Усилиями Георгия Аракелова поднялась на Кок-Тюбе знаменитая телебашня

03.07.2019 в 08:15, просмотров: 1189

Есть люди, встречи с которыми открывают новые грани ставших уже привычными событий и явлений — первые полеты в космос, первые космические станции и спутники, первые радио- и телестанции, первая телебашня… Алматинская телебашня на КокТюбе воспринимается сегодня так, словно была на этом месте всегда. И трудно представить, что в наших домах когда-то не было телевидения. Cлова «первый» и «уникальный» часто сопровождали Георгия Александровича Аракелова, стоявшего у истоков телевещания в Казахстане.

Усилиями Георгия Аракелова поднялась на Кок-Тюбе знаменитая телебашня

Начинал он свой жизненный путь связистом школьного радиолюбительского кружка, затем от простого инженера городского радиоузла в Уральске поднялся до поста заместителя министра связи КазССР. Он с неистовой горячностью и энтузиазмом продвигал и воплощал проекты по созданию в стране обширной и самой современной сети структур теле- и радиовещания и спутниковой связи. И мало кто знает, что именно его усилиями и при его непосредственном участии в Алматы появилась первая станция космической связи «Орбита» и поднялась на Кок-Тюбе знаменитая телебашня.

Георгий Александрович Аракелов, государственный деятель Казахстана, названный однажды «патриархом связи», ветеран Великой Отечественной войны, известный филателист, коллекционирующий марки, связанные с именем Микеланджело Буонарроти, творения которого он изучал все свое свободное время, автор книги «Мои встречи с Микеланджело» предстает перед нами в воспоминаниях его дочери Ирины Георгиевны Аракеловой. Собственно, это ей удалось собрать книгу отца после его ухода из жизни, издать ее и презентовать в конце прошлого года друзьям, его коллегам и просто заинтересованным людям. Память об отце важна ей так же, как память о Казахстане, о любимом городе Алма-Ате, который в советское послевоенное время стремительно определял себя как одну из современных столиц.

— Ирина Георгиевна, почему важна эта память о Георгии Александровиче для вас и страны?

— Понятно, что для любого ребенка память о родителях священна, для меня она выражается и в безмерной благодарности моим родителям за то, что они вложили в меня. Папа вкладывал своеобразную «родительскую» любовь во все свои «детища» по всему Казахстану. Потому хочу надеяться, что и страна, и наш город также сохранят о нем благодарную память и будут гордиться им. О том, как ценили отца при жизни, сегодня говорит множество поздравительных телеграмм по разным поводам, сохранившихся в нашем доме. Я их часто перебираю, и, что поразительно — они не сухие, лаконичные, а написаны живым эмоциональным языком, передающим любовь. Думаю, люди, с которыми он встречался, чувствовали его искреннее внимание к ним, его горение и энтузиазм в работе и отвечали ему теплотой. И, конечно, хочется, чтобы помнили, что этот человек выстроил целую отрасль телерадиовещания в нашей республике и поднял ее на такую высоту — в прямом и переносном смысле, если говорить и о нашей телебашне, и о первом центре телеметрической связи с орбитальными космическими станциями, и о других стратегически важных объектах.

— Как ваш отец попал в Алматы и почему остался здесь?

— Эта тема связана с историей его любви. Папа родился в древнем городе Гянджа в Азербайджане, который в советское время назывался Кировабадом. Семья жила в армянской части города. Еще в школьные годы он был влюблен в свою одноклассницу — отличницу и красавицу Валентину. Но наутро после выпускного вечера, 22 июня, вчерашние школьники услышали о начале войны, и уже в октябре 1941 года Георгий Аракелов ушел на фронт, а семью той девушки, которые были немцами, сталинским указом переселили в павлодарские степи. А тогда не то что найти адрес сосланных, даже с простыми письмами было непросто. Но упорству отца не было предела, тем более что касалось поиска возлюбленной. Он нашел ее и в 1947 году в свой отпуск приехал к ней уже в Алма-Ату, где Валентина училась в медицинском институте. С момента той встречи стал настоятельно просить демобилизации, а, учитывая его заслуги в годы войны, знания и опыт, никто не торопился отпускать ценного офицера из армии. Процесс демобилизации происходил непросто и болезненно, но в 1948 году папа приехал в столицу Казахстана и женился на любимой девушке. По распределению ее направили в Уральск, покидать который она не имела права, и где для молодого человека, бывшего боевого офицера, чьим единственным университетом была война, работы не оказалось. Жили тяжело, и отцу приходилось быть то корреспондентом областной газеты, то заведующим лекционным бюро. А хотелось получить и высшее образование, и работу по специальности, о которой мечтал. И он окончил Московский электротехнический институт связи, вернулся оттуда в Уральск, где с должности инженера городского радиоузла быстро дорос до начальника Уральского радиоцентра. Успешную работу отметило Алматинское руководство, и в 1956 году его перевели в Алма-Ату, поручив возглавить радиоотдел Министерства связи КазССР, курирующий развитие радиофикациии телевидения Казахстана. Здесь Георгий Александрович проработал до 1964 года, стал главным инженером в ранге замминистра связи республики. С 1973 по 1984 год был заместителем министра связи Казахской ССР и на пенсию вышел формально, потому что никто не собирался его отпускать. Ему не раз предлагали высокие посты в Армении и в Москве, но он остался верен Алма-Ате и делу, которое его здесь вело и вдохновляло.

