Китай остается для нас загадкой

16.01.2019 в 14:33, просмотров: 214

Когда мы говорим о Поднебесной, на ум приходят Пекин, Шанхай, Гуанчжоу или Урумчи. Но это мизерная часть огромной страны, изобилующей самыми разными и экзотическими для нас местами и народами.

Китай остается для нас загадкой
Праздник обливания водой в городе Цзинхун

Есть тут и город вечной весны

Китай — это такое разнообразие национальностей, обычаев и культур, что нам, наверное, и не снилось. Осознать это можно, лишь погрузившись в ту среду, что царит в отдаленных уголках великого и древнего государства.

Например, в провинцию Юньнань — самую многонациональную провинцию Поднебесной. Расположена она на юго-западе страны на границе с Вьетнамом, Лаосом и Мьянмой. Сюда редко ступает нога казахстанского или российского туриста, поскольку провинция не является торгово-промышленным центром. Главное занятие здесь — сельское хозяйство. Административный центр провинции — шестимиллионный мегаполис Куньмин.

Название города происходит от самоназвания кочевников, живших в этой местности в доисторические времена. Во времена китайских династий Хань и Тан они перешли к оседлому образу жизни вокруг озера Дяньчи, на котором и расположился Куньмин. Второе свое название — Город вечной весны — мегаполис обрел благодаря комфортным климатическим условиям. Здесь не бывает изнуряющей жары летом и по-тропически тепло зимой.

Есть в Юньнане автономный округ Сишуаньбанна. Населяют его люди нескольких национальностей: дай, нань, хани (не путать с хань), лаху, булан и цзино, яо, чжуан, хуэй, мяо, цзинпо и ва. Это все названия отдельных этносов, у нас совершенно неизвестных.

Доброжелательные и гостеприимные дайцы составляют 34 процента населения округа. Внешне они мало похожи на китайцев и напоминают скорее лаосцев или тайцев. Да и местная архитектура больше похожа на архитектуру соседнего Таиланда.

Когда видишь дайцев, кажется, что им абсолютно ничего не нужно, кроме их основного вида деятельности — сельского хозяйства. С раннего утра и до позднего вечера они трудятся на полях, выращивая самые разнообразные сельскохозяйственные культуры. Их земля настолько благодатна, а климат так благоприятен, что дайцы собирают по три урожая в год. В силу своего трудолюбия свободным временем они почти не располагают. Однако если оно выдается, проводят с максимальным «отрывом»: поют песни, танцуют, водят своеобразные хороводы и устраивают петушиные бои. Это занятие тут почитается особо.

Вообще провинция Юньнань, в том числе и Сишуаньбанна — Дайский автономный округ — это сплошные горы, бамбуковые заросли, тропические леса со слонами, обезьянами, тиграми и прочей экзотической живностью. И, конечно же, великая река Меконг, несущая свои воды в Тихий океан по территории пяти государств.

Несмотря на сложный рельеф, здесь трудно найти свободный клочок земли. Сельскохозяйственные угодья располагаются даже на склонах труднодоступных гор. При всей своей любви к труду дайцы так и не смогли проложить дороги в эти места. Поэтому механизация до них не добралась, и возделывать земли в горной местности им приходится дедовским способом, используя в качестве вспомогательной силы крупнорогатый скот. Кстати, местные буренки мало похожи на наших, напоминая скорее буйволов из мультфильма «Маугли».

Не менее колоритна и дайская деревня. Дома крестьяне строят исключительно из дерева и обязательно на сваях. То пространство, которое находится под домом, используют в хозяйственных целях. Комнаты располагаются на втором уровне. Жилища состоят из трех-четырех комнат и кухни и имеют тот же вид, что и несколько веков назад. Единственный элемент современности — это наличие бытовой техники и санузлов с душевыми. Систем отопления в них нет, так как в Сишуаньбанна не бывает зимы.

Деревня Ганьланба находится в этническом парке. Ее посещает большое количество путешественников. Местные жители настолько к этому привыкли, что, бросив свое традиционное занятие, переквалифицировались на торговлю различными поделками и сувенирами.

И город рассвета

Так переводится название административного центра автономного округа Сишуаньбанна. Город этот, Цзинхун, раскинулся на берегу Меконга, который местные жители называют Ланьцаньзянь. Этот небольшой тропический городок с обилием пальм и большим количеством велосипедов и мотороллеров на улицах поражает буйством неона и сверканием витрин магазинов. Отовсюду здесь слышится характерный запах специй, добавляемых в блюда многочисленных кафе.

