Записки хронолога

Уж замуж: сколько стоило настоящее саукеле. Таблица Менделеева: полезное ископаемое, которое первым начало поступать из казахстанской кладовой. Победная история: алма-атинская фабрика отправляла всю продукцию в Европу. Целинная эпопея: причины массового переселения славян в Казахстан

Записки хронолога

История 1: как за шапку табун отдавали

Как известно, в переходные моменты истории женский костюм являлся одним из наиболее устойчивых элементов архаики. В конусообразной шапке казахской невесты, саукеле, при желании можно уловить даже сходство с убранством саков, живших в этих степях более 2000 лет назад.

Ценность богатого саукеле, убранного шелками, отороченного мехами и украшенного драгоценными камнями, по сведениям Шагимардана Ибрагимова (приятеля Чокана Валиханова), сравнивалась в XIX веке с ценностью 5-25 лошадей. И более. Неслучайно саукеле передавалось по наследству, а если женщина умирала бездетной, возвращалось в ее род.

Нервный XX век с его бесконечными переделами и переоценками привел к практически полной утере «исторических» саукеле. Самые интересные из сохранившихся, по мнению специалистов, хранятся ныне в коллекциях петербургских музеев.

История 2: про соль земли, приносившую неплохие дивиденды

Всем известно, что главное богатство Казахстана (после людей, разумеется!) — ископаемые в его недрах. Благодаря сырью сегодня республика может без особого труда вести масштабное строительство, платить хорошие зарплаты хорошим людям и плодить долларовых миллионеров. Главные поступления в госказну дает добыча углеводородов и металлов.

Но это сегодня. А вот два с половиной столетия назад, когда про казахстанскую нефть и уран еще слыхом не слыхивали, полезным ископаемым номер один, вывозимым из наших пределов, была обыкновенная соль. Продукт, однако, архиважный в условиях повсеместного отсутствия холодильников и консервной промышленности.

Соляным «клондайком» Степи считалось в ту пору озеро Коряковское, лежавшее невдалеке от Павлодара. Промышленная добыча соли началась на нем еще в середине XVIII века и велась в таких размерах, что это место считалось главной солонкой необъятной Сибири!

При этом само месторождение было столь значительным, что даже спустя полтора столетия разработок никаких признаков его истощения не отмечалось. Так, в 1899 году в Коряковском добыли почти два с половиной миллиона пудов соли, причем почти половина этого количества была продана тут же, на озере. Соль на месте продавалась, правда, всего по 5-6 копеек за пуд.

История 3: как Алма-Ата шила Победу

На фото военной поры запечатлен момент отгрузки белья и обмундирования, пошитого в столице Казахстана, для фронта и Победы. Можно сказать, что швейная фабрика No 2, появившаяся в Алма-Ате в 1941 году, уже спустя три года отправляла свою продукцию в половину Европы, а в 1945 году — даже в сам Берлин!

После войны на ее базе было создано швейное производственное объединение имени Ю.А. Гагарина, переключившееся целиком на производство верхней женской одежды. Во времена борьбы за качество на 50 из 153 выпускаемых моделях красовался раскарячистый знак качества.

Но это не помогло фабрике уцелеть в трудные годы рыночных преобразований. Ныне в эклектичном здании на улице Фурманова-Назарбаева, где когда-то располагалось швейное объединение, находится один из коммерческих банков.

О том, чем там занимаются сегодня, можно будет вспомнить в этом проекте лет эдак через 50.

История 4: как в два года оживились сонные степи Северного Казахстана

Современные казахские историки и публицисты целинную эпопею особо не жалуют. Считая цели ее антинародными, а результаты сомнительными. И часто забывая, что в 50-х годах прошлого века не было таких стран, как Казахстан, Россия, Украина. А был один сплошной СССР.

Освоение целины началось ровно 70 лет назад, в 1954 году. Но даже спустя два года, в 1956-м, население Северного Казахстана, который по площади равнялся Украине и Молдавии вместе взятым, было в 20 раз меньше, чем в этих странах. Средняя плотность его составляла тут всего четыре человека на один квадратный километр, то есть в два с лишним раза меньше общесоюзного показателя. Ну а накануне целинной эпопеи показатели заселенности этого региона были еще скромнее.

Понятно, что воплотить в жизнь такой масштабный проект, как освоение целины своими силами, не получилось бы по-любому. Тем более что затея предопределяла участие не только энтузиастов-добровольцев, но и подготовленных специалистов, которых в Казахстане в те годы попросту не существовало.

Авторитетный географический справочник «Советский Союз» (1970) в томе, посвященном Казахстану, сообщал: «В Казахстане размеры сельхозугодий колхозов и совхозов значительно больше, чем в других районах страны. За многими совхозами и колхозами закреплено по нескольку десятков тысяч гектаров пашен, сенокосов и пастбищ. На одного сельского жителя здесь приходится в 2-2,5 посевной площади больше, чем в среднем по Советскому Союзу, а по сравнению с некоторыми союзными республиками — даже в 5-10 раз больше. Только одно это требует широкой механизации работ. Без современной мощной техники, без помощи братских республик освоить за короткое время 20 миллионов га целинных и залежных земель в Казахстане было бы невозможно».

Таким образом, проблема не просто кадров, а квалифицированных кадров возникла сразу же, как только был запущен процесс. Где их было взять?

Известно, что с самого начала партийное руководство СССР понадеялось и сделало ставку на сознательность и отзывчивость граждан, в первую очередь — молодых. И молодые не подкачали — откликнулись на клич. Только в первый год поступил миллион заявлений от желавших принять участие в освоении степных просторов. Так что появилась возможность не набирать абы кого, а выбирать лучших из лучших.

Казахстанские историки Ф.К. Михайлов и И.Ш. Шамшатов в книге «Народное движение за освоение целинных земель в Казахстане» (1964) писали: «Всего за время массового освоения целины (1954-1956) прибыло свыше 640 тысяч человек. В их числе были 391,5 тысячи механизаторов сельского хозяйства, пятьдесят тысяч строителей, свыше двадцати тысяч работников хлебоприемных пунктов, около трех тысяч медицинских работников, почти полторы тысячи учителей, более тысячи работников торговли и другие».

А то, что именно Россия и Украина стали основными источниками притока населения — понятно. С одной стороны, это были наиболее населенные республики СССР, с другой, именно они могли поставить наибольшее количество квалифицированных специалистов. Своих в Казахстане, повторю, попросту не было. Даже среди руководителей казахстанских колхозов числилось в то время лишь 19 процентов председателей, имевших хоть какое-то специальное образование.

Массово новоселы начали прибывать в Северный Казахстан зимой-1954/55. Чтобы хоть как-то обустроиться к началу весенней пахоты и началу посевной. Обустраиваться приходилось чаще всего в совершенно голой степи, насквозь продуваемой метелями, в обычных армейских палатках, ведь территории новых хозяйств изначально «нарезались» за пределами возделанных и населенных территорий.

В 1954 — 1955 годах карта Казахстана обогатилась 266 новыми населенными пунктами на целинных землях. Переселенцев встретили тепло и по-свойски. Вот что вспоминал один из ветеранов-целинников (а позже советских руководителей) Федор Моргун: «Два главных фактора определили успех переселения сотен тысяч людей в Северный Казахстан: огромные средства, которые щедро выделяло государство, и большое гостеприимство местных, коренных жителей. Гостеприимный и трудолюбивый казахский народ встречал с распростертыми объятиями посланцев братских республик, приехавших на целину».

А вот что думал по этому поводу Мухтар Ауэзов («Хлеб-соль»): «Пришли строители социалистического хозяйства, вооруженные новейшей техникой, пришли высокосознательные сыны и дочери Советской Родины на еще не освоенные ее просторы, пришли свои, родные люди».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру