Как уберечь себя от «корОнаци»

27.03.2020 в 05:41, просмотров: 382

Пока власти вводят усиленные меры защиты, а медики борются с ввезенной в страну инфекцией, спекулянты пытаются заработать на чрезвычайном положении государственного и даже мирового масштаба. Как обезопасить себя от инфекции и при этом не дать «навариться» подлым «бизнесменам»?

Как уберечь себя от «корОнаци»

На белок хватает, а на людей — нет

В конце декабря 2019 года в Китае зафиксировали вспышку новой пневмонии, позже получившей название COVID-19 — коронавирус. За два с половиной месяца число заболевших превысило 200 тысяч человек, из которых более 76 тысячам удалось вылечиться, а более 6400 умерли. ВОЗ 11 марта официально объявила о пандемии коронавируса. 13 марта, по иронии судьбы совпало с пятницей, в Казахстане стало известно о первом случае заражения. 15 марта Президент страны Касым-Жомарт Токаев распорядился ввести в РК чрезвычайное положение, а с 19 марта в Алматы и Нур-Султане ввели режим карантина.

Вместе со всеми этими новостями пришла и паника, которая, как известно, не всегда «дружит» с трезвым умом и взвешенными решениями. С полок начали сметать всю продукцию, запасая тонны гречневой крупы, макарон, различных консервов и туалетной бумаги. Здесь хотелось бы отметить крупных ритейлеров, которые смогли взять ситуацию под контроль. На фоне вирусных роликов, где в разных странах мира люди готовы были поубивать друг друга за рулон туалетной бумаги, они выпустили свой ряд коротких видеообращений, в которых показали всем казахстанцам, что продуктовые склады заполнены, а бесперебойное снабжение гарантировано. Вместе с тем в крупных филиалах усилили штат сотрудников, которые практически молниеносно заполняют опустошенные покупателями полки. Это позволило в некоторой степени снять напряжение, возникшее среди граждан страны. Увы, этого нельзя сказать про «аптечный» сегмент.

«Есть ли маски?» — это самый частый вопрос, который сейчас люди задают в аптеках страны. Увы, в большинстве случаев продавцы опускают глаза и неуверенно отвечают, что нет. Создается такое впечатление, что им есть что скрывать и чему стыдиться. В действительности вопросов более чем достаточно, главный из которых: «Почему казахстанцы вынуждены покупать элементарные средства защиты с более чем 500-процентной накруткой?».

Еще три месяца назад средняя цена на одноразовую трехслойную маску составляла 15 тенге, сегодня — 150, и то при условии, что ее посчастливится где-то найти. И речь идет не о «барыгах»-спекулянтах, которые продают ранее скупленный товар из багажника автомобиля, а о действующих аптеках города.

Как так, ведь мы как бы не зависим от импорта?! Или?..

По данным Минздрава РК, в стране работают пять компаний-производителей одноразовых медицинских повязок. Среди них ТОО «Медицинская фирма «Мерей» (Караганда), ТОО «MegaPharma» (Шымкент), ТОО «Dolce» (Алматинская область), ТОО «Super-Pharm» (Жамбылская область), ТОО «Мерусар и К» (Павлодар). Неужели этих сил недостаточно, чтобы в должной мере обеспечить страну?

Есть информация, что производители объясняют дефицит товара отсутствием материалов для изготовления масок, который прежде поставляли из КНР. Возможно, сбой поставок и не позволяет получать сверхприбыль, но разве о ней нужно думать в период пандемии или все-таки в приоритете здоровье нации?

Объясним. Современные одноразовые маски производят из нетканых синтетических материалов, как правило, это спанбонд. Мы изучили казахстанский рынок и на различных сайтах нашли множество предложений этого материала по весьма адекватным ценам. Понятно, что, закупая у нас в стране, получить большую прибыль не получится, но исключить дефицит — легко. Спанбонд в рулоне плотностью 60 г/м2, шириной 3,2 метра и длиной 25 метров стоит всего семь тысяч тенге. Сколько из такого сукна, хотя бы в теории, можно сделать масок, подсчитать несложно. Размер стандартной маски составляет 175×95 мм. Следовательно из сукна площадью 80 м2 можно вырезать 4812 «салфеток» размером 175×95 мм. Даже если сделать три слоя такого материала, себестоимость одной маски без резинки составит 4,3 тенге.

Подчеркнем, что обычно плотность всех трех слоев маски составляет в районе 40 г/м2 (10/18/10), мы же смотрим вариант, где плотность одного только слоя составила 60 г/м2.

Во сколько обходятся маски на казахстанских предприятиях — мы не знаем, поскольку это тайна за семью печатями. Даже если допустить, что стоимость материала и выросла в два или три раза, производители явно не в убытке. В Алматы 18 марта ввели фиксированную цену масок — 87 тенге. Как будет на деле — покажет ближайшее время.

ОЧумелые ручки

Увы, но дефицит наблюдается не только с масками, но и с резиновыми перчатками, спиртовыми салфетками, санитайзерами и прочими средствами первичной защиты. Но ситуация не является патовой, ведь практически все эти средства «самообороны» можно сделать в домашних условиях.

