Закрытие театров сравнимо с преступлением против человека

Правила игры в Казахстане в связи с пандемией меняются едва ли не ежедневно, нанося непоправимый вред общему психологическому и эмоциональному состоянию общества.

Закрытие театров сравнимо с преступлением против человека

В день принятия одного из постановлений главного санитарного врача Алматы о введении жестких карантинных мер в городе, запрещающих и деятельность театров, Казахский национальный академический театр оперы и балета имени Абая провел открытый диалог с представителями СМИ. Говорилось о функционировании театра в течение всего последнего года, соблюдении в нем всех санитарных мер, необходимости продолжения репетиций и опасности потери профессиональных качеств артистами, танцорами и музыкантами. О том же ведут разговоры и другие творческие коллективы, и вся культурная общественность Казахстана.

Оговорки не по Фрейду

За одну только последнюю неделю южная столица страны успела побывать в трехцветном измерении карантинных зон, переходя от желтой в красную, из красной — снова в желтую и, наконец, в зеленую. Причем эта «игра в светофор» так и не отразила адекватных решений наших чиновников относительно своих рекомендаций. Жители Алматы поначалу обрадовались воскресному постановлению, согласно которому «будут внесены поправки по смягчению карантинных ограничительных требований. То есть будет возврат к ограничительным карантинным требованиям, действовавшим до 28 января 2021 года». Но потом, внимательно изучив последовавший за постановлением документ с поправками, пришли в новый шок и ужас.

Один из известных блогеров на FB, мониторящих работу кинотеатров в Алматы, относительно деятельности службы главного санврача города, наделал много шума. Повторять его не будем, но она же продолжает: «В недавно опубликованном постановлении No 3 от 31.01.2021 теперь ограничили деятельность кинотеатров, театров и ТРЦ. При этом Алматы в зеленой зоне. Заполняемость кинотеатров и театров снизили до 20 процентов, ТРЦ запретили работать по воскресеньям».

В обновленном в который раз постановлении лишь на третьей странице в пункте за номером 20 можно прочесть: «Разрешение деятельности объектов культуры (репетиция) с участием до 30 человек, театров, кинотеатров при заполняемости не более 20 процентов». Сейчас это пока так, но, когда выйдет в свет наше издание, снова может что-то измениться.

Вопреки стрессу и логике

Отметим, что тот же Театр оперы и балета — КНАТОБ имени Абая — вопреки получаемым стрессам от такого рода постановлений сумел за карантинный год занять третье место в топе театров СНГ, собрать 3,5 миллиона онлайн-зрителей, провести три премьеры за первое полугодие 87-го театрального сезона, организовать 97 событий, 400 успешных проектов и показать 300 видео-программ. При этом театр был закрыт на восемь долгих месяцев, и все государственные закупки не проводились столько же.

— Мы начали восстанавливаться после продолжительного локдауна, — говорит Ая Калиева, директор КНАТОБ имени Абая. — Опять разогнались, стали ставить большие постановки, давать крупные премьеры. Нельзя сказать, что это событие застало нас врасплох. Мы разработали план действий и на полный локдаун, и частичный, как сейчас, и на деятельность, какую мы вели, с небольшим количеством посетителей — 50 процентов заполняемости. Но остановка может нанести серьезный удар по труппе и ее профессиональной составляющей. Мы не можем проводить большие репетиции до 300 человек и подвергать людей опасности. Но репетировать небольшими мобильными группами мы продолжим. Это будет большая нагрузка на педагогов. Каждый зал будет расписан с учетом кварцевания и более жесткого режима. Будем вещать в онлайн-режиме и составлять репертуар на каждую неделю. Театр не должен останавливаться. Артистам нужна постоянная подготовка, как и спортсменам. Мы уже сделали запрос на работу в группах до 30 человек. Сейчас решаем, кто перейдет на дистанционную форму. Это для тех, кто боится заразиться. Потерять можно все, что имеем. Практика сначала разгонять большую машину и потом резко останавливать ручным тормозом может привести к ее полной поломке.

Известно при этом, что в Театре оперы и балета прекрасно функционирует вентиляция, имеющая выходы в зрительный зал, в том числе и под каждым отдельным местом. Постоянный контроль за содержанием всех санитарно-гигиенических норм здесь соблюдается усиленно и бесперебойно. И, согласитесь, что театр — это не переполненный пассажирами автобус-поезд-самолет, центр обслуживания населения или базар, либо «прикрытая» высоким покровительством той-вечеринка. И люди приходят в театры образованные, следящие за собой и своим образом жизни, а значит, и менее подверженные риску по отношению к своему здоровью. Понятно, что никто не застрахован от гриппа, ОРВИ и того же ковида, но пока ни театры, ни кинотеатры, ни филармонии ни разу не обнаружили случаев поражения коронавирусом в своих учреждениях.

