Саксаул по-прежнему остается под угрозой исчезновения

Саксаул может пережить зной пустыни, но не человеческую жадность

03.07.2019 в 07:36, просмотров: 766

Несмотря на ограничительные и запретительные меры, которые начали действовать еще с 2004 года, саксаул по-прежнему остается под угрозой исчезновения. И чтобы в будущем не пришлось воссоздавать исчезнувший вид, уже сегодня нужно принимать самые радикальные меры.

Саксаул по-прежнему остается под угрозой исчезновения

Казахстанский бренд

Россия славится березовыми рощами и кедровыми лесами, изюминкой японских островов является сакура, в Казахстане таким деревом по достоинству считается саксаул. Конечно, его нельзя назвать таким же универсальным строительным материалом, как, скажем, бамбук, да и плоды его не составят конкуренции кедровым орешкам. Однако у него своя особенность, придающая индивидуальность и в некоторой степени незаменимость.

Древесина саксаула — лучшее по качеству топливо. По выработке калорий она превосходит древесину березы, дуба и даже многие сорта бурого угля. Долгое время саксаул был единственным топливом в Средней Азии, за что его ценят и по сей день.

Саксаул также называют разведчиком воды в пустынях: там, где грунтовые воды подходят к поверхности, вырастают стройные и высокие деревья саксаула. К сведению, саксаул может вытягивать влагу с глубины около 30 метров. У большинства растений корневое давление колеблется в пределах от одной до трех атмосфер, а у саксаула — до 100! С такой силой он высасывает из почвы и подает в крону крупицы живительной влаги.

Существует множество разновидностей саксаула, которые меняются в зависимости от вида почвы и климата. В Казахстане встречаются три вида саксаула — так называемые черный, белый и зайсанский. Черный саксаул — крупный кустарник — достигает в высоту семи метров, имеет очень длинные корни, которые питаются грунтовыми водами. Белый саксаул уже не может похвастаться такими показателями «стройности» и вырастает лишь до пяти метров, что тоже немало. Зато он имеет прозрачные листья-чешуйки и тонкие стебли с ветками пепельного цвета, что с эстетической стороны делает растение более привлекательным. Он является наиболее выносливым растением в своем виде, поэтому переносит даже самую тяжелую засуху. Зайсанский саксаул имеет очень искривленный ствол, а древесина обладает специфическим запахом, и растет он весьма медленно.

Эти деревья могут образовывать саксаульники — древесные заросли, или саксауловые леса, площадь которых в Южном Казахстане составляет около шести миллионов гектаров. К примеру, в Туркмении эта цифра в два раза меньше, а в Узбекистане не насчитывается и одного миллиона гектаров. В Иране, Афганистане, Ираке, Израиле, Саудовской Аравии и в Западном Китае саксаул тоже растет, но там его несопоставимо меньше. Поэтому Казахстан по достоинству несет статус житницы этого уникального дерева.

Что касается жизненного цикла саксаула, то растение пустыни живет 45-50 лет, а в отдельных случаях может дотянуть и до 60 лет. По древесным меркам его долгожителем не назовешь, да и часто деревья уничтожают еще в юном возрасте.

Сами саксаульники имеют огромное значение, которое невозможно переоценить, поскольку не только являются частью пищевой цепочки, но и защищают песчаный грунт от ветра, предотвращая ветровую эрозию. В свою очередь, нещадная вырубка и выкорчевывание саксаула приводят к разрастанию пустынь. Пески, лишенные скрепляющих корней этого дерева, приходят в движение и превращаются в барханы.

Искушенные древом

Дерево оказывает невероятно большое влияние на окружающую среду, однако простые обыватели знают лишь самое простое назначение саксаула — приготовление на его углях шашлыка. Действительно, мясо, приготовленное на углях саксаула, сильно отличается от аналогичного блюда, поджаренного на углях березы или другого дерева. Специфический аромат ничем не подменить. На рубеже 2000-х годов спрос на «каменное дерево» увеличился настолько, что попросту начал превышать предложение. Как уже говорилось ранее, саксаул может расти полвека, однако процесс этот не быстротечен, то есть за двадцать лет его крона едва ли поднимется до двухметровой отметки. А с учетом тотальной вырубки пятиметровые экземпляры теперь попадаются только в книгах.

В предыдущих материалах мы уже говорили и о принятых государством мерах, и о той «эффективности», которую они дали. Напомним, первый мораторий на все виды вырубок саксауловых насаждений ввели в 2004 году. Постановлением правительства РК был определен срок запрета — 10 лет. На момент выпуска документа защитникам природы казалось, что победа за ними. Но, увы, это мнение оказалось ошибочным.

Во-первых, стоит обратить внимание на дату старта моратория. Незаконная заготовка саксаула началась еще в начале 90-х, когда в стране был кризис. То есть реликтовый саксаульник беспощадно вырубался в режиме нон-стоп на протяжении 12-14 лет. С трудом верится, что местные чиновники не видели этой проблемы. А может, просто предпочитали делать вид, что ничего не происходит?! Ведь в начале 2000-х экономическая ситуация уже кардинально изменилась, при этом тенденции вырубки остались как в 90-х. В те годы даже в Москве появились вывески «шашлык на саксауле». Откуда завозили это топливо? Вряд ли из Израиля.