Самый больной вопрос — маски. Здесь стоит сделать поправку, что они, пусть и играют роль пассивной защиты, не являются панацеей. Даже в случае с гриппом маски рекомендовано менять каждые два часа. Итак, как уже говорилиь выше, лучший материал для масок — спанбонд. Его можно найти на просторах Казнета и заказать с доставкой, даже не выходя из дома. Важно отметить, что при производстве медицинских масок используют материалы, не содержащие стекловолокна, натурального латекса и его производных, и они должны являться гипоаллергенными.

Между слоями нарезанного спанбонда нужно установить «фиксатор для носа» — его можно смастерить из зажима, которым упаковывают пакеты с хлебом, скручивают компьютерные провода. Остается только скрепить слои, что можно сделать старым проверенным способом, прогладив края утюгом. Спанбонд, как и полиэтилен, плавится и скрепляет слои в одно целое. Пришить резинку не составит большого труда.

Санитайзер — средство для быстрой дезинфекции — сделать еще проще, чем маски. В сети можно найти множество рецептов, мы выбрали два наиболее простых. Если к медицинскому спирту добавить глицерин и какое-нибудь эфирное масло, получите гель. Если разбавить водой — то жидкость для рук и поверхностей. Концентрация алкоголя должна быть не ниже 70 процентов, в противном случае средство не будет работать.

Итак, рецепт No1: глицерин — 14,5 миллилитра (три чайные ложки), спирт или алкоголь не меньше 70 градусов — 80 миллилитров, вода дистиллированная — 20 миллилитров, перекись водорода — 42 миллилитра. Все смешать, средство готово.

Рецепт No2: одна столовая ложка воды, пять столовых ложек водки, пять капель эфирного масла лаванды, одна чайная ложка сока алоэ, пять граммов хлоргексидина. Если нет алоэ, которое служит в качестве загустителя, то можно купить в магазинах электронных сигарет, где продаются компоненты для самостоятельного изготовления сигаретных жидкостей, пропиленгликоль.

Наглядный пример

Понять, как именно ведет себя вирус COVID-19, по крайней мере сейчас, очень сложно. Графики разных стран «пляшут» в хаотичном порядке, но все-таки некоторая тенденция прослеживается. В Южной Корее первые случаи заражения зафиксировали 22 января. 22 февраля число случаев вышло из разряда десятков и превысило 400 человек, к 26-му составило 1261 человек. В Италии первый случай заражения зафиксировали 31 января. И также сравнительно долго, до 20 февраля, число не превышало 10 человек, после чего за последующие 10 дней увеличилось до 1128.

За очень короткий период эпидемия в Южной Корее распространилась так сильно, что страна заняла второе место в мире после Китая, и только 10 марта она переместилась со второго на четвертое место в мире по числу заболевших. А ее позицию заняла Италия.

Здесь можно только предположить, что причина итальянской вспышки лежит в том, что многие жители попросту недооценивали всей серьезности происходящего в мире. Еще до полученной «славы» итальянцы заявляли журналистам, что, несмотря на вирус, они продолжают обнимать и целовать близких друзей, поскольку это их добрая традиция. Возможно, свою роль сыграл и Кубок Европы по футболу, поскольку многие болельщики перемещались по Евросоюзу, невзирая на угрозу.

Почему Корее удалось в короткий срок стабилизировать ситуацию? Здесь, видимо, дело в подходе. Корейцы тестируют всех и при выздоровлении продолжают наблюдать пациентов еще достаточно длительный срок. Характерно, что соотношение умерших к общему числу зараженных с самого начала находится около 0,9 процента, в Италии этот показатель составляет от 5 до 7,9 процента.

Наверное, лучший пример для подражания — Тайвань, который очень тесно связан с Китаем и все равно имеет сегодня меньше 77 случаев заболевания, при этом первый случай, как и в Южной Корее, 22 января. Эта статистика объясняется тем, что таваньцы сильно пострадали от атипичной пневмонии в 2003-2004 годах. После этого Тайвань создал Национальный командный центр охраны здоровья (NHCC). Он предоставляет необходимые данные, а также делает возможной совместную работу экспертов. Кроме того, власти Тайваня вовремя ограничили въезд людей из Китая, Гонконга и Макао. В то же время тайваньское правительство запретило экспорт защитных масок, чтобы обеспечить достаточное количество этих средств защиты на острове (чего не скажешь о Казахстане).

Все меры, которые они приняли на раннем этапе и которые направили на сдерживание, смогли ограничить распространение вируса. Сейчас Тайвань занят уже другим делом — смягчением. Они стараются сделать болезнь как можно более безобидной. Отсюда можно сделать вывод: страны, которые действуют быстро, могут сократить число смертей в десятки раз. И это только подсчет количества смертей — быстрое реагирование также резко сокращает количество пострадавших, что само по себе упрощает задачу.

Ни одно государство не сможет справиться, если одновременно заболеет большое количество людей. Это влечет за собой нехватку медперсонала, медикаментов и элементарных тестов на вирус. Сейчас главная задача — изоляция и сокращение круга общения до минимума. Такой режим позволит выиграть время, когда вакцина получит широкое распространение, что позволит полностью победить напасть.


|