. И, наконец, Казахстан является не только частью Центральной Азии, но и основным партнером в этом регионе для Германии, отсюда заинтересованность моей страны в том, чтобы сотрудничали между собой страны Центральной Азии.

— Почему у Германии такая заинтересованность?

— Дело в том, что традиционно в этом регионе проживало очень много этнических немцев, и после развала СССР нам стало очень важно, чтобы в Центральной Азии была стабильность, которая бы благоприятно отразилась на дальнейшем развитии не только их, но и всех проживающих здесь народов. Бывший министр иностранных дел Германии, нынешний федеральный президент Франк-Вальтер Штайнмайер, даже участвовал в 2007 году в принятии стратегии Евросоюза в отношении Центральной Азии.

— Немцы для жителей Казахстана — это педантичные, аккуратные, очень дисциплинированные люди. Так мы вас воспринимаем. Но есть большие сомнения в том, что в Германии среди немцев вообще присутствует такое понятие, как «казахстанец». Или это не так?

— В Германии знают о том, что Казахстан является многонациональным государством, но у нас нет разделения казахстанцев на определенные нации. Зато у нас есть общее понятие «казах», которое не подразу-мевает под собой деление ни на этнических немцев, ни на этнических русских, потому что в этом понятии для нас сливаются представители всех народов, проживающих в вашей стране, хотя о них в Германии почти не известно. Однако в то же время многие немцы знают, что казахстанский народ очень гостеприимный, великодушный и щедрый.

— Задам вопрос, которого нельзя избежать, беседуя с послом Германии: как у нас с вами идет торговля? Удовлетворен ли германский бизнес состоянием дел между нашими странами? И, если есть проблемы в этой среде, то что это за проблемы и что нужно было сделать, чтобы их решить?

— В последние два года экономические взаимоотношения между нашими двумя странами немного пошли на убыль, но в этом году уже наблюдался рост. Например, товарооборот увеличился в 2017 году на 20 процентов, можно упомянуть об усилении и инвестиционной политики, поскольку в рамках официального визита федерального президента Штайнмайера в Казахстан заключили соглашения и достигли договоренностей относительно различных проектов и вложений на общую сумму 800 миллионов евро. При этом хочу заметить, что наш потенциал для различного рода вложений, инвестиций далеко не исчерпан.

— Какие сферы экономики Казахстана оказались наиболее привлекательными для инвестиций немецких бизнесменов?

— Прошедшим летом немецкая компания «Хайдельберг Цемент» вложила инвестиции в завод в Шымкенте, который она выкупила, а фирма «Линде», наоборот, собирается построить завод в Темиртау с воздухоразделительной установкой для производства промышленных газов, необходимых для выплавки стали. Однако самый большой потенциал вложения немецких инвестиций в таких сферах казахстанской экономики, как возобновляемые источники энергии, логистическая инфраструктура и сельское хозяйство. Причем я бы хотел отметить, что сотрудничество Германии с Казахстаном в последнем секторе нацелено в первую очередь на повышение продуктивности, основанной на внедрении новых технологий, органическом земледелии, а также возможности из получаемого сырья производить высококачественные пищевые продукты.

— Насколько нам известно, вы, господин посол, увлекаетесь спортом и разбираетесь в нем. Кого из казахстанских спортсменов вы знаете? И, если мы заговорили о спорте, что вы думаете насчет предстоящего чемпионата мира по футболу в России в будущем году? Сумеет ли сборная Германии отстоять свой титул обладателя Кубка мира?

— До моего приезда в Казахстан я знал только одного казахстанского спортсмена — велосипедиста Александра Винокурова, с которым прошедшим летом я лично познакомился во время прохождения спортивных мероприятий в «Астана триатлон парк». Знаю великого боксера Геннадия Головкина, тем более что он бывает у нас в посольстве для оформления визы в Германию. Что касается непосредственно интереса немцев к спортивному Казахстану, то ваша страна у нас ассоциируется в первую очередь с боксом и тяжелой атлетикой. А в отношении чемпионата мира по футболу я уверен, что Германия достигнет в нем хороших результатов, хотя нужно учитывать наличие сильных конкурентов у немецких футболистов — это команды Испании, Франции и Бразилии. Поэтому вопрос — удастся ли Германии защитить свой титул обладателя Кубка мира — пока открыт, но, конечно, я желаю немецкой команде успеха, чтобы она непременно выиграла футбольный чемпионат. Кстати, в следующем году мы собираемся провести совместно с Посольством Франции в Казахстане мероприятие, во время которого продемонстрируют футбольные баталии, вход на которые будет свободным для любого желающего. Но пока вопрос находится на стадии обсуждения.

— Какими видами спорта вы сами увлекаетесь?

— Летом мне нравится бегать по утрам, зимой предпочитаю беговые и горные лыжи, но больше всего я люблю йогу. Тем более, если вы занимаетесь хатха-йогой, то она почти не отличается от гимнастических упражнений. Особенно мне удается стойка головой вниз, я выдерживаю в этой позе до 10 минут.

— Культурные взаимоотношения этого года между Казахстаном и Германией завершает художественная выставка, посвященная жизни и творчеству известных немецких сказочников — братьев Гримм. Каковы дальнейшие планы взаимодействия между двумя странами в области искусства?

— Что касается вопросов искусства и, в частности, упомянутой выставки братьев Гримм, что сегодня проходит в стенах Национального музея Казахстана, то мы планируем ее весной будущего года продемонстрировать в Алматы. Кроме того, одним из важных направлений культурной работы в республике, с нашей точки зрения, является укрепление базы преподавания немецкого языка в казахстанских школах и университетах. Поэтому мы надеемся, что в pasch-школах («школы: партнеры будущего»), где преподавание осуществляется благодаря содействию федерального правительства Германии, количество часов преподавания немецкого языка сохранят на прежнем уровне и в прежнем объеме.

— Германия — одна из немногих стран, в которой большое внимание уделяется сохранению материального культурного наследия. Чем в этом вопросе ваши соотечественники могли бы поделиться со своими казахстанскими коллегами?

— Такая работа ведется уже сегодня, и важным элементом сотрудничества в этой сфере между двумя нашими странами является область археологии и археологических исследований. Знаю, что прекрасно налажено сотрудничество между Германским археологическим институтом, фондом «Прусское культурное наследие», с казахстанскими учреждениями такого рода. В качестве примера скажу, что не так давно в Казахстан приезжали исследователи из университета города Тюбингена, которые занимаются изучением Великого Шелкового пути со времен каменного века. Причем на территории как Алтая, так и Жамбылской области. Все это показывает важность такого взаимодействия и серьезность восприятия немецкими учеными культурного взаимообмена двух стран.