Потусторонняя Германия. Экскурсия по бывшему рейхстагу третьего рейха

18.03.2020 в 07:35, просмотров: 815

Как у большинства соотечественников и соплеменников, у меня всегда присутствовал непраздный, но и не совсем здоровый интерес к Германии — государству, у которого мы в свое время многому научились и из-за которого понесли самые страшные жертвы из всех случившихся в XX веке. Я говорю «мы», постоянно ощущая собственную сопричастность к событиям, развязка которых наступила весной 1945-го.

Потусторонняя Германия. Экскурсия по бывшему рейхстагу третьего рейха

У моей семьи, как и у большинства живущих рядом, есть свои собственные счеты к «той Германии», из-за которой все и произошло. Один мой дед, Федор Кузьмич Михайлов, вернулся в родную Алма-Ату с фронта, весь израненный. А второй, Илья Михайлович Рыгалов, в свой родной Уральск с войны не вернулся вовсе.

Вот от того-то попасть в страну, куда так стремились попасть оба моих деда, я считал своим семейным долгом. Вот почему, очутившись там, я начертал свои маршруты, быть может, не слишком логично для современных туристов, но весьма понятно для всех тех, у кого до сих пор не исчерпались вопросы к «той Германии».

Сила правды и крепость предубеждений

Символ Победы неслучайно значился в моем списке под номером один. Несмотря на то, что решения в Третьем рейхе принимались не тут, именно Рейхстаг был главным магнитом для воинов-победителей в Берлине. И именно его штурм стал кульминацией страшной войны. И точку в ней ознаменовали красные флаги именно над его искореженным куполом.

«Умные» сетевые историки ныне азартно «впихивают» друг другу угодливо подброшенную сентенцию, что никакого военного смысла в тех жертвах, которые были положены на этажах здания во время усиленного штурма в апреле 45-го, вообще-то не было. Штаб фашистской армии и управление рейха находились вовсе не тут, а в бункерах, под землей. Рейхстаг же был лишь рубежом обороны, хорошо укрепленным и ожесточенно защищаемым теми, кому уже нечего было терять.

Действительно, здание было защищено линиями эшелонированной обороны, все окна были замурованы и превращены в бойницы, а на башенках стояли зенитные орудия. И штурм его принес заведомые жертвы. Впрочем, война без жертв немыслима даже в играх пацифистов.

Однако бывают места, которые не ограничиваются и не исчерпываются их военнополитическим смыслом. Символическое значение «пупа Третьего рейха» делало Рейхстаг архиважным мистическим объектом всей Германии тогда. И где, как ни тут, ставить жирную финальную точку? Так что красное знамя, полыхнувшее в те дни над горящей крышей, не что иное, как своеобразный «осиновый кол», прекративший затянувшуюся агонию вампирического режима.

Это объяснение не для «новых историков», у которых есть «в запасе» и другие аргументы. Оно им и не нужно. У них свои задачи и средства решения. Когда есть цель (в этом случае — умалить значение нашей Победы), за аргументами вообще дело не станется. Недавно появилось кем-то подброшенное «открытие», что, дескать, в последние дни войны в Рейхстаге вообще-то располагался военный госпиталь и оборону держали несчастные «калеки». Когда я поделился этим «открытием» с Ханнелоре Фобу, смешливым экскурсоводом, которая водила меня по коридорам и лестницам парламента, она лишь пожала плечами. Госпиталь тут действительно был. А где ему еще быть в осажденном здании? Но — в подвалах. А здание защищали отборные эсэсовские части из «французской дивизии».

Под куполом немецкого парламента

Сегодня тут заседает Бундестаг — парламент ФРГ.

В старом здании бывает много людей, и каждый ищет что-то свое. Немецким школьникам во время экскурсий рассказывают тут о торжестве современного германского парламентаризма и демократии. Благодаря особенностям «аквариумной архитектуры» — открытое общество (!) — зал заседаний напоминает операционную в мединституте. Всяк желающий может наблюдать за перипетиями парламентских прений сверху — через стеклянный колпак. Но наблюдать за германскими депутатами достаточно скучно. Слишком у них все цивилизованно. (Вот если бы «за стеклом» был не чопорный немецкий, а, скажем, украинский парламент или израильский кнессет, это было бы шоу!)

Для всяческих «зеленых» главный интерес — в самой постройке, которая вся напичкана всевозможными экологичными изюминками. Один только солнечный купол Нормана Фостера, из-под которого открывается одна из самых чарующих панорам Берлина чего стоит! Сюда, под самый верх, можно подняться по лестнице. Это привлекает тем, что отсюда одновременно можно видеть и весь Берлин, и работу парламента. Но купол служит не только удовлетворению любопытства, но и вполне утилитарной цели — освещению зала заседаний. Для этого в центре установлена сюрреалистическая конструкция из 360 зеркал. А рядом, на крыше, расположена солнечная батарея площадью 300 квадратных метров. Все это делает здание немецкого парламента еще и своеобразной теплицей. Вообще, «зеленые» принципы энергосбережения доведены до абсолюта.

