Недалеко от столицы Казахстана найдены несанкционированные свалки медицинских отходов

Недалеко от Нур-Султана по направлению к селу Ключи обнаружили выброшенные медицинские отходы - пробирки с кровью, шприцы, использованные бинты, защитные костюмы - общей массой три тонны

Кроме того, в результате повсеместно проведенных рейдов по республике также нашли медицинские отходы на бытовых полигонах или, хуже того, они образовывали несанкционированные свалки. Что на фоне продолжающейся пандемии несет крайне высокие риски для жизни и здоровья населения. И это не просто опасения - в социальных сетях и независимых телеграмм-каналах появились также видео и фотоснимки транспортировки опасных медицинских отходов на машинах скорой помощи и их выбрасывания в мусорные баки в жилых кварталах(!) или недалеко от них в Алматы, Караганде и других городах и регионах республики.

Все эти столь вопиющие факты послужили поводом для депутатского запроса Министру МЭГПР РК Магзуму Мирзагалиеву и Министру здравоохранения РК Алексею Цою от мажилисвумен Меруерт Казбековой.

По ее словам, на фоне печального опыта повторной вспышки коронавируса COVID-19 после прекращения чрезвычайного положения, а также сообщений о второй волне массовых заражений в странах Евросоюза особую актуальность приобретают меры по предотвращению угрозы нового распространения и новых жертв пандемии в Казахстане. Так что отходы медицинских учреждений, которые были использованы в работе с зараженными COVID-19, представляют особую опасность. Тогда как в республике, согласно международным требованиям, есть утвержденная классификация медицинских отходов по степени эпидемиологической опасности (всего их пять классов) и правила их утилизации.

“Однако все эти действия происходили и задолго до пандемии, и во время пандемии, и продолжаются сейчас. Но ведь теперь такие действия не просто опасны, а убийственно преступны”, - возмущается депутат. И с ней трудно не согласиться, потому что “даже умерших от коронавируса пациентов хоронили в особом порядке, пытаясь максимально защитить людей и окружающую среду от распространения эпидемии, игнорируя человеческие чувства и религиозные традиции родственников”.

Тогда как найденные медицинские отходы представляют не меньшую, а скорее даже большую опасность, поскольку на них находится биоматериал не одного, а многих носителей вируса.

Между тем в мировой практике для утилизации подобных медицинских отходов применяется сжигание либо автоклавирование (микроволновая и паротепловая обработка). В Казахстане тоже в основном используют метод сжигания. Однако, утверждает депутат, вызывает тревогу отсутствие единых требований и тарифов к этой деятельности. Например, только в лечебных учреждениях, подконтрольных акимату Нур-Султана, а их более 30, в обычном режиме образуется более 400 тонн эпидемиологически опасных, особо опасных и токсикологически опасных медицинских отходов. Причем в нынешней ситуации их объемы, опасается Казбекова, скорее всего, значительно выросли.

Удивляет и разброс цен на утилизацию медицинских отходов, то есть в этом вопросе нет единой линейки тарификации, и потому эти данные колеблются от 20 тенге за килограмм отходов, которые оплачивает городская поликлиника № 4, до 818 тенге за килограмм (поликлиника № 6). То есть, как нетрудно подсчитать, диапазон достигает 40-кратной разницы (!).

Понятно, что при таком положении появляется и соблазн ценового демпинга при закупках способом “ценовых предложений”, проводимых лечебными учреждениями на утилизацию этих самых медицинских отходов.

А значит, на ситуацию, которая продолжается не первый день и не первый год, необходимо обратить внимание не только профильным министерствам, но и соответствующим органам, чтобы пресечь любые противоправные действия многочисленных фирм, стремящихся попросту “урвать свой кусок пирога”. Неплохо было бы навести порядок в этой сфере, а также ужесточить контроль и ответственность за нарушения требований транспортировки и утилизации опасных медицинских отходов, внеся соответствующие поправки и в законодательство.