В Казахстане призывают отменить мораторий на смертную казнь

Сейчас отношение в казахстанском обществе к этому наказанию противоречиво. В мире же остается все меньше стран, готовых убивать собственных граждан. В 106 странах смертная казнь отменена вообще, а в 36 возможность такого приговора законодательно сохраняют, но на практике не применяют.

В Казахстане призывают отменить мораторий на смертную казнь

Гуманизм — мировой тренд

Исторически смертная казнь — это способ отомстить или расправиться с преступниками и неугодными. Вариантов лишить человека жизни было немало — сожжение, погребение заживо, распятие, четвертование, замуровывание, колесование и масса других изобретательных способов. Сегодня отношение к смертной казни в мире весьма неоднозначное. Тем не менее высшую меру наказания в виде смертной казни за различные нарушения закона применяют во многих странах и сегодня. А ее современные виды можно считать почти гуманными. Однако государства, где до сих пор исполняют этот вид наказания, находятся в абсолютном меньшинстве: в 2017 году такие приговоры приводили в исполнение лишь в 23 из них. В 106 странах смертная казнь отменена вообще, а в 36 возможность такого приговора законодательно сохраняют, но на практике не применяют.

В 2016 году, по данным Amnesty International, в мире казнили 1032 человека, годом позже — 993. В 2018 году число смертных казней в мире уменьшилось почти на треть: около 690 человек. Это самый низкий показатель за последние десять лет. В международной организации отмечают, что «даже страны, от которых это наименее ожидаемо, начинают менять свои подходы и понимать, что смертная казнь не решает всех проблем». Лидерами в рейтинге стали Китай, Иран, Саудовская Аравия, Вьетнам и Ирак. При этом данные по Китаю, где высшая мера наказания предусмотрена примерно за полсотни различных преступлений, не учитывали в итоговом отчете. Отмечают, что факты о тысячах казней в этой стране не оглашают и классифицируют как государственную тайну. Впрочем, списки казненных засекречены не только в КНР, но и в Северной Корее, во Вьетнаме и Южном Судане. В то же время в Иране, Ираке, Пакистане и Сомали смертные приговоры стали приводить в исполнение реже. Так, в Иране их количество сократилось почти на 50 процентов. И наоборот, рост числа смертных казней зафиксировали в Японии, Сингапуре, Южном Судане и США. В этом списке присутствует лишь одна европейская страна, продолжающая применять высшую меру, — Белоруссия.

Казахстан начал осуществлять поэтапную отмену смертной казни с 1994 года. В Уголовном кодексе, принятом в 1997 году, практически вдвое сократили количество преступлений, за которые полагался расстрел. Самое главное решение — введение бессрочного моратория на исполнение высшей меры наказания до решения вопроса о ее полной отмене — принято Указом президента 17 декабря 2003 года. По данным центра правовой статистики и информации при Генеральной прокуратуре, к смертной казни осудили по годам: 1997-й — 61 человек, 1998-й — 63, 1999-й — 63, 2000-й — 40, 2001-й — 39. Всего за указанный период вынесли расстрельных приговоров (в последние годы расстрел назначали только по одной статье — за убийство при отягчающих обстоятельствах) в отношении 266 человек. Из них привели в действие 150, 27 человек амнистировали. Последний приговор к смертной казни привели в исполнение до объявления моратория в отношении 12 человек в 2003 году. В целом же с начала независимости Казахстана и до введения моратория на смертную казнь исполнили 536 приговоров.

Указом главы государства с 1 января 2004 года всем «смертникам» казнь заменили пожизненным лишением свободы. Три года спустя поправками в Конституцию ограничили сферу возможного применения смертной казни, которая теперь предусматривается за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за совершаемые в военное время или в боевой обстановке. До вступления в силу новых конституционных поправок в тюрьмах содержали 31 «смертника». Сегодня Уголовным кодексом, который ввели в действие с 1 января 2015 года, расстрел предусматривается за 16 составов преступлений. Это убийство, планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, применение запрещенных средств и методов ведения войны, геноцид, наемничество, государственная измена, посягательство на жизнь президента республики, диверсия, терроризм, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, неповиновение или иное неисполнение приказа, сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, насильственные действия в отношении начальника, дезертирство, уклонение от воинской службы путем членовредительства или иным способом, нарушение правил несения боевого дежурства, бездействие власти, сдача или оставление противнику средств ведения войны.

Приговоренному к высшей мере наказания предоставляют право ходатайствовать о помиловании. Но это только в случае отмены моратория. Смертную казнь в порядке помилования могут заменить пожизненным лишением свободы или лишением свободы на определенный срок с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. В целом же в законодательстве Казахстана никак не закреплен правовой статус лиц, осужденных к смертной казни и подпавших под действие моратория на исполнение таких приговоров. Они фактически обречены на смерть в местах лишения свободы, поскольку не имеют права на условно-досрочное освобождение. К расстрелу не могут быть приговорены женщины, лица, совершившие преступления в возрасте до 18 лет, и мужчины, достигшие к моменту вынесения судом приговора 60-летнего возраста.

При рассмотрении проекта нового УК со стороны депутатов мажилиса звучало мнение вообще исключить из законодательства Казахстана смертную казнь. Но Генеральная прокуратура заявила, что этого делать нельзя. Кроме того, высшая мера наказания закреплена в Конституции, которая, как известно, имеет приоритет над всеми законами. И лишь в случае внесения в нее исключающих поправок смертные приговоры можно отменить.

И хотя в РК действует мораторий на исполнение смертной казни, назначать такой приговор суды имеют право. Последний раз это произошло в 2016 году. К высшей мере приговорили «алматинского стрелка» Руслана Кулекбаева за совершение теракта. Но, учитывая введенный в стране мораторий, он отбывает пожизненное наказание. Напомним, 18 июля 2016 года ранее дважды судимый приверженец салафизма Руслан Кулекбаев открыл стрельбу по сотрудникам полиции у городского департамента Комитета национальной безопасности в центре Алматы. Жертвами нападения стали 10 человек, в том числе восемь сотрудников правоохранительных органов.

Вред или польза?

Возможно, кто-то скажет: «Зачем жалеть садистов, маньяков и террористов? Они не имеют морального права жить». Однако мировая общественность отходит от принципа «око за око» и берет курс на гуманизацию уголовного законодательства. В пользу этого приводят различные данные международных исследований, которые сводятся к одному: применение смертной казни не способствует снижению уровня преступности и восстановлению справедливости. Расчет на то, что суровость наказания сама по себе способна удержать человека от преступления, не всегда оправдан, поскольку преступник, как правило, убежден, что ему удастся избежать ответственности. В то же время социологические опросы свидетельствуют о том, что большинство населения Казахстана считает преждевременной полную отмену смертной казни. Однако есть опасения, что в случае возобновления смертных приговоров могут быть расстреляны невиновные. Никто не может исключить судебную ошибку, и такие прецеденты в мире есть. Поэтому, прежде чем идти на крайние меры, необходимо повысить качество расследования и правосудия в стране.

Казахстан оказывается в двояком положении. С одной стороны, в республике никто смертную казнь не отменял. При этом она предусмотрена только для определенных видов преступлений, которые не совершают. Правозащитники считают такое решение нелогичным и призывают казахстанское правительство к полной отмене высшей меры наказания. Не выполнив эту рекомендацию, РК не сможет «влиться» в европейское сообщество. Именно этот аргумент приводят борцы за права человека. Также приводят факты относительно того, что в стране больше 10 лет смертную казнь не применяют и это не повлияло на криминогенную ситуацию.

Кроме того, эксперты в области права считают конституционные поправки относительно смертной казни не соответствующими нормам Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), ратифицированного Казахстаном. Действительно, мировое сообщество признает акты терроризма как серьезную угрозу, тем не менее ни в одном из принятых по этому поводу решений Совета безопасности ООН, конвенциях организации и других между- народных документах, направленных на борьбу с этим злом, нет даже упоминания о возможности применения смертной казни за террористические преступления. Ни одно из государств — участников Второго факультативного протокола к МПГПП (направленного на отмену смертной казни), в том числе подвергшихся терактам (Великобритания, Испания), не ставило вопрос о пересмотре этого международного договора для включения в него исключения — смертной казни за террористические преступления.

Однако ряд американских ученых, напротив, считает, что смертные приговоры спасают человеческие жизни, удерживая потенциальных преступников от убийств. Двое профессоров из США даже подсчитали, что с каждой казнью в каждом последующем году происходит на 75 убийств меньше.

А как у них?

О различных способах смертной казни сейчас больше всего можно узнать по опыту США — в этом вопросе они самые открытые в мире. Высшую меру применяют в 31 штате, их законы предусматривают пять различных способов. Основной метод во всех регионах — смертельная инъекция, другие — электрический стул, газ, расстрел и повешение — могут использовать только по просьбе заключенных и только на отдельных территориях, а иногда еще и только в случае вынесения приговора до определенной даты. В стране пытаются придумать новые способы «умерщвления», поскольку порой казнь посредством некачественных компонентов для «смертельной инъекции» превращается в пытку. Среди последних предложений — использование азота, который пока нигде не применяют.

Существует также традиция последней трапезы: приговоренный может выбрать любую еду, но есть ограничения по цене. В числе необычных заказов для последнего ужина были, например, одна маслина, 12 плиток шоколада и мороженое.

Зачастую ожидание казни затягивается на годы: осужденные проводят в тюрьме более десяти лет; около 40 процентов смертников ждут исполнения приговора по два десятилетия. Аналогичная ситуация с ожиданием наблюдается и в Японии. Впрочем, тут это считается скорее положительным моментом: власти успевают полностью разобраться в деле, и число неверных приговоров сводится к минимуму.

Крайне необычная система существует в Китае. Там есть специальные фургоны для казней. Внешне автомобиль похож на полицейский, но внутри он напоминает операционную, где осужденному делают смертельную инъекцию. Все это происходит под видеонаблюдением и в соответствии со строгими правилами. Чиновники считают, что оригинальные транспортные средства являются цивилизованной альтернативой традиционному расстрелу. Фургоны также служат экономии: не нужно строить специальные помещения для казней. Кроме того, заключенных можно казнить на месте преступления — там, где они нарушили закон. Впрочем, по некоторым данным, из-за дороговизны обслуживания фургонов для казней их число в последнее время сокращается.

Ходят слухи, что после казней заключенные становятся донорами органов. В 2006 году Министерство здравоохранения страны официально запретило продажу органов, однако считают, что это распоряжение не соблюдают. Активисты утверждают, что проверить это невозможно: тело после казни быстро кремируют.

При всей закрытости информации о казненных в КНР ситуация в Иране и Саудовской Аравии еще хуже. Там приговоренных обезглавливают, а их тела зачастую вывешивают на всеобщее обозрение. Некоторые казни проводят публично как предупреждение другим.