Билет на Аннапурну. Сохранившиеся письма Анатолия Букреева

Участники нескольких коммерческих экспедиций на Эверест 10 мая 1996 года оказались в плену налетевшего шторма, и на горе разыгралась одна из самых больших трагедий. Непогода началась, когда альпинисты уже спускались с вершины. Кто-то успел добраться до промежуточного лагеря засветло, кого-то пурга застигла в пути, и они потерялись. На поиски пропавших выходил только Анатолий Букреев, который был одним из гидов компании Скотта Фишера «Горное безумие».

Билет на Аннапурну. Сохранившиеся письма  Анатолия Букреева

Недавно мне в руки попал старый американский журнал, в котором была опубликована статья о нашумевшей истории 1996 года на Эвересте. Я собираю все интересные материалы и книги о выдающихся казахстанских альпинистах, со многими из которых знакома. Много лет храня верность этой теме, работаю над очередной книгой. «Гипоксия» посвящается звездному составу армейской команды Ерванда Ильинского, члены которой входили в сборные мира, которыми по праву можно считать сборные команды СССР.

И — Анатолию Букрееву.

Горное безумие

А история 1996 года получила широкую огласку благодаря материалу журналиста и альпиниста Джона Кракауэра в Outside. Он взошел на Эверест в команде Роба Холла и впоследствии написал книгу «В разреженном воздухе», по которой сняли фильм «Смерть на Эвересте». О трагедии писали другие журналисты и участники восхождения.

В старый журнал были вложены открытки и письма Анатолия Букреева к одному из его алматинских друзей. В одном из них он писал: «Во время экспедиции на Эверест, после восхождения на вершину, попали на спуске в непогоду. В нашей экспедиции погиб лишь руководитель экспедиции Скотт Фишер. Клиентов удалось спасти, сам лично вытащил троих из непогоды. В других экспедициях дела обстоят хуже. Сейчас здесь пресса, альпинистские организации. Пытаются проанализировать ситуацию. Приходится отвечать на вопросы прессы и телевидения, писать статьи, находиться в альпинистских кругах, чтобы мои действия во время трагедии были правильно поняты и истолкованы. Это важно для моей будущей работы и для сохранения своего имени профессионального гида. Сейчас это не так-то просто, хотя я и спас своих клиентов. Спрашивают — почему не пользовался кислородом, почему не было перил на каких-то участках маршрута, почему поздно взошли на вершину? Дай знать через друзей Нурсултану Абишевичу, что флаг Казахстана на вершине Эвереста — во всей американской прессе и на телевидении, что гордость переполняет сердца тех, кто знает об этом».

Букреев был одним из личных гидов Президента РК Н.А. Назарбаева во время его восхождения на пик Абая в Заилийском Алатау в 1995 году. А в 96-м, после Эвереста, за свою спасательную операцию он получил благодарность от Конгресса США. В отчете Конгресса за 01.08.1996 года написано: «10 мая 1996 года началась снежная буря, которая застала врасплох альпинистов, разбившихся на небольшие группы. Букреев ушел вперед, чтобы приготовить теплое питье и кислород. По мере того как буря усиливалась, он понимал, что должен вернуться и помочь остальным. Не обращая внимания на серьезную опасность, которой он подвергал свою жизнь, Букреев выходил из лагеря дважды, чтобы спасти других альпинистов, и совершил героический поступок».

Американский альпийский клуб удостоил Букреева медалью Дэвида Соулса за спасение в горах людей с риском для собственной жизни.

Однако из книги Джона Кракауэра читатели узнали, что русский альпинист из Казахстана первым ушел с вершины, оставив клиентов, что он не пользовался кислородом и был легко одет. Но Букреев выполнял распоряжения руководителя экспедиции, провешивал веревки на маршруте, а с вершины ушел первым, потому что ему самому надо было отдохнуть и быть готовым выйти на помощь, если она кому-то понадобится. Как был одет на горе профессионал, это его личное дело, а спортивная подготовка позволяла ему работать на запредельных высотах без применения дополнительного кислорода. Использование газа Букреев называл кислородной иллюзией и в интервью говорил, что человек идет, пока в баллоне есть кислород, но когда газ заканчивается, он бессилен перед высотой, если не имеет достаточной акклиматизации.

Альпинист Ринат Хайбуллин отмечает: «Люди платят большие деньги за восхождение на Эверест, им все равно как, лишь бы туда забраться. Они используют кислород, но если человек выполняет спортивную задачу и надел кислородную маску, это уже не спорт. На высоте обмен веществ нарушен, периферийное кровообращение отключено, мозги не работают. Отвратительное состояние. Ты не спишь, не ешь, не работаешь, вместо одного вдоха делаешь пять...»

Клиенты Фишера заплатили по 65 тысяч долларов. Но, как говорил Букреев, горы остаются горами, сколько бы денег ты ни отдал за право к ним прикоснуться, и наступает такой момент, когда ты остаешься с ними один на один. Никто не может взвалить на себя другого человека на высоте 8000 метров. «Там не умирают. Там не живут», — сказал однажды Анатолий.

Сквозь бурю

В своей книге «Комета над Аннапурной» напарник казахстанца по нескольким гималайским восхождениям Симонэ Моро написал, что Букреев был в горах профессором, тогда как Кракауэр был в самых высоких горах мира новичком. Тогда под вершиной столпились участники нескольких экспедиций, а в итоге в критической ситуации действовал один Букреев.

Совместно с американским журналистом Вестоном де Уолтом при поддержке своей американской подруги Линды Уайли Букреев написал книгу «Восхождение», где изложил свою позицию на эти события. Перед рассветом, когда он уже привел троих клиентов в лагерь, шерпы сообщили ему, что Скотт Фишер обессилен, он остался наверху и ждет помощи Анатолия. Букреев попросил отнести руководителю экспедиции кислородный баллон, а сам, вымотанный ночными событиями, на пару часов отключился. Скотт был без сознания. Когда утром Анатолий вскинул на спину рюкзак и отправился к Фишеру, шерпы сказали ему: «Ты сумасшедший». В ту ночь погиб и Роб Холл. Гора не отпустила восьмерых человек.

Альпинист и писатель Гален Ровелл писал в «Уолл Стрит Джорнал»: «Пока господин Кракауэр спокойно спал, а никто из гидов, клиентов или шерпов не нашел в себе мужества покинуть лагерь, Букреев в одиночку несколько раз выходил наверх. Ночью, на восьмикилометровой высоте, он шел сквозь бушевавшую снежную бурю и спас троих альпинистов, уже стоявших на краю смерти. Сделанное им не имеет аналогов в истории мирового альпинизма».

Россиянин Виктор Козлов записал на камеру интервью Анатолия в базовом лагере под Эверестом весной 1997 года, когда Букреев работал гидом в индонезийской военной экспедиции. Он говорит, что на его плечи взвалили кучу критики, что его неординарные решения никак не согласуются с опытом западных альпинистов. «Я сделал невозможное, чтобы спасти людей. В Гималаях стараются не переходить границу, но если ты не рискуешь, у тебя мало шансов добиться успеха. Три дня я был на грани, уходил в зону риска. Ты можешь спасти людей, а можешь там остаться. Сейчас Голливуд снимает фильм. Не знаю, что сделают из меня. С красной звездой, с флагом в руках? И как они преподнесут это американскому обществу?»

А в нашумевшем фильме Балтазара Кормакура «Эверест» (2015 год) Букреев представлен как альпинист, способный вытащить клиентов из любой ситуации. Правда, его героя обули в валенки и дали в руки гармонь. Но Вестон Де Уолт поблагодарил создателей киноленты за то, что сделали Букреева положительным героем.

Месснер и Букреев

Не забывайте...

Летом 1997 года в Международном альпинистском лагере на Центральном Тянь-Шане побывал один из самых знаменитых горовосходителей современности Райнхольд Месснер. Спустя много лет тогдашний руководитель телеканала «Мир» передал мне диск с записью интервью Месснера. «У Букреева хорошие шансы выполнить программу «14 высочайших вершин мира», но я думаю, что надо возвращаться к классическому альпинизму, чем занималась казахстанская команда — это восхождения по непройденным маршрутам и отвесным стенам, — говорит Месснер. — Надо развиваться в этом направлении, чтобы преодолевать трудности на грани человеческих возможностей. А все популярные вершины готовы к тому, чтобы пройти по провешенным веревкам и вернуться».

Букреев последовал совету Месснера. Вместе с итальянцем Симонэ Моро они организовали зимнюю экспедицию на Аннапурну и хотели пройти маршрут по Южной стене. С ними в Гималаи отправились альпинист-оператор Дмитрий Соболев и художник Андрей Старков. Перед отъездом Букреев подарил Павлу Новикову, начальнику ЦСКА Минoбoрoны Казахстана, книгу «Восхождение». Генерал-майор прочитал на титульном листе написанные Анатолием стихи неизвестного поэта и остолбенел: это было прощание. «Горы имеют власть звать нас в свои края. Там навсегда остались лежать наши с вами друзья. Тянутся к высоте люди большой души. Не забывайте тех, кто не пришел с вершин».

Старков пробыл в базовом лагере несколько недель, фотографировал, писал этюды. Он заметил, что Букреев не любит сниматься. Небывалая для гималайской зимы снежная обстановка вынудила альпинистов провести на базе много времени. Снег шел три недели, и четырехметровые вешки пропадали в его толще. Друзья решили изменить маршрут, так как с Южной стены сходили лавины. Выбрали путь по гребню через семитысячник Аннапурну Фанг. А когда Андрей закончил работу над этюдом с изображением Фанга, Букреев вдруг попросил снять его на фоне маршрута. К нему присоединился Дмитрий Соболев. Так и остались запечатленными на фото Букреев, Соболев и этюд, написанный маслом.

В католическое Рождество 25 декабря 1997 года, с которым Анатолий успел поздравить итальянца, они погибли в лавине. Выживший Симонэ сообщил о случившемся Линде Уайли. На поиски вылетела команда армейцев во главе с Ринатом Хайбуллиным, но нашли лишь пустую палатку. Весной Ринат и Симонэ вернулись под Аннапурну, однако поиски были безрезультатными.

Вместе с письмами Анатолия в журнале за 1996 год оказался пригласительный билет на выставку художника — он выполнил обещание, данное им под Аннапурной, и написал портрет Букреева, показав его отстраненность от мира с помощью темных очков. А портрет Анатолия Букреева, написанный художником-монументалистом Гафурой Каирбековой с одной из наиболее известных фотографий альпиниста, украсил стену Аутдор-клуба в центре Алматы.

Аннапурна была первым восьмитысячником, на который в 1950 году взошли люди, что открыло новую эпоху в альпинизме, названную гималаизмом. На этой горе оборвались следы Дмитрия Соболева и Анатолия Букреева, заслуженного мастера спорта СССР, орденоносца, который первым в СНГ приблизился к выполнению престижной программы «14 высочайших вершин мира».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру