Легализация легких наркотиков — ключ от наркомании?

14.08.2019 в 05:44, просмотров: 1051

Современного туриста сложно чем-то удивить: как экстремально-спортивные, так и алкогольные туры стали явлением обыденным, не вызывающим уже неожиданного восторга. И сейчас на горизонте виднеются очертания нового тренда, гораздо более спорного, а где-то и даже шокирующего.

Легализация легких наркотиков — ключ от наркомании?

Совсем не в топе

Казахстан может похвастаться множеством «магнитов» для развития туризма. Это и бизнес-, и эко-, и этнотуризм. Бассейны морей и озер позволяют создать отдельный туристический кластер с развитой сетью отелей и сервиса. Чего стоит одно только озеро Балхаш, одна часть которого содержит пресную воду, вторая — соленую. Это уникальное природное явление, не имеющее аналогов в мире. Однако следует признать, что практически все туристические отрасли находятся в полуобморочном состоянии. Причин такого туристического анабиоза множество, но в большинстве своем это отсутствие инфраструктуры, отвечающей современному уровню, и слабый коэффициент популярности. Многие казахстанцы даже не знают, где расположена ясеневая роща и чем славится урочище Торыш, чего уж тут говорить об интуристе... А ведь именно он способен привлечь инвестиции в нашу страну.

Как показывает практика, те стратегии и планы развития, которые предлагали и реализовывали за последние десятилетия, не принесли желаемого результата. Конечно, положительная тенденция прослеживается, но темпы роста оставляют желать лучшего. Этому свидетельствуют и статистические показатели: в прошлом году доходы от туризма составили всего 0,9% от ВВП Казахстана. Для сравнения — доля туризма в ВВП России составит 6%, а, скажем, Италии — 12. Если посмотреть ключевые показатели в разрезе международного въездного туризма, то РК находится в коридоре 40-х мест. По данным 2017 года, это было 43-е место с показателем 7,7 миллиона человек, уступая Южной Африке (10,2 миллиона человек) и Беларуси (11 миллионов человек). Статистику, которую можно считать показательной, то есть той, к которой стоит стремиться, демонстрирует Франция с посещаемостью 86,8 миллиона человек.

Понятно, что как столица моды, так и другие европейские города блещут уникальной архитектурой, сохранившейся с эпохи Возрождения. Однако свои изюминки в нашей стране все же есть. Их вполне достаточно, чтобы войти в топ-20 и дотянуть до показателей Нидерландов, которые ежегодно привлекают до 20 миллионов туристов. А ведь в Голландии нет «золотых песков» и каспийского загара. Температура на побережье Северного моря в разгар лета едва ли дотянется до отметки 17 градусов, которые не составят конкуренцию нашим 29 градусам по Цельсию — на берегах Капшагайского водохранилища и балхашских бухт. Нет, в Страну тюльпанов туристов притягивает совершенно другое — это продукт с семипалым листом.

Сказал «а», говори и «б»

На родине Ван Гога кварталы «красных фонарей» и кофешопы приносят ежегодную прибыль до 2,5 миллиарда евро. Что, согласитесь, не назовешь плохим показателем. И вот тут Казахстану есть что противопоставить. Если похвастаться своей улицей путан с многовековой историей мы не можем, то Чуйская долина не требует официального представления. Ее слава вышла далеко за пределы Казахстана. Увы, на протяжении десятилетий эта зона привлекает отнюдь не туристов, а различные криминальные элементы. Наркотические туры — веянье спорное и противоречивое, однако если правоохранительные органы за столь длительный срок не смогли истребить криминальный бизнес, то, возможно, имеет смысл попробовать извлечь из этого пользу?

В Грузии эта тема уже не один год становится поводом для бурных дискуссий. Еще в 2017 году Конституционный суд Грузии (КСГ) признал антиконституционными любые санкции за потребление марихуаны. В постановлении суда говорится, что любое наказание (в том числе административное) за потребление марихуаны несправедливо и не отвечает интересам общества, поскольку курение марихуаны «вредит только потребителю и не наносит вред обществу». Тем самым высшая судебная инстанция упразднила действующие нормы Административного кодекса, согласно которым за курение марихуаны человека могли оштрафовать на 500 лари (примерно $200).

Правда, здесь возникла парадоксальная ситуация, ведь курить марихуану условно разрешили, а покупать, приобретать, хранить или транспортировать — нет. Правовая коллизия привела к повторным волнам протестов со стороны сторонников каннабиса и, как следствие, судебным разбирательствам. И только в этом году КСГ упразднил наказание в виде заключения за приобретение-хранение для личного пользования наркотиков, которые не вызывают агрессии и быстрого привыкания. Казалось бы, победа?! Но как понять, какие из наркотиков можно считать «агрессивными», а какие — нет?

