Заменят ли врачи общей практики узких специалистов?

В 2006 году в странах СНГ приняли новый стандарт медицинского образования. В частности, решили закрыть специальность «педиатрия». Теперь будущие врачи этого профиля проходят обучение в рамках специальности «общая медицина». Новая система 5+2, или «общая медицина» подразумевает пять лет бакалавриата плюс два года интернатуры. Однако после семи лет обучения выпускник вуза не сможет работать педиатром, поскольку он обучался по общей медицине, но зато сможет работать ВОП (врачом общей практики)

Заменят ли врачи общей практики узких специалистов?

Это семейный врач, который следит за здоровьем всей семьи — от младенчества до старости. В целесообразности этой реформы сомневаются многие. А то, что Казахстан лидирует по детской смертности в СНГ, по мнению родителей и общественников, явно свидетельствует о поспешности и непродуманности решения.

Под одну гребенку

На днях в редакцию «МК» обратились обеспокоенные родители. Одна из них — жительница Нур-Султана, мама пятилетнего Артема Наталья. По ее словам, несмотря на то, что медицинскую реформу провели еще в 2006 году, ее последствия начали ощущаться именно сейчас. Люди замечают, что на работу приходят врачи, которые успели получить образование по новой системе. С одной стороны, к чему беспокойство? Ведь изначально цель здравая: один врач будет заниматься человеком от рождения и до смерти, будет знать особенности здоровья всех членов семьи. И по идее это должно улучшить качество оказания медицинской помощи. Но на практике все гораздо сложнее. Во-первых, родителей смущают общие очереди, где к одному и тому же врачу стоят и беременные женщины, и мамы с грудничками, и пожилые люди. Эмоциональная атмосфера в таких очередях порой весьма накаленная. А если учитывать ситуацию с коронавирусом в нашей стране, то это все равно что собрать в одном помещении все группы риска и осознанно подвергнуть их заражению.

Сомневаются «бывалые» родители и в эффективности назначенного врачами общей практики лечения. По их мнению, педиатры подходили к лечению детей более тонко, индивидуально, поэтому родители доверяли назначенным препаратам и не сомневалась в качестве диагностики. А теперь создается впечатление, что новые «разносторонние» врачи, быть может, и хорошо ориентируются в организме взрослого человека, но не видят нюансов в диагностике детского. Смущает и сам факт того, что после семи лет обучения выпускник вуза не сможет работать педиатром, но работать врачом общей практики может и, по сути, занимается тем же лечением детей. Обратившиеся в «МК» родители видят в этом противоречие.

Их точку зрения в одном из своих интервью разделяет и Назипа Утегенова, врач-невропатолог, педиатр, инфекционист со стажем работы 23 года: «Нужно понимать, что организм ребенка — это не копия организма взрослого. Сложно запомнить большой пласт информации диагнозов и препаратов, физиологических данных. Однако сейчас в мединститутах педиатрию проходят всего лишь три (!) месяца, детские инфекции изучают всего десять (!) дней. Просто нереально изучить физиологию детей за такое короткое время! Вместе с этим педиатрию по прошествии семи лет как узкую специальность выбирает очень мало студентов. Я как педиатр-инфекционист с большим стажем работы честно признаюсь, что не знаю, на что рассчитывает государство. Растерять здоровое поколение?».

Но это мнение разделяют не все. «Переход к подготовке врачей широкого профиля, семейных врачей — это мировая тенденция, мы не можем оставаться в стороне от развития мединдустрии. Да, многим родителям хочется, чтобы их дети наблюдались у специализированного педиатра, и система образования ни в коей мере не мешает дальше специализироваться и становиться педиатрами. Кто действительно хочет стать педиатром, тот будет учиться и дальше — в интернатуре и резидентуре, — считает Алмаз Шарман, профессор медицины, ученый, специалист в области биомедицинских и медико-демографических исследований, международного здравоохранения и больничного управления».

Но, как говорят общественники и сами медики, стимулировать такие кадры нужно более высокой заработной платой. Работа с детьми сложная, нужно проводить приемы и на участках, и в случае чего выезжать на дом, а зарплата у этой категории врачей даже меньше, чем у врачей общей практики. Сколько именно составляет эта разница — не говорят.

А как у них?

Чтобы понять, как все-таки работают врачи общей практики за границей, рассмотрим в качестве примера несколько стран.

