Нехватка пастбищ и скотокрадство – проблемы современного Казахстана

РК занимает пятое место в мире по площади пастбищ, которые составляют 70 процентов территории республики. Однако этот земельный фонд используют неэффективно и он находится под угрозой.

Нехватка пастбищ и скотокрадство – проблемы современного Казахстана

Выпас скота — это культура

Если богатства недр — нефть, газ, уголь — дают значительный доход экономике, то пастбища и сенокосы находятся буквально в бедственном состоянии. К сожалению, в наших природно-климатических условиях — это засушливые степи и полупустыни — продуктивность пастбищ низкая, а в последние годы она только ухудшилась, не давая возможности существенно наращивать потенциал животноводства, в том числе мясного. В Казахстане около 220 миллионов гектаров земель сельскохозяйственного назначения, в том числе 187 миллионов гектаров пастбищных угодий. Казалось бы, на этих землях можно свободно пасти скот, но из имеющихся в наличии «богатств» используют всего лишь 80 миллионов гектаров (43 процента), а остальные земли пустуют.

Сейчас большая часть сельскохозяйственных животных пасется в пределах и вокруг населенных пунктов, нежели на отдаленных пастбищах. В результате из-за перенасыщения скотом пастбищные земли в радиусе 5–6 километров от населенных пунктов деградированы. Что это значит? С точки зрения экологии, поверхностный слой представляет собой эррозионно опасную пылеватую среду, что влечет за собой пыльные бури. Кроме того, плохое питание буренок снижает их продуктивность и подрывает экономические основы животноводства. По этой же причине осложнилась зооветеринарная ситуация, которая привела к росту заболеваемости скота. Если ничего не предпринимать, то в скором времени оставшиеся зеленые луга превратятся в пустыни и не суждено будет сбыться амбициозным планам чиновников — завоевать мировой мясной рынок, поскольку выполнение этой задачи напрямую зависит от наличия кормовой базы.

Между тем выпас скота когда-то был целой культурой. По данным переписи 1913 года, в стране насчитывалось около 93 миллионов поголовья скота. Сегодня — более 30 миллионов. Территория осталась прежней, но в начале прошлого века поголовье было в три раза больше. А все потому, что раньше пастбища использовали рационально, в согласии и в гармонии с природой. Весенние пастбища, богатые лекарственными травами, в период когда цвели степные цветы, являлись наиболее важными. Их особенность состояла в том, что скот в этих местах должен был пастись не более 10 дней, поскольку в этот период трава очень нежная и земля быстро оголяется, и небрежное использование могло привести к тому, что в следующий вегетационный период она могла не плодоносить. Поэтому животным не позволяли пастись на одном и том же месте и использовали технологию пастбищного оборота. Еще одна особенность состояла в том, что летом животные не паслись в полынной местности. За этой травой ухаживали все лето, не давая ее вытоптать, чтобы сохранить эти земли до начала зимы. И только в ноябре, когда земля покрывалась первым снегом и созревали белая и черная полынь, животных пускали на эти земли. У вскормленного таким «кормом» скота вырабатывался стойкий иммунитет к болезням, и он на всю зиму оставался упитанным. В результате поголовье равномерно росло, не нарушая природного баланса.

Доказано, что скот, который пасется на отгонных джайляу, набирает в весе на 10 килограммов больше, чем тот, который питается около дома. Однако основная причина, по которой в стране не развивается отгонное животноводство, — отсутствие необходимых условий для этого. В первую очередь на отдаленных пастбищах нет питьевой воды, элементарных условий для работы и отдыха чабанов, а также дорог и связи. Все это отпугивает сельчан — им удобнее пасти скот недалеко от аулов. Также одной из проблем является обводнение пастбищ. Естественными водными источниками — реками, ручьями, озерами и родниками — может быть обеспечено не более 40 процентов всех пастбищных земель. Остальная территория требует создания инженерных сооружений для подъема грунтовых вод и их использования. Сегодня на степных просторах Казахстана есть много колодцев и водопойных сооружений, но они, к сожалению, разрушены. На их восстановление нужны немалые средства. При этом экономические потери, которые несет страна в результате опустынивания и нерационального ведения сельского хозяйства, оценивают ежегодно в 700 миллионов долларов. Поэтому, чтобы не оказаться «скупым, который платит дважды», необходимо заняться восстановлением колодцев.

Законный метод

Основная причина всех негативных проявлений на пастбищах, по общему мнению ученых и практиков, кроется в отсутствии нормативной и правовой базы. Через правовые рычаги можно максимально снизить возможные риски, связанные с климатическими, антропогенными, техническими и другими воздействиями. Так, в конце XIX — начале XX века в США был скотоводческий бум — повышенный спрос на говядину и говяжью кожу. Потребительское использование пастбищ сухих западных штатов привело в 30-е годы к катастрофической эрозии на площади в 32 миллиона гектаров. Процесс принял такой размах, что конгресс Соединенных Штатов издал специальный закон, вошедший в историю как Закон Тейлора — о регулировании выпаса сельскохозяйственных животных. В 40-е годы распоряжение этими землями передали управлению землепользования Министерства внутренних дел, и только 40 лет спустя эти пастбища начали использовать под жестким надзором властей. Поэтому без госрегулирования не обойтись.

Принимая во внимание всю серьезность проблемы, депутаты парламента инициировали проект закона «О пастбищах», который вступил в силу 20 февраля 2017 года. Такого закона в истории Казахстана раньше не было. Уникальность состоит в том, что его нормы позволяют возродить традиции животноводства. Его предыстория долгая — обсуждали более трех лет на разных уровнях и никак не могли прийти к единому мнению.