При рассмотрении иска КСГ разделил наркотические вещества на две условные группы. Первая — это наркотики, которые не вызывают быстрого привыкания или агрессивного поведения. Во вторую группу попали все остальные наркотические вещества. Однако, согласно законодательству Грузии, КСГ не может утверждать перечень наркотических средств, на которые распространится его решение, это должен сделать парламент во время приведения в соответствие решению суда норм законодательства.

То есть мы видим, что Грузия на примере многих европейских стран делает «закон о каннабисе» мягче, но процесс этот слишком сильно затянулся из-за ряда законодательных нестыковок и сильных противоречий между противоборствующими сторонами.

Этот пример четко указывает на то, что в столь остром вопросе, как легализация наркотика, прежде следует подготовить внятный проект, позволяющий на всех уровнях довести дело до логического заключения.

Не панацея, но решение

На самом деле число государств, внедряющих в различных формах декриминализацию наркотиков, давно перевалило за два десятка. И все же единственной страной, которая полностью вывела их употребление и хранение из-под действия уголовного права, остается Португалия. Ее опыт одновременно и самый длительный: соответствующий закон действует в стране с 1 июля 2001 года. Предпосылкой к его принятию стал провал традиционных методов борьбы с наркозависимостью в стране: к 2001 году количество наркоманов в Португалии составляло около одного процента населения. По числу ВИЧ-инфицированных наркоманов и количеству смертей от передозировки страна претендовала на первое место в Европе.

Сейчас прошло уже достаточно времени, чтобы можно было делать выводы. Достижениями португальских властей стали и спад смертности, связанной с наркотиками, и низкий, по сравнению с другими странами Евросоюза, спрос на так называемые «новые психоактивные вещества»: спайсы, курительные и нюхательные смеси.

Политики Португалии придерживаются простой логики: когда проверенные наркотики доступны, меньше причин экспериментировать с синтетикой, эффект от которой сложно или невозможно предугадать.

По данным отчета Европейского центра мониторинга наркотиков и наркозависимости 2015 года, число смертей от передозировки в Португалии оказалось одним из самых низких в Европе: три на один миллион жителей. Для сравнения: в Великобритании этот показатель составил 45, в Норвегии и Швеции — более 60. Рекорд в Европе держит Эстония — 126,8.

Рассуждая о легализации, нельзя пропустить еще одну страну — Уругвай, которая стала первой в мире, где рынок, производство и торговля коноплей находятся в руках государства. Соответствующий закон вышел еще в 2013 году, а с 2017 года марихуану начали продавать в аптеках.

Легализация дает шанс сократить расходы на содержание преступников, прежде попадавших под суд за те или иные наркопреступления. Естественно, власти выводят из тени оборот марихуаны, к слову, оценивающийся в $40 млн за год. Легализировав «травку», властям страны уже удалось значительно снизить уровень потребления более серьезных наркотических веществ, в том числе пасты коки — дешевого продукта первичной экстракции кокаина, очень популярного среди беднейших слоев населения.

Взяв под контроль производство и продажу марихуаны, государство получило возможность регулировать его стоимость, а значит, сделать ее достаточно доступным и предпочтительным выбором для тех, кто в противном случае обратился бы к более тяжелым наркотикам.

Тему выведения из тени продажи каннабиса в Казахстане уже не раз поднимали, только все безрезультативно. Возможно, причина кроется и в третьей стороне, заинтересованной в том, чтобы черный рынок наркотиков продолжал процветать. А легализация и переход под полный государственный контроль сломают все схемы, которые приносят криминальным группировкам прибыль, исчисляющуюся не одним миллионом долларов.

В свою очередь, реализация такой стратегии позволит организовать в Чуйской долине санатории и профилактории для людей, которые желают избавиться от тяжелых наркотиков. Для многих интуристов такой формат экотуров будет выглядеть намного привлекательнее тех площадок, которые им доступны сегодня. Ведь в отличие от других стран, где каннабис выращивают в теплицах, в Казахстане он произрастает в естественной среде обитания. И в теории претендует на знак экопродукта.

В итоге, развитие нового для страны формата туристической деятельности позволит привести в порядок дорожную сеть Жамбылской области, которая уже давно находится в плачевном состоянии. Не стоит забывать и о том, что это дополнительные налоговые поступления в бюджет страны.

Наркотик, даже легкий — это зло. Но если его не удается победить, то нужно научиться им управлять, и тогда он будет приносить не только вред, но и пользу. Хранение наркотиков в небольших количествах для личного использования не считается уголовным преступлением в Чехии, Бельгии, Испании, Австрии, Люксембурге, некоторых федеральных землях Германии, в ряде австралийских штатов, а также в Аргентине, Мексике, Боливии и Чили. В медицинских целях выращивание разрешено в Канаде, Хорватии и Италии.

Возможно, пришло время и нам сдвинуться с мертвой точки?

Санкции . Хроника событий