Скажем, педиатры и семейные врачи в США после четырех лет учебы в высших медицинских школах получают степень бакалавра. За ней следует трехлетняя резидентура по выбранной специальности. В случае успешного завершения обучения и сдачи экзаменов выпускнику вручают сертификат о том, что он является педиатром или семейным врачом. Разница в том, что педиатры на протяжении трех лет получают специализированные навыки, а у семейных врачей педиатрия является только частью профессиональной подготовки. По сути, это та же система, которую теперь практикуют в Казахстане. Но даже в Америке многие клиники считают такое образование недостаточным для ведения детского приема. «Большинство страховых компаний не оплачивают пациентам лечение у врача общей практики, и большинство больниц скорее откажутся его нанимать», — рассказывает педиатр Carrol Hospital США Екатерина Туленко.

По словам специалистов этой клиники, к педиатрам американцы относятся с большим доверием, так как эти врачи имеют более глубокие и актуальные знания о лечении детей и уходе за ними. С другой стороны, иногда у родителей складываются доверительные отношения с семейным врачом и они не видят повода поручать лечение ребенка педиатру. Семейный доктор лучше знает анамнез (сведения о развитии болезни, условиях жизни, перенесенных заболеваниях, операциях, травмах, патологиях), что помогает выявить факторы риска и генетические особенности развития ребенка.

Наконец, этот же специалист продолжит лечить пациента, которого он прекрасно знает, после его совершеннолетия. И все же, в большинстве случаев уже на протяжении 20 лет американцы предпочитают делать выбор в пользу педиатра. Об этом свидетельствуют результаты исследования компании Amino, располагающей базой медицинских специалистов по всей стране: «График вакцинации стал более сложным, увеличивается тяжесть младенческих и подростковых заболеваний, обостряется необходимость решать проблемы психического и поведенческого здоровья — все это выходит за рамки компетенций семейного доктора».

Но, несмотря на личные предпочтения, квалифицированная помощь именно педиатров доступна далеко не каждому. Аналитики констатируют: педиатры в основном практикуют в мегаполисах, семейные же врачи — в провинции. В результате на одного педиатра в США приходится 1,4 семейного доктора. Примечательно, что среднегодовая зарплата семейных докторов и ВОП выше, чем у педиатров, — 200,8 тысячи долларов против 184,2 тысячи. Педиатрам платят больше лишь в тех штатах, где особо ощутим дефицит таких специалистов. Например, на Аляске и в Южной Дакоте, каждый из которых располагает лишь 40 педиатрами, среднегодовая зарплата детского врача составляет 270 тысяч долларов и 237,2 тысячи долларов соответственно. Таким образом, профильных специалистов в американской глубинке не хватает, и за узкоспециализированной помощью население вынуждено обращаться к семейным врачам.

Что касается Великобритании, то прием и лечение детей здесь осуществляют два специалиста: врач общей практики и педиатр, при этом их функции справедливо распределены. Первичный осмотр как взрослых, так и детей всегда проводит врач общей практики, который может направить ребенка к педиатру в тех случаях, когда его компетенции не хватает для оказания ребенку специализированной помощи. Педиатры главным образом задействованы в крупных клиниках и многопрофильных медцентрах, частную практику ведут единицы, в основном в Лондоне. Профессор неонатологии и президент Королевского колледжа педиатрии и детского здоровья Неена Моди уверяет, что такая система подтвердила свою эффективность: «Замысел в том, чтобы избежать ненужных госпитализаций и по возможности оказать помощь пациенту на местном уровне. Врач общей практики признается также семейным врачом, который знаком со всеми членами семьи и способен обеспечить комплексное наблюдение и терапию»...

Если говорить о Казахстане, то трудно однозначно сказать, к чему приведет введение врачей общей практики со временем. Как ясно из вышесказанного, в этом есть свои плюсы и минусы. Но, судя по возмущениям общественности, пока эта система адаптирована у нас не совсем верно. Вопервых, не готова программа образования. Во-вторых, не до конца информировано само население. Казахстан по сравнению с соседями лидирует по детской смертности. Как говорят общественники, одной из причин этого является нехватка квалифицированных кадров. Возможно, мы слишком быстро отказались от прежней системы и гораздо эффективнее было бы не повторять чужой опыт, а идти по своей модели. Ведь, как утверждают, педиатр может вылечить взрослого человека, но терапевт не всегда вылечит ребенка.