Надо сказать, что высокотехнологичные позиции присутствовали в старом Рейхстаге, строительство которого началось еще во времена Вильгельма I на деньги, полученные от Франции по контрибуциям после войны 187071 годов (что-то около 25 миллионов рейхсмарок тогда). Пневмопочта, ватерклозеты, телефонизация кабинетов, центральное отопление, собственная электростанция — все это делало Рейхстаг не только удобным для работы, но и весьма автономным строением.

После войны Рейхстаг, простоявший в руинах целое десятилетие, начали реставрировать. Еще во времена ГДР. А нынешнее здание вновь вернулось к своему изначальному наполнению уже после объединения Германии. Тоже символ! Тогда сюда вернулась верховная власть. Правда, уже в виде Бундестага.

Однако меня Бундестаг манил вовсе не торжеством чуждой демократии и достижениями технологий. Я, подобно многим соотечественникам, искал в Бундестаге Рейхстаг.

Честь расписаться на стене

Над Рейхстагом 30 апреля 1945 года взвилось сразу несколько красных знамен. Самое первое, в 18.30 (по другим данным, в 14.25), водрузили на колонне поверженного символа поверженной Германии наш земляк 21-летний лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и 19-летний рядовой Григорий Булатов. Хотя официальным стягом Победы был признан штурмовой флаг, который подняли чуть позже (1 мая) Егоров и Кантария (и Берест, про которого вспомнили потом).

Знамя Победы давно в Москве. А вот надписи, сделанные в 45-м угольками горевшего здания на его мраморных стенах победителями, сохранились до сих пор. В общем-то, для нас, чьи деды брали и расписывали Рейхстаг, видеть эти граффити нормально. Не берусь утверждать того же о гражданах Германии, множество которых приходит ныне на экскурсию в стены своего парламента и видит здесь откровения типа «Мы, русские, вас, немцев, били, бьем и бить будем!». Недаром проблема их приличия в столь знаковом месте нет-нет, да и подымется в стенах самого этого места.

Зная национальные особенности применения русского языка, можно предположить, что стены Рейхстага были полны и более откровенных изречений. Но мне лично таковые не попадались. Да и не могли — во время последней «реставрации» надписей все эти исторические эпистолы были подвергнуты цензуре и вымараны корректорами. Основная масса — простые автографы типа «здесь был...». Иногда с указанием домашнего адреса. Кое-где — с характеристикой боевого пути (от Сталинграда до Берлина). Или с мотивацией (за город Ленина!). Как ни искал, не обнаружил я и записей земляков-казахстанцев. Неудивительно — сегодня на стенах сохранилась лишь небольшая часть того, что оставили воины-победители.

Надписи наших воинов «открыли» для современных немцев и туристов «союзники». Любопытно, что во времена ГДР все эти граффити были, вообще-то, забелены. Но при реконструкции здания в конце прошлого века стараниями англо-саксонских архитекторов (именно они выиграли открытый конкурс) сакральные надписи вновь выплыли на свет божий.

Победа. Полотно Петра Кривоногова.

Вернувшийся центр

После воссоединения Германии на пустырях, зиявших вокруг Рейхстага со времен войны, появился новый официальный центр старой немецкой столицы. Здесь нет какихто вызывающих «пейзажедробительных» высоток, хотя нет и каких-то выдающихся архитектурных строений. Все нарочито функционально и немного безлико — присутственные места и правительственные офисы-аквариумы. В общем, на любителя.

Правда, совсем недалеко, за Бранденбургскими воротами, начинаются кварталы куда более узнаваемого Восточного Берлина, бывшей столицы ГДР. Там мы еще побываем.

Любопытно, что в планах Гитлера была капитальная перестройка всего центра Берлина строениями, приличествующими столице «мирового рейха». Рядом с Рейхстагом должны были возвыситься здания-монстры, в тени которых его немаленькое здание превратилось бы в крохотный домик. Особенно поражает воображение гигантский купол наподобие увеличенного в десять раз римского Пантеона. Архитектура диктатур одинакова во всех странах во все времена. Главное в ней — размеры, поражающие своей величиной и низводящие каждого до карликового состояния. Множество подобных проектов, правда, так и остаются нереализованными.

А вот новая застройка официального центра нового Берлина, столицы единой Германии, если чем и грешит, то точно не гигантоманией. Основной упор — на конструктивизм и технологичность. Зданияаквариумы при ближайшем рассмотрении оказываются еще и оригинальными экологическими комплексами. Что, в общем, логично для «зеленеющей» Германии.

(Продолжение следует.)