— Новые правила, по которым госпитализируют всех подряд, неизбежно приводят к коллапсу больничной системы. И, как следствие, к карантину, — отмечает российский режиссер, сотрудничающий в течение нескольких последних месяцев с казахстанским театром оперы и балета, Михаил Панджавидзе. — Ну а запрет репетиций — это просто за гранью разумного. Почти за полгода с момента первого локдауна никто в театре не заразился и не умер.

— У нас очень маленький театр, в котором мы непременно соблюдаем все правила и нормы, предписанные санитарными врачами, у нас не бывает скопления людей, почему мы должны себя совсем ограничивать в деятельности! — переживают администраторы и менеджеры театра «Жас Сахна».

Искусство и культура во имя мира и спокойствия

Во все известные нам времена, начиная с античных, человечество не сталкивалось с таким прецедентом, как закрытие театров. И во времена войн, природных катаклизмов, больших и страшных эпидемий, болезней, в том числе инфекционных, при отсутствии вакцин и должной медицинской помощи театры поддерживали дух человека и человечества. Их эвакуировали и в тяжелые годы Второй мировой войны, чтобы сохранить интеллектуальный и культурный потенциал, не прекращая репетиций и созидательной деятельности творческих коллективов.

— В сложнейшие времена не закрывались театры! Наш театр — ровесник Великой Победы, был открыт в 1945 году! — отмечает Ольга Коржева, актриса кино и театра, заслуженная артистка Республики Казахстан, ведущая актриса Государственного академического русского театра для детей и юношества имени Н. Сац. — Люди думали о том, что нужна культура! Сейчас театры, наверное, едва ли не единственное место, где все несколько раз в день моется, дезинфицируется, кварцуется, проветривается! Строжайше соблюдается рассадка зрителей, каждому измеряется температура! И именно театры закрываются! Бессмыслица! Чепуха! Антилогика! Преступление против духовных потребностей человека!

Поддерживают это мнение и убеждение многие.

Татьяна Тарская, советская и казахская актриса театра, заслуженная артистка Казахской ССР, ведущая актриса того же ТЮЗа имени Н. Сац, лауреат Национальной премии «Алтын Адам»:

— Более того, не просто поддерживали дух, а были впереди, вели за собой, внушали веру и надежду, что все образуется! И люди, получив этот заряд, легче переносили тяготы! Театры и концертные залы нужны и необходимы в наше такое непростое время!

Кто-то сказал, что картина не может остановить пулю, но может остановить стреляющего. Последний год стал для всех непривычным и странным испытанием. Продержаться в состоянии здравого смысла и самоконтроля в ситуации, когда находишься в замкнутом и непонятном пространстве неопределенное время, не всем по силам. Мы действительно все оказались в том подвешенном состоянии, когда совершенно ничего не ясно — что на самом деле происходит с этим новым вирусом, его профилактикой, лечением и вакцинами. Мнения совершенно противоположные даже у врачей и ученых. Но еще страшнее оказалось бессилие государства, возможно, также пока не понимающего, какие меры принимать для защиты своего общества. Сегодня не известно, от чего больше страдают люди — от коронавируса, паники или нелогичных действий властей. Способ «реанимации» человека в этих условиях, поддержания его сил и духа и есть коммуникации с живым искусством, соприкосновение, соучастие с реальной музыкой, спектаклем, выставкой. Осознание того, что рядом есть и будут сохранены незыблемые культурные ценности, способно поддерживать внутреннее равновесие человека, в том числе и маленького, юного, которому сегодня, кроме интернета и неуверенности в завтрашнем дне его родителей, ничего не предложили. Возможно, на основании главных устоев и хотя бы иллюзорного спокойствия своих граждан и вышеприведенных фактов нашим чиновникам стоит еще раз основательно пересмотреть свои решения, приняв важное постановление относительно объектов культуры. Любые эксперименты, подавляющие волю и возможность вести деятельность, поддерживать свои профессиональные навыки и связь со зрителем, безвозвратно ранят, если не ломают, тонкую чувствительную систему людей творческих. А людям, нуждающимся в эмоциональной и духовной составляющих, в живом соприкосновении с искусством и культурой (это касается не только спектаклей, концертов, но и выставок), все это также необходимо как воздух. Гораздо приятнее и полезнее провести время в театре, чем на базаре или в общественном транспорте. Здоровее будут иммунная, да и нервная системы. Важно сберечь и интеллигенцию внутри страны, дать ей шанс на выживание.

Вспомним, о чем тревожился и о чем предупреждал перед началом нового века поэт, писатель, дипломат Олжас Сулейменов: «Дефицит культурного иммунитета способен, разрастаясь, поразить цивилизацию в наступающем столетии. Об этом — тревожные голоса интеллектуалов в первые десятилетия ХХ века. Ныне это убеждение окрепло и обретает черты массового. Поэтому на закате тысячелетия важно осознать, сформулировать это явление и сообща противодействовать ему. Воистину культура спасет мир, если мы спасем культуру».