История любви казашки из Нарынкола и художника из Сицилии

Italiano vero — настоящий казах

13.05.2019 в 06:16, просмотров: 4124

Есть люди-«светлячки», подсвечивающие и очищающие окружающее их пространство. Все, к чему они прикасаются, что производят, место, где они появляются, — освещается их теплом и страстью к жизни. Она — казашка родом из Нарынкола, он — итальянец из солнечной Сицилии, принявший много лет назад решение жить и любить в Алматы. Вместе они — люди, создающие вокруг себя ауру гармонии и красоты.

История любви казашки из Нарынкола и художника из Сицилии

Кармине Барбаро — художник, член Союза художников Казахстана, член объединения генуэзских художников, профессор, основатель и директор образовательного центра «ИТАЛИЯ» в Алматы, председатель комитета «Данте Алигьери», заслуженный кавалер ордена «Звезда Италии» за культурные заслуги.

Шарбат Барбаро — арт-директор образовательного центра «ИТАЛИЯ», жена и куратор выставок Кармине Барбаро, организатор культурно-просветительских проектов центра.

Две половинки, соединившиеся в одно целое. У Кармине есть картина под названием «А где же половинка?». Он сам дает ей пояснение:

— Когда я вижу одиноких людей, я внутренне спрашиваю их: а где твоя половинка? Несмотря на вечные конфликты между мужчинами и женщинами, мы все же лучше, когда мы вместе, чем врозь. Мы нуждаемся друг в друге больше, чем мы думаем. Одиночество есть нарушение целостности. Половинка — это только половинка, мы стремимся к целому.

Но не всем повезло в жизни идти по одному пути вместе. Шарбат же, или, как ее любя называют друзья, Шара, и Кармине Барбаро вместе уже больше двадцати лет. Смотреть на них, наблюдать за ними — сплошное восхищение и восторг. Даже имена у них согласуются в звучании: Шар- бат, Барбаро... Шарбара, Барбаролла — это как ее называет Кармине. Но в основном они обращаются друг к другу красивым итальянским словом Аmore. Как «Любовь» они записаны друг у друга в номерах телефонов.

Казахский, русский, итальянский языки переплетаются в их речи легко, как музыка, перетекая из одного в другой, как река, причем в самых ярких оттенках. Пословицы и поговорки на трех языках нередко украшают их речь. И блюда они готовят, импровизируя на темы разных культур. Дома чаще готовит Кармине, а Шара как настоящая женщина восхищается им. Званые и дружеские ужины за их добрым дастарханом — это традиция, а сами они всегда открыты для новых гостей. Кармине нередко рассказывает на таких встречах, как он с удовольствием использует казахстанские продукты для приготовления итальянских блюд. К примеру, пиццу на скорую руку за 15 минут он рекомендует делать на казахской лепешке, а курт, натертый на терке, отлично подходит для приготовления соусов и пасты. Гурманы из Италии, кстати, и не догадываются, что это не любимый ими пекорино, а народный казахский продукт.

Шарбат, наоборот, привыкнув к сицилийскому вкусу супруга, не может готовить без оливкового масла, соуса песто, всевозможных трав и пряностей.

До судьбоносной встречи с Кармине Шарбат, по ее признанию, очень нравились темпераментные кавказские мужчины, и она хотела, чтобы у нее появился горячий поклонник. И вдруг ей встречается на жизненном пути Кармине, один в один похожий на ее идеал, разве что из Италии. Пара сложилась не сразу. Это итальянец распознал в Шаре любовь всей своей жизни мгновенно, но сделал ей предложение только тогда, когда понял, что она готова принять его таким, каков он есть. В жизни этой пары было много всего, и бедность тоже не обходила стороной их дом.

— Однажды, — рассказывает Шарбат, — заплатив за аренду квартиры, мы остались совсем без денег. В доме нашлось две картофелины, два яйца и бутылка вина. Кармине сумел даже из этого набора так романтично сервировать стол, что мне показалось, будто мы в ресторане. Он зажег свечи, включил арии своих любимых опер и произнес тост: «Дорогая моя, Amore, Барбаролла моя, давай выпьем с тобой этот бокал вина за наш королевский ужин!».

По-королевски они ведут себя всегда, даже находясь на самом краешке, казалось бы, неразрешимых вопросов. Такие бывают у каждой пары, но эта их решает с юмором и держась за руки. Они даже реагируют на ситуации одинаковыми взглядами, жестами и действительно, практически всегда ходят, держась за руки. Это такая внутренняя близость, знание и понимание друг друга, желание быть рядом. А еще они умеют делать комплименты друг другу, любоваться не только своим внутренним состоянием, но и общим стилем. В коллекции аксессуаров и одежды у Шары много желтого, потому что Кармине как художник считает, что этот цвет ей к лицу (что и на самом деле так). Он дарит ей свои холсты в оттенках солнечного цвета. Вот, к примеру, «Желтые тюльпаны для моей невесты». Они написаны для Шары.

