Проблемы и трудности детей в миграционных процессах

Сотрудники акиматов, НПО, журналисты и блогеры Казахстана приняли участие в тренинге «Защита детей в миграционных процессах». Организованный в рамках совместной программы Европейского союза и Детского фонда (ООН) ЮНИСЕФ, он был нацелен на повышение информированности о проблемах, барьерах и трудностях детей в миграционных процессах, знаний об этических аспектах освещения вопросов, затрагивающих их интересы.

Проблемы и трудности детей в миграционных процессах

На тренинге были рассмотрены опыт других стран, правовые нюансы, практические кейсы. Международные, российские и казахстанские эксперты подробно рассказали про базовые аспекты защиты детей в миграционных процессах.

СМИ как инструмент защиты детей-мигрантов

Как и десятки тысяч лет назад, люди перемещаются из одной страны в другую, и миграционные процессы как были, так и будут происходить. По данным ООН, в 2019 году число мигрантов в мире достигло 272 миллионов. В 2000 году их было около 173 миллионов человек. Мир всегда в постоянном движении. Другой вопрос, что миграционный процесс — это стресс для людей, участвующих в нем, и в большей степени для души юной, не подготовленной, в каких-то ситуациях незащищенной.

Освещать вопросы защиты детей-мигрантов следует этично и корректно, чему и обучали представителей СМИ и НПО, занимающихся исследованием этой темы. На самом деле практически каждый из нас сталкивается с мигрантами или при определенных ситуациях становится на их место.

— Мы уверены, что СМИ и блогеры могут не просто освещать ситуацию с правами детей в Казахстане, но и активно продвигать их в публичном пространстве. СМИ и социальные сети формируют общественное мнение и задают информационную повестку. У них есть огромный потенциал не только для озвучивания проблем, но и для их предотвращения путем активного продвижения позитивных изменений, — подчеркнул представитель ЮНИСЕФ в Казахстане Артур ван Дизен.

Кто такие мигранты вообще?

Для начала разберемся, какая классификация различных категорий семей мигрантов существует. В основном это:

— иностранцы, допущенные в страну въезда для получения образования;

— мигранты, въезжающие на работу;

— мигранты, въезжающие по линии объединения или создания новых семей;

— мигранты, въезжающие на постоянное поселение;

— иностранцы, допущенные в страну въезда из гуманитарных соображений (беженцы, лица, ищущие убежища);

— нелегальные мигранты, мигранты-«запретники».

Две последние категории самые уязвимые, так как мигранты при смене жительства сталкиваются с рядом правовых, лингвистических, культурологических и даже религиозных проблем, играющих немалую роль в социализации детей.

Основными мотивами миграции являются: нежелание или невозможность человека жить в тех условиях, в которых он находится сейчас, угроза его жизни, экономические причины.

По статистике, данной zakon.kz, «за январь-декабрь 2019 года внутренний миграционный поток в Казахстане достиг 1,1 миллиона человек — на 25,6 процента больше по сравнению с январем-декабрем 2018-го (888,4 тысячи человек). Что касается внешней миграции, за январь-декабрь 2019 года число прибывших составило 12,26 тысячи человек (минус 4,1 процента за год), число выбывших — сразу 45,2 тысячи человек (плюс 8 процентов за год). В число прибывших в Казахстан мигрантов вошли 1,7 тысячи детей и подростков, 9,5 тысячи жителей трудоспособного возраста и 1,1 тысячи пенсионеров. Выбыли 11,7 тысячи детей и подростков, 31,5 тысячи трудоспособных граждан и 2,1 тысячи пенсионеров». Новых данных пока не было.

Базовые проблемы детей-мигрантов

Эксперты, занимающиеся вопросами защиты детей-мигрантов, обращают внимание на услуги медицинского обслуживания, требующего модернизации. К примеру, Дмитрий Полетаев, к.э.н. Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук, говорит, что сама медицинская статистика по детям-мигрантам не является исчерпывающей и доступной. Как правило, родители-мигранты не хотят оформлять страховые полисы как из-за высокой стоимости, так и из-за уверенности, что в экстренном случае им все равно придется платить за лечение ребенка. Это по ситуации в России, но скорее всего она также выглядит и в Казахстане.

Предположительно ограничение прав на бесплатную медицинскую помощь детям мигрантов зачастую вызвано желанием руководства государственных медицинских организаций взимать с них плату за медицинские услуги на основании отсутствия явных признаков угрозы жизни и срочного медицинского вмешательства.

Другие международные специалисты-социологи в области защиты детей-мигрантов Вероника Дучи и Изела Тахсини поднимают вопрос о дискриминации и других рисках:

— Кто эти дети? Мигрирующие с семьей, брошенные родителями, родившиеся в миграции, мигрирующие в одиночку, приемные дети, но проблемы у них одни. Это прежде всего отсутствие доступа к услугам здравоохранения, антисанитарные условия, в которых они могут находиться, плохое питание, повышенный риск стать жертвой эмоционального или сексуального насилия, подвергнуться эксплуатации детского труда.

Добавим сюда недоступность образования и слабую интеграцию в социум. Все эти факторы создают неблагоприятный психологический фон для формирования личности. Чтобы ситуацию изменить в лучшую сторону, проводят исследования, на основании которых предпринимают какие-то определенные действия.

Как общаться с детьми-мигрантами

При интервью и общении с детьми-мигрантами специалисты рекомендуют придерживаться важных этических правил. Важно:

1. Получить информированное согласие родителя или опекуна перед интервьюированием или фотографированием

ребенка, что подразумевает объяснение взрослому и ребенку, почему вы хотите поговорить с ними и каким образом будет использоваться интервью.

2. Четко указать, кем вы являетесь. Не выступать в роли друга, не давать обещания помочь, если не сможете его сдержать.

3. Найти укромное место для интервью и сделать все возможное для того, чтобы ребенок почувствовал себя свободно. Проявить искренность. Не говорить с ребенком снисходительно.

При работе с детьми, получившими какие-либо психологические травмы, эксперты рекомендуют выяснить как можно больше об инциденте перед интервью, поговорив с родителями, социальными педагогами, учителями и медиками, познакомиться с документами отчетов полиции и протоколов судебного заседания, в которых излагаются факты. Важно выяснить у родителей и других специалистов существуют ли темы или детали, о которых ребенку особенно трудно говорить и которые являются деликатными. Не рекомендуется задавать вопросов, подразумевающих обвинение, например: «Разве ты не пристегнул ремень безопасности?», «Ты всегда гуляешь один по ночам?». Повысьте свою осведомленность: поговорите с социальными педагогами, пройдите программы обучения, изучите информацию о психологической травме у детей на официальных сайтах. Подумайте, какие вопросы уместны для разных возрастов, например, маленький ребенок будет неспособен вспомнить детали в хронологическом порядке, но вероятно сможет описать, какой игрушкой он играл, когда случилось ЧП. При любой возможности используйте документы и другие источники для подтверждения фактов.

Также следует отдавать себе полный отчет в том, что пересказ человека, получившего сильное потрясение, может вызвать у него сильные эмоции и спустя несколько лет. Будьте готовы иметь дело с сильными реакциями или обеспечьте присутствие кого-либо, кто может оказать поддержку, например, пользующегося доверием члена семьи или социального педагога.

Если ситуация требует участия на месте преступлении или стихийного действия, избегайте проведения интервью на этом участке. Дети могут пребывать в шоковом состоянии и будут нуждаться в утешении, а не в расспросах. Также следует избегать опубликования фотографий детей без предварительного разрешения ответственного взрослого. Фотография пострадавшего ребенка является драматической и душераздирающей, но также может быть оскорбительной и деликатной для жертвы.

На что еще обратили внимание эксперты в области защиты прав детей, так это на такой момент — люди, пережившие психологическую травму, зачастую принимают непродуманные решения, и стоит быть готовыми к тому, что взрослые или дети изменят свое мнение по окончании интервью. Если это произойдет, использовать собранный материал не рекомендуется. Но можно подождать какое-то время, пока родители и ребенок не будут готовы говорить, даже если на это уйдут недели или месяцы после наступления кризисной ситуации. Лучшая помощь при таких обстоятельствах — сопереживание и понимание всех тонких эмоциональных и психологических волнений пострадавших.

Школьное образование детей-мигрантов в РК

Отсутствие возможности получать среднее образование или примитивный выбор его качества — еще один сложный вопрос для детей-мигрантов.

Среди категории детей-мигрантов, обучающихся в школах Казахстана, назовем детей из семей, прибывших преимущественно из ЦА, получивших вид на жительство, имеющих временную регистрацию (трудящихся мигрантов и сезонных/приграничных мигрантов), этнических казахов, не получивших статус «кандас», внутренних мигрантов (переселенцев или лиц, переселяющихся внутри РК самостоятельно в целях постоянного или временного проживания).

Дети из этих семей учатся по единой государственной программе, принятой в РК. Для них, к сожалению, как отмечают эксперты, не разработано специальных программ или методик, а приказ No 468 Министра образования и науки РК от 28.09.2010 г. и вовсе исключает детей сезонных мигрантов из учебного процесса.

Также среди проблем, из-за которых дети-мигранты лишены доступа к школьному образованию, можно указать отсутствие документов или просроченные паспорта, проблемы с регистрацией, вынужденную смену места проживания.

Этические принципы

Для освещения в СМИ вопросов, касающихся мигрантов, так же важно, как и при любых других темах, придерживаться элементарной этики. Права и интересы каждого конкретного ребенка должны соблюдаться при любых обстоятельствах — они стоят выше всех прочих соображений, в том числе решения проблем детства и содействия развитию прав ребенка. Понимание, что у ребенка, как и у взрослого человека, есть право на частную жизнь и конфиденциальность, есть уважение к его личности. Ранить легко, исправить ошибку бывает невозможно.