Основным нововведением стало то, что каждый из сельских округов страны (а их более 2,5 тысячи) с учетом местных природно-климатических особенностей и соответствующих традиций выпаса скота создает свой план по управлению пастбищами и их использованию, который регистрируется в органах юстиции и становится правовым актом. На основании данных плана пропорционально распределяют пастбища между пользователями, имеющими скот, но не имеющими земли для выпаса, и собственниками земель, не имеющими скота.

Использование пастбищ можно разделить на три условных уровня. Первый — это земли в пределах населенных пунктов. Они находятся в государственной собственности, их предоставляют для удовлетворения нужд местного населения по содержанию дойного поголовья сельскохозяйственных животных. При этом выпас разрешают только при соблюдении предельно допустимых норм нагрузки на общую площадь пастбищ, то есть количество домашнего скота на пастбище не должно превышать установленный норматив. В ином случае скот должен быть направлен для выпаса на пастбища второго уровня, то есть на земли сельского округа. Их общая площадь составляет примерно 60 миллионов гектаров. Это земельные участки различных предприятий, взятые в аренду на 49 лет. Также есть пастбища и сенокосные угодья, относящиеся к территории лесного хозяйства, и земли на особо охраняемых территориях (природные заповедники).

У большинства собственников земель отсутствует поголовье, тем не менее они не дают разрешения пасти скот селянам. Согласно Закону «О пастбищах» эту ситуацию можно урегулировать, распределив пастбища между пастбищепользователями и собственниками земель. В случаях когда пастбищных земель вокруг конкретно взятого села не хватает даже для выпаса дойного поголовья скота, согласно пункту 4-1 статьи 84 Земельного кодекса, допускается принудительное изъятие пастбищных земель для государственных нужд.

Третий уровень — отгонные пастбища. Они полностью находятся в государственной собственности. Их примерная площадь — около 100 миллионов гектаров. Однако простой селянин ввиду своего социальноэкономического положения не в состоянии самостоятельно вывести свой скот на отдаленные пастбища. Поэтому в соответствии с законом можно образовывать объединение пастбищепользователей на основе договора о совместной деятельности. Здесь предполагается объединить в одну отару все поголовье овец с одной семьи, с улицы или села. Таким образом, это станет первым шагом к кооперативному объединению и развитию малого и среднего бизнеса на селе.

Кроме этого, в законе предусмотрены нормы по коренному улучшению пастбищ. Для этих целей предполагается проведение мероприятий по созданию нового травостоя путем посева высокоурожайных сортов многолетних трав, создание культурных пастбищ с высокопродуктивными кормовыми культурами на основе научно обоснованных систем агротехнических мероприятий. Применение научно обоснованных подходов в перспективе даст возможность оздоровить деградированные пастбища и восстановить пустынные и полупустынные земли.

Кнут для скотокрадов

Но в Казахстане проблема не только с пастбищами. Долгие годы на развитие агропромышленного комплекса и жизнь сельчан влиял такой негативный фактор, как кража скота. При выпасе домашний скот не может быть под круглосуточным наблюдением, и этим пользуются «предприимчивые» граждане. Они крадут коров, лошадей, баранов с вольных пастбищ, нанося тем самым ущерб в десятки миллионов тенге. Особенно тяжелой остается ситуация в приграничных областях, где скот табунами перегоняют в соседние страны, чтобы замести следы. Скотокрадство совершают организованные преступные группировки: одни воруют скот, другие перевозят, режут и подделывают документы. Найти таких «дельцов» не всегда легко — в степях нет видеокамер, да и совершают преступления не при свидетелях. Когда скотокрадов и находят, доказать их причастность к преступлению бывает сложно — животное уже успели разделать и продать. Бороться с этой проблемой пытались путем создания специальных отгонных участков и штрафов для недобросовестных хозяев, которые выгоняют скот не на специальные отгонные площадки. Организовали даже штраф-стоянки для бродячего скота. Но и это не помогло.

В итоге 90 процентов уголовных дел по кражам скота относятся к категории средней тяжести, по которым действующее законодательство позволяло преступникам избежать наказания посредством примирительных процедур. Что, впрочем, и происходило в большинстве случаев — стороны примирялись, виновные предоставляли потерпевшим вместо украденного скота другой, после чего уголовное дело закрывали. При этом анализ ситуации показал, что скотокрадство становится промыслом и в этом виде преступления часто участвует большое количество людей.

Фермеры давно просили ужесточить наказание за скотокрадство. Так, в Узбекистане за повторную кражу скотины наказывают лишением свободы сроком до восьми лет, а в Аргентине в тюрьму можно попасть на шесть-восемь лет. В Казахстане до недавнего времени кража скота рассматривалась как любая другая кража.

В июле 2019 года Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев указал на необходимость ужесточения наказания за такое правонарушение. И с 2020 года этот вид преступлений выделили в отдельную статью в Уголовном кодексе — ст. 188-1 «Кража скота». Теперь за скотокрадство предусмотрен штраф до 3000 МРП либо лишение свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества. Ранее по такому факту кражи налагался штраф до 1000 МРП либо предусматривалось наказание в виде лишения свободы сроком до трех лет. Максимальный срок лишения свободы теперь составляет до 12 лет (за кражу скота, совершенную преступной группой в особо крупном размере).

Также это правонарушение перевели в категорию тяжких, что исключает уход от ответственности в связи с возмещением причиненного вреда и примирением сторон. Это дало свои результаты. Как констатировали в Генпрокуратуре, число краж скота снизилось в республике на 24 процента.

Кроме того, планируют усилить работу по идентификации — системе учета животных с включением сведений о поле, породе, масти, возрасте, владельце в специальную базу данных.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру