Метадон для наркозависимых: благо или зло?

12.07.2019 в 07:03, просмотров: 2343

В Казахстане на протяжении более десяти лет в рамках пилотного проекта действует программа опиоидной заместительной терапии, в рамках которой в качестве альтернативы наркозависимым предлагают препарат метадон. Инициатива разделила медицинскую общественность на два лагеря. Благо или зло – что на самом деле преследует этот проект, который пока приостановлен.

Метадон для наркозависимых: благо или зло?

Аналог героина и морфина

Технологию замены «экологически чистого» героина синтетическим метадоном использовали в Европе и США с середины 1960 годов. Заместительная терапия заключается в централизованном обеспечении больных наркоманией синтетическим наркотиком в виде сиропа — метадоном.

Синтезированный во время Второй мировой войны немцами, он применялся на фронте в качестве обезболивающего. В то время это «ноу-хау» называлось дольфин (в честь Гитлера). Вскоре метадон стали использовать как антипод опиатов — наркотиков, в основе которых лежит мак. Предполагалось, что его регулярное употребление способно переключить больного с более сильного и губительного для организма наркотика на этот препарат. Метадон имеет значительно больший период выведения — длительность его действия от 24 до 36 часов, в то время как продолжительность действия всех остальных наркотиков составляет практически не больше трех-шести часов. Наркоманы с большим стажем могут принимать его один раз в день, а начинающим одной дозы хватает на двое-трое суток. В связи с этим при прекращении употребления симптомы отмены также проявляются дольше. И второе — он не дает опьянения или кайфа (кроме тех случаев, когда вводится внутривенно).

Первые эксперименты по излечению от наркомании подобным способом проводились в Голландии. И провалились. Выяснилось, что на героиновых наркоманов метадон действует только по утрам, когда им надо хоть чем-то «подлечиться». Набравшись сил, они снова кололи привычную для организма дозу. Таким образом, «чудодейственный» эликсир не менял привычек, но зато давал стойкое привыкание. Кроме того, выяснилось, что метадон вызывает тяжелейшую 20-дневную ломку, практически не поддающуюся купированию, а потому нередко имеющую летальные исходы. Взвесив все за и против, инициаторы программы метадоновой терапии убили свое детище собственными руками. Разочаровавшись во всех методах, в Голландии легализовали некоторые виды наркотиков.

От использования метадона для лечения наркомании отказались Франция, Германия, Австрия, Швейцария и США. Пилотный проект опиоидной заместительной терапии запрещен в России, приостановлен в Узбекистане, а остатки препарата переданы в нашу страну в качестве гуманитарной помощи. В Кыргызстане депутаты не поддержали строительство завода по выпуску этого наркотика.

В целом мировая общественность неоднозначно относится к такой заместительной терапии. Наркотик метадон — аналог героина и морфина, запрещен Конвенцией ООН к применению в медицинских целях. Также в 1989 году ПАСЕ приняла обращение, призвав правительства всех стран мира запретить его любое использование в медицинских целях, так как от него умерло больше наркоманов, чем от героина. Героин ведь тоже в свое время был изобретен для лечения морфиновых наркоманов и сокращения их количества, но породил еще большее количество героиновых наркоманов.

Спасение от ВИЧ

Казахстанские чиновники и врачи не столь категоричны и согласились апробировать предложенную фондом «Сорос» методику. К тому же метадон значительно дешевле героина. Расходы можно было бы снизить, если бы он производился в Казахстане. Сейчас его закупают в Индии и в других странах. В свое время планировалось наладить его производство на отечественной фармацевтической компании «ХимФарм», но эту инициативу так и не реализовали.

Пилотный проект опиоидной заместительной терапии (ОЗТ) реализуют в Казахстане с октября 2008 года. Он финансируется за счет гранта Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. В качестве первых «подопытных» стали 15 человек из Карагандинской и Павлодарской областей, поскольку именно там больше всего ВИЧ-инфицированных среди потребляющих инъекционные наркотики. Позже проект реализовали в таких городах, как Павлодар, Темиртау, Актобе, Тараз, Костанай, Уральск, Экибастуз, Семей, Караганда и Усть-Каменогорск. За девять лет количество пациентов составило 1017 человек. С помощью метадона вылечились 14 пациентов (за восемь лет). Число «пациентов», получающих «лекарство», — всего около 2% от всех потребителей инъекционных наркотиков, состоящих на диспансерном учете. При этом ВОЗ рекомендует охватить не менее 20%. Такое низкое число наркозависимых, проходящих метадоновую терапию, объясняется строгими требованиями. Процедура выглядит так: добровольцы ежедневно приходят в наркодиспансер, где под присмотром медперсонала получают свой «наркотический паек». Метадон «на руки» не выдают. В развитых странах, где есть такая программа, тем, кто в течение трех месяцев без нареканий проходит терапию, разрешается приходить через день, и «дозу» им выдают с собой. Но на следующий день обязателен контроль приема наркотиков. В Казахстане в обязательном порядке в контракте прописывают условие — не употреблять другие наркотики. Каждую неделю участников программы проверяют. Эти обследования, между прочим, стоят тоже недешево. Однако многие не готовы выполнять столько условностей ради «бесплатной дозы». Отсюда и небольшое количество участников.

В ноябре 2015 года под кодом РК- ЛС-No121922 препарат метадон зарегистрирован в Казахстане и разрешен к применению. Однако споры об эффективности заместительной терапии идут до сих пор. По мнению врачей-наркологов, он не излечивает от наркотической зависимости на все 100%. В то же время позволяет облегчить жизнь пациентам — вернуть их в общество, контролировать риски заражения неизлечимыми заболеваниями и существенно снизить уровень преступности. При правильно организованном лечении пациент получает медицинский метадон в определенной дозе и под контролем врача совершенно бесплатно, а не «грязный» уличный наркотик, который может быть опасен для здоровья и жизни. Один из плюсов метадоновой терапии — благодаря применению пероральным способом удается удерживать распространение ВИЧ.

В Республиканском центре по профилактике и борьбе со СПИДом заявляли, что пациенты, которые находятся на заместительной терапии, имеют положительные результаты. Да и две проведенные экспертные оценки по реализации терапии (последняя осуществлялась международными экспертами из Колумбийского университета в 2012 году) это подтвердили: многие пациенты обрели семью, работу, перестали думать о поиске наркотиков, в общем, вернулись в общество. Некоторые из них и вовсе отказались от употребления наркотиков и теперь помогают другим.

Сами наркозависимые, участвующие в проекте, говорят, что если программу закроют, то они вновь пойдут на улицу — искать героин.

В июне 2017 года Министерство внутренних дел РК потребовало прекратить реализацию программы, после чего создали Межсекторальную рабочую группу из 17 человек, задачей которой стала оценка ее эффективности. Рабочая группа подготовила резолюцию с выводами о том, что ОЗТ эффективна в Казахстане и ее следует продолжить, но часть ее членов инициировали альтернативное исследование при содействии полиции. Выводы альтернативной экспертизы оказались предсказуемы, поэтому в январе 2018 года прием новых пациентов в центрах опиоидной заместительной терапии временно остановили. Между тем Казахстанский союз ВИЧ-инфицированных обратился к президенту страны с призывом не закрывать проект.

Угроза национальной безопасности

У программы есть и противники, которые не раз выступали с предложениями запретить этот проект, аргументируя это тем, что под прикрытием этой программы в стране создается новый вид наркобизнеса. По мнению независимых экспертов, «подсаживая» на метадон все больше «клиентов», фармацевтические компании неплохо на этом зарабатывают. Они уверены, что у программы есть мощное лобби на самом высоком уровне. Оказалось, что программа ООН по продвижению метадона предусматривает «систему привлечения лечебно-профилактических учреждений к этой работе в виде поощрений, чтобы поддержать заинтересованность персонала».

По словам противников, исследования и клинические испытания метадона в Казахстане проводились с нарушением предусмотренных законодательством требований. В 2011 году, после результатов пилотного проекта, в Минздрав представили отрицательное заключение независимой комиссии, но по непонятным причинам результаты этой проверки умалчиваются. Более того, предпринимались попытки внести метадон в список жизненно важных препаратов с тем, чтобы получить финансирование из госбюджета в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, то есть за счет средств налогоплательщиков.

Также есть мнение, что подобная система «пришел — взял» делает врачей пассивными. Она не стимулирует медиков искать новые творческие подходы в лечении наркозависимости, ведь намного проще раздавать метадон, чем организовывать курсовое лечение. Этот препарат также влияет не только на физическое здоровье пациентов, но и на психическое, лишая их надежды на окончательное выздоровление.

Парламентарии также не раз высказывались против реализации программы опиоидной заместительной терапии в Казахстане. В частности, депутаты от партии «Ак жол» считают, что аналог героина и морфина может пошатнуть национальную безопасность в стране. В подтверждение этому приводился следующий факт: в документе «Расширение доступности опиоидной заместительной терапии в РК в 2010-2014 годы: обзор ситуации, план действий и операционный план внедрения» отмечено, что задержка поставки метадона хотя бы на один день угрожает стране общественно-политическими беспорядками. Управление ООН по наркотикам и преступности UNODC, один из разработчиков этого документа, тоже предусмотрительно сняло с себя всякую ответственность за последствия внедрения метадона в нашей стране, возлагая ее на исполнителей.

Совпадение или закономерность, но есть информация, что незадолго до известных событий в Югославии там раздавали метадон бесплатно. В Украине заместительная терапия началась накануне первой «оранжевой» революции, в 2009 году. Между тем, согласно исследованиям, один из побочных эффектов метадона — неконтролируемые приливы агрессии, если наркотик не принять вовремя. Случай, подтверждающий эти опасения, уже однажды произошел в Темиртау, где была задержка выдачи метадона. Наркозависимые, пришедшие за «дозой», кричали и грозили все разнести. А ведь в программе на тот момент было всего 12 человек.

Но самый главный аргумент — по данным исследований, в рамках программы пока не удалось достичь поставленной цели — полной ресоциализации наркозависимых.

Учитывая неоднозначное отношение к метадоновой терапии, правительству совместно с Министерством здравоохранения предстоит еще решить, будет ли она официально применяться в республике для лечения наркозависимых. Поэтому будущее этой программы в Казахстане остается неопределенным.