Как в странах Центральной Азии людей лишают жилья

Результаты единого доклада стран Центральной Азии по соблюдению прав человека при изъятии жилья для общественных и государственных нужд представил руководитель Института законодательства РК при фонде развития парламентаризма в Казахстане Алишер Кожагулов. По его словам, это совместное исследование правозащитных некоммерческих организаций, членов сети Центральной Азии по праву на достаточное жилище.

По пятибалльной шкале соответствие законодательства по изъятию жилья международным нормам составило: в Кыргызстане - 1,8, в Таджикистане - 2,3, в Казахстане - 2,5, в Узбекистане - 2,7 балла.

Соответствие практики - еще меньше. В Узбекистане - 1,5, в Таджикистане - 2,1, в Казахстане - 2,5 и в Кыргызстане 2,9 из пяти возможных.

“Во всех странах соответствие международным нормам низкое по следующим причинам: граждан несвоевременно предупреждают о выселении, низкие денежные компенсации при выкупе, отсутствие норм, ограничивающих принудительное изъятие жилья. Члены сети Центральной Азии призывают правительства стран в целях укрепления права граждан на жилье не только повысить соответствие и значимость законов, но и обеспечить исполнение по снижению случаев незаконного изъятия”, - отметил А. Кожагулов в ходе регионального онлайн-форума, посвященного этой тематике.

По словам омбудсмена РК Эльвиры Азимовой, на практике казахстанские суды ссылаются на отсутствие законодательных параметров, которые позволили бы предложить какие-то альтернативные решения при рассмотрении таких дел.

По ее мнению, нет четких законодательно закрепленных сценариев, чтобы прежде всего убедиться, что жилье является единственным. Что делать, если человек стал недобросовестным должником по кредиту, который оформлял от собственного имени или от имени членов семьи, проживающих с ним.

“Наше законодательство не предусматривает ни права, ни сценариев по возможности предоставления другого жилья, потому что если мы говорим о должниках, то вопрос долга остается”, - подчеркнула она.

Вторая проблема - отсутствие полномочий участия в судебном процессе со стороны независимых правозащитных институтов, когда они выступают как защитники интересов гражданина, у которого изымают жилье. В этом контексте необходимо признать, что система адвокатской помощи в странах ЦА недостаточно хорошо развита с точки зрения социальной адвокатуры. Поэтому часто такими вопросами занимается неправительственный сектор, и хорошо, если граждане обращаются к ним вовремя.

В контексте равного доступа прав на жилье нельзя не затронуть и социальное жилье, которое в Казахстане может предоставляться 11 категориям нуждающихся.

“У нас произошел переход на электронную систему порядка включения в очередь на получение жилья, но на практике случается, что даже электронная система не срабатывает, и люди, увидев, как их очередь изменилась, не могут получить четкой информации, по какой причине это произошло”, - подчеркнула омбудсмен.

Депутат мажилиса Ирина Смирнова убеждена, что работа по соблюдению прав человека на жилье должна начинаться с информационной открытости государственных органов. Так, по ее мнению, на практике были факты, когда люди узнавали об изъятии жилья за очень короткий срок: “Поэтому мы должны поднимать вопрос о том, что все планы, которые есть по переустройству городской или сельской среды, в зависимости от того, где происходит изъятие земель, должны быть открытыми. Все градостроительные и архитектурные мероприятия должны быть понятны и открыты, чтобы каждый знал план изменения в градостроительной или сельской среде”.

Она добавила, что средства, которые выделяются, должны быть соразмерны тем изъятиям, которые происходят, и так как человек, жилье которого попадает под снос, не планировал переезжать, даже если ему дадут компенсацию, соразмерную рыночной стоимости в этом районе, он все равно несет убытки в связи с переездом и сменой планов. Поэтому, по мнению народной избранницы, нужно предусматривать коэффициент потерь.

По результатам доклада, проведенного в странах Центральной Азии, в противоречие международному праву в законодательстве РК присутствуют нормы принудительного выселения без предоставления альтернативного жилья. Жителям домов, попадающих под снос, приходится соглашаться на предложенный объем компенсации, так как в противном случае они могут лишиться какой-либо крыши над головой.

И, несмотря на то, что казахстанское законодательство по сравнению с другими странами по региону более отвечает международным требованиям, во всех четырех исследуемых странах отмечают слабую правоприменительную практику. Не предусмотрены механизмы контроля за исполнением законов. Из практики стран нет ни одного случая привлечения к ответственности уполномоченного лица за ненадлежащее уведомление о предполагаемом сносе.

Нормативно-правовая база ни в одной из рассмотренных стран не обеспечивает защиты от принудительных или вынужденных выселений. В Казахстане, Таджикистане и Узбекистане выселения могут проходить в ночное время, ненастную погоду, во время праздников... В Кыргызстане на практике таких случаев не отмечали.

Эксперты вынесли ряд рекомендаций для наших государств, в числе которых - уведомление собственников о принятом решении и начале процедуры изъятия имущества для общественных нужд не менее чем за полгода до изъятия, исключение возможности собственнику остаться без жилья в результате изъятия имущества для общественных нужд. При этом это касается не только собственников жилья, но и лиц, совместно проживающих с собственниками или временно проживающих в изымаемом жилье.

Кроме того, правозащитники считают, что государствам исследуемых стран Центральной Азии необходимо законодательно закрепить нормы после выселения, а также обеспечивать выселяемых лиц временным жильем в период между выселением и приобретением нового жилья. Причем такое жилье должно иметь все условия для проживания, включая обеспечение инфраструктуры, коммуникации и доступа к социальным объектам.