Легко ли быть трансгендером в Казахстане?

12.06.2019 в 06:22, просмотров: 510

Желание изменить пол у некоторых людей — это не прихоть, а жизненная необходимость. Их называют транссексуалами или трансгендерами. Отношение к ним в обществе неоднозначное и зачастую негативное. Врачи считают это болезнью, религиозные деятели — грехом, а многие обыватели — и вовсе пошлостью. По данным Всемирной организации здравоохранения, трансгендерность диагностируют в среднем у одного человека из ста тысяч.

Легко ли быть трансгендером в Казахстане?

Ошибка природы

С детства такие люди ощущали себя не в своем теле, вели себя как противоположный пол, что зачастую выражалось не только в одежде и поведении, но и в стремлениях.

В Казахстане, в отличие от некоторых стран, операции по изменению пола законодательно разрешены. В 1999 году вышло постановление правительства, стало разрешено брать новое имя в связи со сменой пола. В 2003 году министр здравоохранения издал приказ, расписывающий медицинские нормативы операции по смене пола в РК. С этого же года при Республиканском центре психиатрии и наркологии начала работать специальная комиссия, которая решала дальнейшую судьбу родившихся «не в своем теле». В принятом в 2009 году Кодексе «О здоровье народа и системе здравоохранения» официально разрешались операции по изменению пола, но далеко не всем желающим. В статье 88 Кодекса значилось: «Лица с расстройствами половой идентификации, кроме лиц с психическими расстройствами (заболеваниями), имеют право на смену пола».

В республике с 2006 по 2016 год провели три операции по смене пола. Такими данными располагает Минздрав. Но сколько людей сделало хирургическую коррекцию в частных клиниках, точно неизвестно. При этом в период с 2007 по 2016 год в регистрационный пункт ЗАГС поступило 12 заявлений на смену фамилии, имя и отчества по причине смены пола (все данные о прежней личности человека уничтожаются за исключением ИИН), пять мужчин поменяли пол на женский и семь женщин — на мужской. Таким образом, в Казахстане официально 12 трансгендеров, но их может быть гораздо больше, ведь не все обращаются в ЗАГС за новыми документами. Больше всего трансгендеров в Алматы, Алматинской области и Нур-Султане.

Среднестатистический портрет казахстанских трансгендеров — это молодые люди в возрасте до 30 лет, причем проживающие не только в городской, но и сельской местности. По сравнению с другими странами количество желающих сменить пол в Казахстане мизерное. К примеру, в США ежегодно меняют пол 400-500 человек. В Великобритании — 50-80. На первом месте по этому показателю, как ни странно, Иран.

Изменять свою половую принадлежность казахстанские трансгендеры предпочитают в Таиланде. Там эта процедура стоит дешевле, да и местные специалисты уже давно набили на этом руку. В Казахстане стоимость такой операции — от одного до трех миллионов тенге. Дороже обойдется переход с женского на мужской пол. Для американцев, к примеру, это тоже недешевое удовольствие — 30 тысяч долларов. Кстати, в некоторых странах операции и вовсе делают бесплатно. Например, в Бразилии поменять пол можно за счет государства. Такие меры чиновники предусмотрели, чтобы удержать многих недовольных своим полом от самоубийства или попыток провести эту медицинскую процедуру самостоятельно — хирургические вмешательства, произведенные в кустарных условиях, часто оборачиваются серьезными травмами.

В ряде стран процедура смены пола — от прихода к врачу до операции — может занимать от пяти до семи лет. В Казахстане этот процесс длится около двух лет. Прежде чем лечь под нож хирурга, совершеннолетние трансгендеры должны доказать, что они действительно родились не в своем теле. Для этого они проходят специальное обследование в психиатрической клинике. Геи, лесбиянки и душевнобольные люди получают отказ. Консилиум из врачей в течение месяца наблюдает, беседует и после выносит свой вердикт. Если диагноз «транссексуализм» подтверждают, то выдается разрешение на операцию, которую проводят в два этапа. Сначала гормональная терапия, рассчитанная в среднем на один год. Затем вновь собирается многопрофильная комиссия, и решают вопрос: возможна ли у пациента хирургическая смена пола? До окончательной смены биологического пола человеку дается время — год или два на адаптацию, привыкание и принятие окончательного решения. Сама операция проходит в несколько этапов: сначала — замена молочных желез, удаление или наоборот и в последующем — пластика половых органов, на что у хирургов уходит от трех до пяти часов. Как признаются сами врачи, проще поменять пол мужчинам, с женщинами сложнее. Необходимо, чтобы мужской половой орган, который изготавливается из мышц и кожи пациенток, прижился. Но и после операции сохраняются «старые» гормоны. Так, мужчина пожелавший стать женщиной, первое время вынужден бриться. Лишь после длительного употребления лекарств этот процесс замедляется. Кстати, в Казахстане больше женщин, которые желают стать мужчинами. Хотя по статистике в других странах наоборот, чаще мужчины хотят стать представительницами «слабого» пола. Так, в Великобритании в период с 2000 по 2010 год 853 представителя сильного пола стали леди, и лишь 12 представительниц прекрасного пола превратились в сэров.

Гражданин или гражданка?