— Эта работа очень символична. Желтые тюльпаны — это Шара, букет кистей — это я. Для цветов и кистей нужна опора, которую мы черпаем в вибрациях гармонии и любви, — объясняет Кармине.

Кармине коллекционирует галстуки — ему их дарит не только любимая женщина, но и все, кто знает об этом увлечении. Галстуки мы также найдем на картинах Кармине.

В их жизни много забавных случаев. Шара рассказывала, что скрывала Кармине от своих родственников, привыкших в определенному образу жизни в ауле. Она боялась, что они не примут, не поймут ее выбора. И вот спустя три года их совместной жизни итальянец настоял на том, чтобы поехать в родной для Шары Нарынкол, причем на автобусе, как все обычные люди. В итоге после этой поездки у Кармине появился цикл живых колоритных картин, а Шарбат так описала его работу «Возвращение из Нарынкола»:

— Здесь изображен автобус с людьми. Нарынкол стал главной темой серии работ, на создание которых Кармине вдохновил мой аул и простые люди моей родной земли. Нарынкол — село в Раймбекском районе Алматинской области Казахстана. Это место, где я родилась и выросла. Находится вблизи границы с Китаем. На территории района расположилась высшая точка Казахстана — красивейший пирамидальный пик Хан-Тенгри. А наше приключение началось с того, что Кармине захотел поехать в аул на автобусе — в то время с автовокзала «Саяхат» ездили маленькие автобусы ПАЗ. Но мне не хотелось ехать в родной аул на автобусе. Представьте себе, вышла замуж за итальянца и должна ехать на автобусе! Какое безумие! Я была категорически против общественного транспорта. Настояла на своем, и мы поехали на такси. Но на обратном пути на своем настоял уже Кармине — он хотел вернуться на автобусе. Я его не понимала: почему автобус, на этой почве мы поругались, я была очень злая. Казалось бы, это простой автобус, полный людей, но вы только посмотрите, как Кармине проникает буквально внутрь тех, кто в нем сидит. С левой стороны на первом плане сижу я в красной кофте с белой сумкой. И знаете, это вечерняя сумка! Он даже передал мое внутреннее состояние, мою злость и недовольство. Мне так не хотелось, чтобы мой муж-иностранец поехал вместе со всеми на этом автобусе. Автобус переполнен, люди едут с детьми, а кто-то с собакой, которая своим лаем и визгом добавляла колорита в нашу поездку, и, конечно же, из Нарынкола все едут с картошкой. Везде в проходах мешки с картошкой. Если обратите внимание, в автобусе сидит женщина, кормящая своего ребенка, — это сильно удивило Кармине. Плюс ко всему водитель автобуса крутил музыку Жанар Айжановой. Это была 60-минутная кассета, и она играла всю дорогу без остановки — от Нарынкола до Алматы, все 350 км. В какой-то момент Кармине у меня спросил, почему люди не возмущаются, что музыка одна и та же. Я ответила за всех, что в общественном транспорте всегда такая жизнь. От той поездки Кармине получил сильное впечатление — и от величественной природы, и от людей.

Еще одна работа Кармине «Муж и жена» написана в самом ауле.

— Ногайсай-джайляу — уединенное место, пасторальный рай. Пара лошадей, мирно пасущихся на зеленых холмах, — метафора первозданного рая, где были один мужчина и одна женщина, — написал этикетаж к своей картине Кармине.

А родные Шары приняли итальянца как родного, увидев, как он старается быть казахом. Он и называет себя казахским художником. Казахстан, Алматы, народ, его традиции, кухня, обычаи вдохновляют к созданию каждой новой картины. Одна из последних выставок, посвященных юбилею мастера, прошла в Центральном государственном музее РК под названием «Яблоки любви». В этой экспозиции практически все 80 живописных холстов повествуют о признании Кармине Барбаро в любви к Казахстану и своей женщине, которую он встретил здесь.

Общение с Шарой и Кармине — это вечный праздник жизни. А вместе они действительно очень многое делают для страны, которую любят и в которой живут, — несут великую культуру, искусство, языки, знания. И еще — созидание, большую любовь, умение дружить и ценить друг друга. Только избранные и по-настоящему счастливые люди могут излучать такой свет и наполнять им пространство, в котором они оказываются.

Так пусть будет любовь для всех и каждому своя половинка!