В Казахстане ежегодно 18% приемных детей возвращают в детские дома

Казахстанцев, желающих взять ребенка из- детского дома, обязали проходить школу приемных родителей

В последние годы в республике активно пропагандируют тему усыновления/удочерения детей. В рамках объявленной инициативы «Казахстан без сирот» реализуют немало мероприятий, что позволяет оптимизировать и даже закрывать детские дома. Однако есть немало препятствий на пути к главной цели.

Казахстанцев, желающих взять ребенка из- детского дома, обязали проходить школу приемных родителей

Детские дома — это пережиток тяжелых военных лет и советского прошлого, которые должны быть закрыты и навсегда уйти в историю. Для этого уже сделано немало. В 2017 году Президент Казахстана подписал Указ о трансформации детских домов. Он был направлен на то, чтобы перейти на новую систему воспитания детей, оставшихся без родителей: к приютам и фостерным семьям. С тех пор в стране наметилась положительная тенденция — каждый год почти на тысячу детей-сирот становится меньше. За 10 лет (2010-2020 годы) количество воспитанников детских домов уменьшилось на 70 процентов — с 14 052 до 4193 человек. При этом сеть детдомов сократилась с 210 до 101, то есть на 52 процента. Они трансформируются в центры поддержки детей.

Для усыновителей упрощены все процедуры и открыт интернет-портал www.usynovite.kz, где собрана вся необходимая информация по усыновлению, опеке и патронату. Комитет по охране прав детей РК совместно с фондом «Добровольное Общество «Милосердие» в стране реализует проект «Казахстан без сирот». В рамках его работы создана открытая база данных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Благодаря этому многие воспитанники детдомов нашли свои любящие семьи. Также оказывается консультативная и юридическая помощь приемным родителям. Большой вклад в сокращение количества детей в детских домах внес проект «Дом мамы», который дал женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, возможность не оставлять своего ребенка в роддоме, а найти временный приют, окончить учебу, получить образование, встать на ноги, освоить новую профессию. Сегодня у фонда «Дом мамы» 26 кризисных центров в 17 городах Казахстана. Это значительно сократило поступление детей в детские дома. Также в республике создано Национальное агентство поддержки усыновления, которое вместе с органами опеки и попечительства готово помогать детям обрести семью.

Внедряются альтернативные формы устройства детей-сирот в семьи. Сейчас в Казахстане успешно практикуются приемные, гостевые и замещающие семьи, опекунство, патронат и наставничество. Чаще всего над приемным ребенком оформляют опекунство, иногда — патронат. Государство выплачивает приемным семьям различные пособия. Их размер зависит от того, какой договор заключен с новыми родителями: опекунство (попечительство), патронат или вынесено решение суда об усыновлении. Так, патронатным воспитателям выплачивают заработную плату с учетом их стажа работы, уровня образования и категории — в среднем от 40 до 75 тысяч тенге. Пособие, которое выплачивается в течение действия договора на содержание одного ребенка дошкольного возраста — девять МРП, на ребенка школьного возраста — 10 МРП. Опекунам или попечителям на содержание одного ребенка назначается пособие в размере 10 МРП и выплачивается до достижения подопечным 18-летнего возраста. Усыновителям выплачивают единовременную денежную выплату на каждого ребенка в размере 75 МРП.

Возврату не подлежит?

Как известно, усыновление (удочерение) — это передача ребенка на воспитание в семью на основании судебного решения. Усыновителю переходят все права и обязанности, приравниваемые к правам и обязанностям прямого родственника. В потенциальной семье должны быть нормальные условия для физического, психического, духовного и нравственного развития, воспитания и образования ребенка. Усыновители — как правило, семейная пара, состоящая в браке. Если один из супругов признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным, то такая семья не может претендовать на усыновление ребенка. Не разрешат в Казахстане усыновить малыша и представителям ЛГБТ. Одинокая женщина имеет право на усыновление, если она не попадает ни под один из перечисленных выше пунктов. Одинокий мужчина, в свою очередь, может усыновить в случае, если он воспитывает ребенка не менее трех лет в связи со смертью его матери или лишением ее родительских прав. Разница в возрасте между усыновителем и ребенком должна составлять не менее 16 лет. В некоторых случаях суд может признать меньшую разницу уважительной причиной. Также потенциальные родители могут усыновить несколько детей.

Казахстанцы очень тщательно подходят к выбору ребенка. Большинство хотят не только здорового, в возрасте до трех лет, но и соответствующей национальности и пола, желательно похожего на них. Только 10 процентов потенциальных приемных родителей изъявляют желание усыновить ребенка старше шести лет. И совсем мало тех, кто готов взять в семью детей от 10 лет.

Основной контингент казахстанских усыновителей — люди среднего достатка и лишь около пяти процентов — те, кто добился высокого общественного и материального положения.