После физической смены пола меняется и социальный пол, то есть паспорт. И вот на этом этапе трансгендеры сталкиваются с проблемами. С одной стороны, их права в Казахстане законодательно закреплены и защищены. В статье 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, который ратифицировала РК, говорится, что все люди равны перед законом и имеют право на защиту без всякой дискриминации. Также в Конституции РК значится, что никто не может подвергаться дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного или имущественного положения, а также пола, расы и так далее. В Уголовном кодексе есть 141-я статья, которая косвенно направлена на предупреждение дискриминации, — «Нарушение равноправия граждан». В Трудовом кодексе также содержится статья, запрещающая дискриминацию.

Однако правозащитники констатируют, что трансгендеры в Казахстане подвергаются дискриминации. Для них введены весьма жестокие нормы, которые фактически приводят к принудительной стерилизации. С 2002 по 2009 год в республике действовала упрощенная процедура для того, чтобы получить диагноз «транссексуализм», дающий право на социальную смену пола, — новые документы. Достаточно было пройти обследование, и комиссия давала заключение, на основании которого ставили диагноз и меняли паспортный пол. В 2015 году в «Правила медицинского освидетельствования проведения смены пола для лиц с расстройствами половой идентификации», утвержденные приказом министра здравоохранения и социального развития, внесли изменения, и процедура усложнилась. Теперь необходимо проходить первичное стационарное обследование в течение 30 дней в психиатрической лечебнице, а затем, после разрешения комиссии, предстоит два этапа по смене пола — гормональный и операция. Статья 257 в Кодексе «О семье и браке» гласит, что основанием для смены имени, фамилии и отчества может быть «желание носить имя, отчество, фамилию, соответствующие выбранному полу при хирургическом изменении пола». Таким образом, трансгендер может поменять документ только после того, как проведены все операции по смене пола. Получается, государство требует обязательной хирургии, что противоречит не только мировому опыту, но и ряду международных договоров. Тому же Международному пакту о гражданских и политических правах, подписанному Казахстаном в 2006 году.

Для многих трансгендеров важнее внешне соответствовать тому, как ты себя ощущаешь. К тому же операция на гениталии стоит огромных денег, крайне травматична, и нет гарантии, что результат будет благоприятным. В итоге такие люди оказываются в тупике — ведь женщине с мужским удостоверением или наоборот — мужчине с женским жить крайне трудно. Постоянно встает вопрос идентификации, и приходится доказывать, что ты — это ты.

Сегодня во многих странах процедура гендерного признания для трансгендеров постепенно упрощается. Так, в Аргентине, Германии, Франции, Дании, Швеции, Нидерландах, Канаде такие люди могут спокойно менять документы без хирургического вмешательства. Также меняются процедуры и в постсоветских республиках. На Украине Министерство здравоохранения пересмотрело процедуру для трансгендеров, убрав жесткие требования и ограничения. В России они могут менять документы после прохождения психиатрической комиссии и начала заместительной гормональной терапии без стерилизующей хирургической коррекции.

Но есть страны, где наоборот, власти ужесточают требования. Во время президентства Барака Обамы термин «гендер» расширили, что позволило трансгендерам получить поддержку на федеральном уровне, включая образование и медицину. Тогда власти США установили, что гендер зависит от индивидуального выбора человека и не определяется имевшимся при рождении полом. Но такая политика привела к конфликтным ситуациям в вопросах госпрограмм, которые предназначались для одного конкретного пола. Также конфликты возникали по поводу туалетов и общежитий. Эта ситуация вызвала возмущение со стороны консерваторов, особенно христиан. Теперь Министерство здравоохранения и социальных служб США призывает принять «четкое и единообразное» определение слова «гендер» — «биологическое, неизменное состояние, определяемое по имеющимся при рождении гениталиям». Таким способом американские власти планируют отказаться от признания трансгендеров и ослабить их поддержку на уровне федерального законодательства. Если это решение примут, то более миллиона американских трансгендеров лишатся различных государственных льгот.

Конфликтные ситуации с трансгендерами происходят и в России. К примеру, в московском СИЗО заключенную, поменявшую пол, не приняли ни в женский, ни в мужской изолятор, хотя сам арестант считал себя парнем.

Психическое расстройство или прихоть?

Сегодня отношение людей к транссексуалам по большей части негативное. Основная часть неравнодушных к этому вопросу считает, что мужик должен оставаться мужиком, а женщина — женщиной. Многие религиозные деятели тоже осуждают такие деяния. Врачи относятся к этому вопросу с медицинской точки зрения. По их словам, желание поменять пол у человека формируется еще в утробе матери. Такие отклонения у плода может вызвать, например, обычная простуда у женщины на 7-14 неделях беременности. Считая, что такие люди больны и их необходимо лечить, доктора «прописывают» самый эффективный способ — операцию.

После всех испытаний люди, поменявшие пол, живут обычной жизнью, многие создают семьи. Однако далеко не все из них могут произвести потомство. Это обстоятельство смущает не только религиозные конфессии, но и общественность. После того, как приняли Кодекс «О здоровье народа и системе здравоохранения», ряд казахстанских НПО написал письмо премьер-министру с требованием запретить проводить операции по смене пола. Однако тогдашний министр здравоохранения Жаксылык Доскалиев пояснил всем: запретить невозможно, потому что транссексуализм — это заболевание, и его нужно лечить.

Однако, как показывает практика, далеко не все транссексуалы, «восстановив» свой пол, становятся счастливыми. Известны случаи, когда, прожив некоторое время в новом образе, человек снова ложится под нож, чтобы вернуть пол, данный ему от природы. Но, единожды сделав такую операцию, практически невозможно вернуть утраченные органы и полностью восстановить прежнего себя. Поэтому, идя на такой шаг, нужно взвесить все за и против. Обратного пути нет.