Во-вторых, после введения моратория по югу Казахстана прокатилась волна возмущений среди местного населения. Дело в том, что на протяжении нескольких поколений жители ЮКО отапливали свои дома именно саксауловыми дровами. Социальный срез этого вопроса ясен. Ведь отнюдь не все люди браконьеры и спекулянты. Фактически жители отдаленных аулов оказались заложниками сложившихся обстоятельств.

Позже чиновникам пришлось внести поправки в Лесной кодекс, согласно которым местному населению разрешили делать запасы саксауловых дров, но только за счет внелесосечной захламленности, то есть поваленных и старых деревьев. Тогда же определили весьма солидную норму: от пяти до семи кубометров саксаульника на один двор. Запомните эти цифры, позже мы к ним вернемся.

Ситуация стабилизировалась, если не считать того факта, что процесс сбора древесины особо никто не отслеживал. То есть как таковой фиксации количества вырубленного саксаула не было. Таким образом, на протяжении последующих 10 лет вроде бы все оставались довольны. Минсельхоз тем, что объем незаконных рубок как бы шел на спад, местное население тем, что по-прежнему, теперь уже вполне легально, могло заготавливать саксауловые дрова. Если бы не одно «но»!

Одним запретом мил не будешь

В 2014 году, после истечения срока моратория, провели проверку, объемную работу, результаты которой вновь выявили невероятные, но на самом деле вполне очевидные вещи. Пользуясь полученными от государства привилегиями, местное население на юге спокойно приторговывало «излишками» саксауловых дров. Фактически лесорубы, или, правильней сказать, лесоломы, работали по безотказной схеме: нарвавшись на инспекторов, они всегда могли предоставить документ, разрешающий заготавливать дрова. Пусть даже где-то они злоупотребили и покусились не на сухостой, а на здоровые деревья. Но ведь разок «понять и простить» можно?!

Другой момент — как определить, продает человек излишки, оставшиеся с прошлого года, или этот самый «излишек» он формирует еженедельно? Ведь контроль за собранным саксаулом не велся.

Эта же проверка определила, что на самом деле для удовлетворительного обеспечения топливом одному двору хватало всего трех-четырех кубометров саксауловых дров, а не пяти-семи, как установили в 2004-м. Даже если допустить, что никто из крестьян не злоупотреблял имеющимся разрешением, страшно представить, сколько «излишков» реализовали за 10 лет только по Южно-Казахстанской области. И ведь наверняка это очевидное расхождение цифр, а точнее, двойное завышение объема потребления саксауловых дров, было известно изначально.

В 2015 году министр МСХ РК подписал приказ, который снова запрещал все виды вырубок саксаула до 31 декабря 2018 года, а в конце весны текущего года запрет продлили до 2023 года. Но, несмотря на все запреты и ограничения, мы по-прежнему видим на рынках, автозаправочных станциях и просто у обочин саксаул на продажу. Одни продавцы выставляют товар «окультурено», в коробках, другие — в связках и мешках. Конечно, всегда можно оправдаться тем, что это остатки когда-то законно вырубленного саксаула. Но ведь сейчас действует запрет не только на вырубку, но и на продажу.

Напомним, в Казахстане с 2017 года действует закон, запрещающий именно торговлю саксаулом. Он в некоторой степени изменил ситуацию, но не исключил полностью. Сейчас саксаул можно купить даже не выходя из дома. На одном из сайтов мы нашли сразу несколько любопытных объявлений. Вот один из примеров: «Продажа саксаула оптом и в розницу. Минимальная партия заказа одна тонна. Есть в мешках, по 3000 тенге» — говорится в сообщении (пунктуация и орфография сохранены. — Прим. ред.). Есть предложения и на российском рынке — по 1200 рублей за коробку. Откуда дровишки?

Можно только предположить, что причина столь смелых предложений в недостаточно жесткой мере наказания. Если за вырубку саксаула можно получить не только солидный штраф, но и лишиться свободы, то за продажу грозит лишь номинальный штраф.

Согласно данным, опубликованным на сайте прокуратуры Туркестанской области, «за незаконную торговлю саксаулом предусмотрена административная ответственность по статье 196 КоАП РК в виде штрафа в размере 25 МРП». По всей видимости, цель оправдывает средства, и прибыль от продажи саксаула тоннами с лихвой покрывает даже этот штраф.

Если же говорить о действенных мерах, то ответственность за продажу саксаула должна перейти из административной плоскости в уголовную. Страсть к реликтовому дереву наверняка угаснет, если вместо 25 МРП будут взымать от 250 МРП, а на довесок — несколько сот часов исправительных работ. Вырученные деньги можно пустить на закуп саженцев и высадку их на месте уничтоженных деревьев. К слову, сейчас полным ходом ведут работы по формированию саксаульника на дне высохшего озера Арал. В планах ближайших десяти лет — высадить в соляной пустыне около восьми миллионов саженцев саксаула, а к 2030 году планируют засадить 500 тысяч гектаров леса. Вот куда нужно пускать силы и средства, собранные с нарушителей закона — заготовителей и спекулянтов.

За историю своего существования человек не раз совершал поступки, о которых впоследствии жалел. Чего стоит истребление короля вершин Тянь-Шаня — ирбиса. Животное, практически превратившееся в мифическое существо, лишь изредка попадается на фотоловушки зоологов.

Саксаульники могут закончиться намного раньше, чем кажется, и тогда полупустыни Казахстана, охватывающие ныне 36 процентов всей территории республики, могут превратиться в 64 процента безжизненных песков и солончака.