Общественные деятели считают, что количество сирот могло бы значительно сократиться в стране, если бы детские дома были открытыми учреждениями. Приходящие туда люди могли бы видеть, как живут дети, и, возможно, это подвигло бы многих на принятие решения об усыновлении-удочерении.

Тем временем приемные родители порой не до конца понимают всю серьезность такого шага и не всегда справляются. Многие, имея своих детей, думают, что у них есть соответствующий опыт. Но здесь другая категория детей, к которым нужен особый подход. В итоге ежегодно 200-250 воспитанников, которые, казалось бы, обрели семью, снова возвращаются в казенные стены. Это наносит «повторно осиротевшим» детям сильную эмоциональную и психологическую травму. В развитых странах процент возврата детей в детские дома составляет около восьми процентов, в России — 10, в Казахстане — 18. Бывает, что детей возвращают в третий, четвертый раз.

Чтобы подобные случаи происходили как можно реже или совсем были бы исключены, организована Школа приемных родителей, где психологи и другие специалисты консультируют потенциальных усыновителей. Курс составляет 14 занятий по три часа еженедельно. Также организовано профессиональное сопровождение приемных родителей. Есть система базового, кризисного и экстренного сопровождения, поскольку процесс адаптации ребенка к семье очень долгий.

В конце декабря 2019 года в Казахстане приняли поправки в Кодекс «О браке и семье», связанные с усыновлением и удочерением. В частности, с 1 июля 2020 года вступила в силу норма о том, что граждане не смогут усыновлять детей, не пройдя предварительно психологическую подготовку в школе приемных родителей за исключением близких родственников ребенка. Проводить такие курсы будут организации, оказывающие содействие в усыновлении и удочерении (агентства, НПО), а также организации образования для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (дома ребенка, детские дома). При этом для потенциальных приемных родителей психологическая подготовка будет бесплатной — все затраты лягут на вышеуказанные организации. Узаконенные частные агентства по усыновлению и удочерению должны получить аккредитацию в Комитете по охране прав детей МОН РК.

Уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Аружан Саин

Полоса препятствий

Однако некоторые пары, желающие принять в свою семью ребенка, вынуждены пройти «огонь, воду и медные трубы». По словам Уполномоченного по правам ребенка в Казахстане Аружан Саин, жалобы, которые поступают, касаются того, что в детских домах неправомерно требуют определенные документы, не дают возможности выбрать ребенка или говорят, что якобы детей, подлежащих усыновлению, нет. «Это все связано с системой детских учреждений, которая функционирует за счет государственных средств. В такое учреждение на одного ребенка выделяется около 200 тысяч тенге в месяц. Чем больше детей, тем больше денег. Чем меньше детей, тем денег меньше. Эту монолитную систему, которая не хочет закрывать детские учреждения, очень сложно разрушить, потому что тогда уйдет финансирование», — открыто заявила детский омбудсмен во время недавнего брифинга в Антикоррупционной службе. Она также рассказала, что ведется сотрудничество с органами прокуратуры в различных регионах и выявляют огромные хищения в этой сфере. В итоге, как подытожила Аружан Саин: «Дети — заложники этой системы». Чтобы разорвать этот порочный круг, необходимо, чтобы все дети воспитывались в семьях, и тогда никто на них не будет «наживаться».

При этом представители проекта “Национальное агентство по усыновлению” отмечают, что зачастую администрация детских домов и сотрудники опеки не идут навстречу приемным родителям вовсе не из корыстных побуждений. Зная, что большое количество приемных семей не справляются с ответственностью и возвращает детей обратно в детские дома, сотрудники соответствующих органов и учреждений относятся к усыновителям, скажем так, «неприветливо». Уровень осторожности повышает и потенциальная ответственность, которую суд возложит на органы опеки в случае возврата ребенка.

Также Уполномоченный по правам ребенка в Казахстане рассказала о проблеме имущества детей, воспитывающихся в детских домах: «Многие дети попадают в детские учреждения, когда у них есть имущество. Мама умерла, осталась квартира. Есть бабушки и дедушки, которые оставляют в наследство им дом или квартиру. Но почему-то все дети выпускаются без жилья». Нередки случаи, что имущество воспитанников детских домов продали без их ведома и там живут посторонние люди. Таким пострадавшим выпускникам детских домов помогают бороться за их наследство, однако это не исключает подобные факты. «Должны быть проведены глубочайшие проверки по имуществу детей, потому что, может быть, у этих детей имущество было, но куда-то сплыло. Детей нужно восстанавливать в правах, наказывать тех, кто это совершил», — считает Аружан Саин.

Детский омбудсмен высказала мнение, что к интернатным учреждениям закрытого типа надо принимать системные меры — создавать условия, чтобы дети с различными нарушениями функциональных возможностей жили дома с семьями, могли обучаться и получать медико-социальные услуги по месту своего проживания.