Несмотря на свою провинциальность, в городе немало весьма приличных отелей, предлагающих сервис по международным стандартам. В этом нет ничего удивительного, ведь Китай активно развивает экологический туризм. А округ Сишуаньбанна для такого вида путешествий идеален.

Каждый уголок Китая имеет свои гастрономические особенности. Юньнань входит в число четырех провинций с наиболее острой кухней. Все без исключения блюда содержат большое количество перца. Вместе с тем на дайском столе всегда присутствует много грибов, лесных орехов и горных трав. Первые блюда готовят в основном на курином бульоне, в котором заваривают грибы, овощи и лапшу из картофельной муки. А еще для гостей здесь варят супы из павлинов.

На столе всегда присутствует рис, хлеба вы здесь не найдете. Самая распространенная еда крестьян — рис в бамбуке. Это простое, но сытное блюдо труженики села берут с собой в поле, так как оно очень удобно для транспортировки. Готовится блюдо просто: стебель бамбука разрезают на несколько частей, набивают их рисом и варят. Иногда добавляют земляные орехи. Затем бамбуковую оболочку срывают подобно банановой кожуре и едят. Получается дешево, сердито и питательно.

А еще дайцы едят насекомых. На званом ужине в ресторане местных деликатесов на берегу Меконга стол, что называется, ломился от угощений. Разнообразные блюда, приготовленные из мяса неведомых животных, подавали одно за другим. Были даже жареные куриные лапки. Но из всего изобилия пригодными для себя мы нашли лишь земляные орехи.

Когда в очередной раз появился официант, настроение поднялось: в тарелке, как показалось, шипели только что поджаренные макароны, приправленные свежими огурцами и помидорами. Каково же было разочарование, когда при ближайшем рассмотрении стало ясно, что жареными были вовсе не макароны, а… гусеницы.

Там, где чай всему голова

Чай в Китае — это не просто напиток. Это история, породившая традиции и отражающаяся в специальной церемонии. Так сложилось с древних времен под действием китайской культуры, религии и философии. Отношение к чаю в этой стране резко отличается от того, как к нему относимся мы, поскольку издревле для китайских мудрецов он был источником силы и даром богов.

А потому не только чай, но и способ его заваривания имеют в Китае особое значение и прелесть.

В Цзинхуне есть чайная фабрика, на которой производится знаменитый чай «пуэр». Существует она с 1736 года. Производство чая здесь осуществляют по собственной уникальной технологии. Чайные листья отбирают по шести критериям. Основными их достоинствами являются место произрастания, свежесть, чистота, вкус и аромат.

Возраст чайной плантации, откуда привозят листья, более 300 лет. Интересно, что вместе с чайными кустами на ней растут и другие растения. Но крестьяне не считают их сорняками, утверждая, что это гармония природы. Плантация является коллективной собственностью. Ее акции распределены между жителями деревни.

Изготовленный на этой фабрике чай передавали в подарок руководителям Великобритании, Японии, Словакии, Италии и России. Его преподносили в подарок Дмитрию Медведеву в его бытность президентом России и Гордону Брауну, когда тот был премьер-министром Великобритании.

А началось все с того, что в 2008 году председатель КНР Ху Цзиньтао подарил чай из Цзинхуна королеве Великобритании и премьер-министру Страны восходящего солнца. Говорят, что их отзывы были настолько положительными, что после этого его стали преподносить в подарок практически всем высоким гостям. Подарочные экземпляры готовят особенно тщательно. Как нам пояснили, чтобы изготовить такой чай, из тысячи листьев отбирают лишь семь.

Чтобы начать работать на чайной фабрике, люди проходят специальные курсы обучения, после которых сдают экзамены.

При этом существуют два основных критерия: любовь к чаю и уважение к потребителю. Объемы производства невысокие, потому что главная цель — качество. Здесь ежегодно производят около 80 тонн едва ли не самого лучшего чая в Китае.

И местные жители этим безмерно горды. Поскольку отношение к чаю в Сишуаньбанна, наверное, более особое, если не сказать более трепетное, чем во всем остальном Китае. Здесь это целая философия, отразившаяся в красивой церемонии. Мы ведь на самом деле слабо представляем себе, до каких мелочей она продумана. Насколько осмыслены и выверены действия по завариванию, подаче и питию чая. Но это уже другая история.