Уходя на небо, оставь свои органы на земле

Как утверждают врачи, один труп может спасти семь жизней.

13.11.2019 в 04:34, просмотров: 429

В Казахстане ежегодно в пересадке органов нуждаются 4-5 тысяч пациентов. Однако общество еще не готово таким образом спасать «своего ближнего», да и с учетом последних скандалов в отечественной трансплантологии доверие населения к этой теме пошатнулось.

Уходя на небо, оставь свои органы на земле

Шанс на жизнь

Трансплантацию называют самым значительным прорывом в медицине последних десятилетий. В мире ежегодно выполняется более 115 тысяч операций по пересадке органов, а современные технологии позволяют продлить пациентам жизнь на многие годы. Так, максимальный период жизни человека после пересадки почки составляет 45 лет, печени — 38, сердца — 29, поджелудочной железы — 25, легкого — 20 лет.

Сложнейшие и дорогостоящие операции, которые казахстанцы раньше вынуждены были делать за рубежом, сейчас могут выполнить и отечественные высококвалифицированные хирурги. С 2012 года функционирует Республиканский координационный центр трансплантологии, сформированы региональные и стационарные координаторы в Нур-Султане и в ряде других регионов. Однако, несмотря на тот факт, что в стране есть все необходимое для проведения таких операций: оборудование, методики, профессионализм и успешный опыт, операций не так много. Причина — катастрофически не хватает доноров. В листе ожидания около трех тысяч пациентов. Взрослые и дети годами ждут своего счастливого случая. В основном они нуждаются в почках, печени и сердце. В большинстве это люди молодого и трудоспособного возраста, которые могли бы создать и сохранить семью, приносить обществу пользу, радоваться жизни. Врачи говорят, что теоретически этих пациентов можно спасти в течение года, но не хватает биологического материала. Около 75% нуждающихся в органах, так и не дождавшись своей очереди, медленно умирают. И такая ситуация не только в Казахстане. В России потребность удовлетворена только для десятой части нуждающихся пациентов. В Украине и вовсе прекратили трансплантацию. В Соединенных Штатах Америки пациенты ожидают донорские органы в течение трех лет.

Почему люди не хотят кому-то спасти жизнь, а считают, что все «свое» надо забирать на тот свет с собой? Родственники не дают согласия, чтобы органы умершего передали на донорство, и они «уходят» в землю. Отказ многие связывают с религиозными убеждениями. Однако христианство и ислам позволяют трансплантацию, считая, что если человек после трагической смерти спасает жизни других людей — это великий акт милосердия, благое деяние. В буддизме, напротив, трогать труп запрещается, возможна только трансплантация от живых доноров. Более того, муфтият Казахстана официально одобрил посмертное донорство в стране. Трансплантация органов проводится в странах с различными религиозными взглядами: в европейских, где превалируют христиане, а также мусульманских, таких как Иран, Турция, Иордания, Саудовская Аравия. Донорство развито в Индии, Китае, Японии, Южной Корее, где преобладают индуизм, буддизм, синтоизм, даосизм, конфуцианство.

Вопрос этики и жизни

Однако многие специалисты полагают, что религия — это повод, а истинная причина — боязнь, что органы могут изъять и продать. Медики уверяют, что это запрещено законодательством, однако многие, не доверяющие отечественной медицине, не исключают такого варианта. Именно страх быть «разобранным на запчасти» тормозит развитие трансплантологии в стране. А последние события в этой сфере только укрепляют сомнения.

В Казахстане расследуют уголовное дело о незаконном изъятии органов. Известного казахстанскогой врача-трансплантолога Гани Куттымуратова задержали 1 мая 2019 года. Наша газета уже писала об этой ситуации («МК в Казахстане», No29, «Человек на развес»). Его подозревают в участии в транснациональной ОПГ по незаконному изъятию органов. В отношении преступной группы, занимавшейся незаконным изъятием органов человека, расследуют дело по двум статьям Уголовного кодекса: 264, части 1, 2 «Создание и руководство транснациональной организованной группой, транснациональной преступной организацией, а равно участие в ней»; 116, часть 3 «Принуждение к изъятию или незаконное изъятие органов и тканей человека». Следствие не разглашает всех обстоятельств дела. Однако экс-заместитель председателя Национальной полиции Украины Вячеслав Аброськин, который в сентябре этого года подал в отставку, ранее, 27 июля, опубликовал в социальных сетях некоторые подробности. «В Казахстане арестованы несколько человек, один из них врач-трансплантолог. Из тех, кто продавал свои почки, 20 человек — граждане Украины. Каждый за свою почку получал от 10 до 15 тысяч долларов, а человеку, который покупал эту почку, это стоило до 150 тысяч долларов. Один из наших сограждан рассказал, что продал свою почку, чтобы заплатить за операцию онкобольной жены, а второй — просто, чтобы жить».

Доноров и реципиентов привозила израильская компания. Операции проводили в Национальном научном центре онкологии и трансплантологии (сейчас это Национальный научный онкологический центр). В то время он входил в состав корпоративного фонда University Medical Center (UMC). Этот фонд 13 ноября 2017 года заключил соглашение с израильской компанией MedLead Company Limited о взаимном сотрудничестве по оказанию услуг в области трансплантации. В конце декабря 2017 года центр получил письмо от надзорной группы Стамбульской декларации о трансплантационном туризме и торговле органами. В нем выражалось сомнение в законности действий израильской компании MedLead. После этого, с января 2018 года, трансплантации органов иностранным гражданам в ННЦОТ приостановили. С 1 мая 2019 года ННЦОТ вышел из состава UMC, сменил название и исключил платные услуги по трансплантации для иностранцев.

Возбуждению уголовного дела предшествовала проверка всех больниц, проводящих пересадку органов в связи с тем, что один из реципиентов заразился ВИЧ после операции в Таразе. В ходе нее выявили нарушения в Национальном научном центре онкологии и трансплантологии. Сам известный хирург, стоявший у истоков развития трансплантации в стране, автор многочисленных научных работ Гани Куттымуратов своей вины не признает. Его коллеги и пациенты направили письмо президенту, генпрокурору, министрам внутренних дел и здравоохранения, а также создали петицию, которая собрала тысячи подписей, в которой просят не только освободить врача, но и разобраться в деле.

Эта ситуация вскрыла пробелы в отечественном законодательстве. Дело в том, в законе нет запрета на проведение операций иностранцам, но и нет механизмов, регламентирующих эту деятельность. В Казахстане пересаживают органы иностранцам с 2017 года, но с задержанием ведущего трансплантолога такие операции стали проводить реже, поскольку врачи опасаются, что их действия станут противозаконными.

Статистика: с января по апрель 2019 года в Казахстане провели 83 трансплантации казахстанцам и пять — иностранцам; с мая по сентябрь 2019 года (после задержания Гани Куттымуратова) — 50 трансплантаций казахстанцам и одну — иностранцу.

Альтруизм спасет мир

Донором может стать далеко не каждый умерший, а тот, у которого консилиум врачей констатирует смерть мозга. Такое заключение делают на основании нескольких клинических тестов. При этом сердце продолжает биться, а легкие подключены к аппарату искусственной вентиляции. Зачастую такое бывает вследствие тяжелой травмы головы или инсульта. Причем врачам клиники, в которой умер пациент, запрещено самим изымать органы. Для этого есть специальные бригады.

Ежегодно в Казахстане от инсульта умирает около 12 тысяч человек, из которых 10% могли бы стать донорами, а на дорогах гибнут 2,5 тысячи человек. И пусть это звучит кощунственно, но эти люди могли бы спасти не одну жизнь. Тело такого погибшего можно продержать замороженным от суток до месяца. За этот срок медики найдут нуждающихся и совместимых реципиентов. А вот труп человека, умершего вследствие биологической смерти, непригоден для подобных операций.

Отечественное законодательство исходит из презумпции согласия. Если человек, умерший в результате насильственной смерти, при жизни не оформил документ, запрещающий использовать его внутренние органы, то врачи имеют полное право пересадить их нуждающимся людям. Однако де-факто использовать органы человека для других жизней не всегда получается, поскольку родственники погибших зачастую против. Хотя в некоторых странах, если врач не изъял орган, его могут уволить, поскольку он лишил другого человека шанса выжить.

В проекте Кодекса о здоровье народа и системе здравоохранения предлагали разрешить живое донорство только родственникам. Главное условие — орган предоставляют бесплатно. Однако у родственника-донора может быть несовместимость с реципиентом. В этом случае остается надеяться только на трупное донорство.

Но тогда нужен четкий и прозрачный механизм — Национальный регистр несогласных стать посмертным донором. Согласие на посмертное донорство органов пропишут в электронном паспорте здоровья. В том случае, если человек не согласен, он должен своими ногами прийти в поликлинику по месту жительства и свой «отказ» официально зарегистрировать на бумаге.

Есть еще одно немаловажное условие — успешность операции по пересадке органов во многом зависит от реабилитации. В 2009 году акимат столицы поддержал проект по строительству реабилитационного центра и даже выделил земельный участок, но инвесторы из-за кризиса отказались от финансирования.

В западных странах общество подругому смотрит на посмертное донорство. Лучше всего ситуация в Испании, в стране с численностью населения 47,5 миллиона человек ежегодно выполняется 4360 трансплантаций органов. Там смогли создать четко работающий алгоритм благодаря законодательству, централизованной системе получения органов и активной информационной работе с населением. Посмертными донорами готовы стать 90% граждан страны. При жизни человек, получая водительские права, добровольно подписывает договор о том, что в случае аварии или другого несчастного случая, повлекшего смерть, он согласен отдать свои органы. Католическая церковь тоже сыграла свою роль. Каждый год в Испании отмечают День донора, а при входе в церквях висят таблички с надписями: «Уходя на небо, оставь свои органы на земле, они тебе там не понадобятся».

Среди стран СНГ наибольшее количество операций по трансплантации проводят в Беларуси. Кстати, в Турции, где преобладающее число населения — мусульмане, посмертное донорство органов весьма развито. Медицинский туризм, где делают операции по пересадке органов, развит в Израиле, Германии и Пакистане. В некоторых странах за донорство родственникам возмещают расходы на погребение и прочие нужды, а также предоставляются определенные льготы. В свое время в Казахстане тоже предлагали государству взять на себя расходы по погребению тех, кто стал донором. И даже озвучивали сумму «помощи» — 200 тысяч тенге. Однако главный принцип, согласно международным стандартам ВОЗ, в этом деле — альтруизм