— Почему Георгия Александровича называют «патриархом связи»?

— Он с детства мечтал стать радиоинженером. Подростком собирал радиоприемники, изучил азбуку Морзе, эти знания помогли ему в настойчивом желании прорваться на фронт. Сначала его туда не брали в силу допризывного возраста — 18 исполнялось только в конце ноября. Лишь узнав, что парень владеет азбукой Морзе, в военкомате поручили обучать новобранцев, а в октябре 1941-го отправили в Севастополь, во взвод связи. Он прошел всю войну, встретив победу осенью 1945 года на Дальнем Востоке при капитуляции Японии. Военную карьеру отец отверг не только из-за любимой, с которой хотел быть рядом, но и в силу давней детской мечты посвятить себя радио и телевидению. Помимо боевых и трудовых орденов и медалей он гордился званием «Мастер связи» и носил знак «Почетный радист СССР». Он и в 80 лет прекрасно разбирался в современных технологиях и с удовольствием делился знаниями со студентами и молодыми специалистами.

За сухими цифрами в его книге по истории связи в Казахстане стоит гигантская работа, часто результаты его трудов можно было охарактеризовать эпитетами «с нуля», «впервые», «самый большой», «самый современный». Это относится и к телебашне. Я стала свидетелем ее рождения от замысла, затем — макета и смогла видеть, как в небо АлмаАты постепенно поднималась эта красавица. Проектов по созданию телебашни было несколько. Стояла непростая задача установить ее в сейсмоопасной зоне. Места выбирались разные, но отец настоял на подножии горы Кок-Тюбе, чтобы общую высоту башни соединить с естественным горным рельефом. Для обеспечения ее устойчивости при землетрясении, оползне или сильном ветре были предложены блестящие технические решения, например, особый фундамент, который превращал башню в «Ваньку-встаньку», чтобы она при любых условиях оставалась невредимой. Это строение и сегодня единственное в своем роде и украшает Алматы. Ее узнаваемый силуэт стал символом города, да, пожалуй, и всего Казахстана. Осенью этого года нашей башне будет ровно 35 лет.

— Как связано название одного из микрорайонов Алматы с именем вашего отца?

— Это его «особый вклад» в ономастику города. Мало кто знает, что первая станция космической связи тогда в Алма-Ате была построена выше Саина — Аль-Фараби, в районе санатория «Алма-Ата». Такие станции носили название «Орбита». Вот по ее имени и был назван микрорайон, а отец получил орден «Знак почета» за ввод в эксплуатацию еще одного знакового объекта.

— Откуда появилось увлечение Микеланджело в его жизни?

— Все началось опять же в школе. В выпускном классе папе подарили книгу Ю. Колпинского «Образ человека в искусстве Возрождения», которая стала его проводником в мир искусства. И душа юноши, требующая возвышенного, соприкоснулась с душой Мастера эпохи Возрождения. Искусство Титана Возрождения захватило его полностью, и он всерьез увлекся филателией. Все свое свободное время отец посвящал изучению творчества Микеланджело, находил контакты коллекционеров, искусствоведов по всему миру, переписывался, занимался переводами писем, менялся марками. В итоге ему удалось составить единственную, в полном собрании, коллекцию марок со всего мира, посвященных великому итальянцу. Коллекция получила медали высокого ранга на нескольких республиканских и международных выставках. Это было папино личное и глубокое служение искусству. А книгу «Мои встречи с Микеланджело» он стал писать уже после своей поездки в Италию, где посетил практически все уголки, связанные с именем своего кумира.

— У вашего отца были свои любимые уголки в Алма-Ате?

— Он любил ее бесконечно! Ему нравилось постоянно подниматься на старую телевышку, которая находится на улице Желтоксан (бывшая улица Мира), и созерцать теплый зеленый город. Он обожал бывать в яблоневых садах, каких было множество возле станции «Орбита». Особенно он любил это делать осенью, когда ароматный апорт можно было собирать с земли. Тогда он привозил домой целый мешок яблок, как волшебник, открывал его, бережно доставал плоды, чтобы полюбоваться и вдохнуть их солнечный запах. Мы раскладывали эти огромные яблоки между оконными рамами, и до самого января они радовали нас и своим видом, и вкусом, и ароматом. Любил отец и парки, в которых встречались шахматисты и филателисты. Да, он еще был ярым поклонником шахмат и биллиарда, и, если мы уходили с ним с парк, мама теряла нас на весь день. Сначала таким местом притяжения для отца был парк Горького, затем, когда шахматисты «переселились» в парк панфиловцев, он стал пропадать в нем. И, конечно, новой, современной — «своей» — телебашней на Кок-Тюбе он не переставал любоваться. Однажды ночью отвез своего внука, моего сына, на площадку, откуда открывается потрясающий «космический» вид на башню, и она словно ракета взлетает в небо. Сын запомнил это впечатление на всю жизнь.