Рассекреченные документы подтверждают подвиг панфиловцев

Что известно исторической науке о бое у разъезда Дубосеково, что означает бренд «28 панфиловцев», в чем причина спекуляций вокруг него?

20.12.2018 в 10:33, просмотров: 2077

В дни годовщины подвига наших соотечественников, советских бойцов-панфиловцев, в ходе битвы за Москву на определенных информационных ресурсах вновь появились очередные сомнения некоторых «историков» в достоверности этого эпизода (а равно и многих других) Великой Отечественной войны. Хотя, казалось бы, все точки над i расставлены пару лет назад.

Рассекреченные документы подтверждают подвиг панфиловцев

Речь о статье доктора исторических наук Владимира Мединского, опубликованной в «Российской газете» после выхода известного художественного фильма «28 панфиловцев».

Впрочем, учитывая продолжающиеся споры вокруг знаменитого боя у разъезда Дубосеково, резонно предположить, что, возможно, далеко не все ее прочитали. Мы предлагаем всем, кто по каким-то причинам не ознакомился с этой статьей ранее, сделать это сейчас.

Что было написано в «Красной звезде»

Передовая статья «Завещание 28 павших героев» (28 ноября 1941 г.) и очерк «О 28 павших героях» (А. Кривицкий, 22 января 1942 г.)

1. Под Москвой приняли бой 28 бойцов 316-й стрелковой дивизии Панфилова. Названа дата: 16 ноября. Названо место: высота 251 — деревня Петелино — разъезд Дубосеково.

2. Против них шли волнами до 50 немецких танков.

3. Бой продолжался более 4 часов. Он описан в очерке.

4. Все участники боя погибли, но не пропустили врага. Имена всех 28 приведены в очерке.

5. В очерке приведены слова политрука Клочкова: «Тридцать танков, друзья, придется нам всем умереть, наверно. Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва».

«Наши люди бились, помня старый девиз «Гвардия умирает, но не сдается». И они сложили свои головы — все двадцать восемь. Погибли, но не пропустили врага!». («Завещание 28 павших героев»).

Накануне, 27 ноября (до появления передовой), «Красная звезда» сообщила о бое еще 5-й роты с 54 немецкими танками, в ходе которого было подбито 18 танков. «Погибли все до одного, но врага не пропустили», — сообщала газета о героях-панфиловцах.

Выживший панфиловец И.Р. Васильев сообщал в конце 1942 года, что политрук Клочков перед боем ободрял бойцов, говорил слова: «Ничего, сумеем отбить атаку танков: отступать некуда, позади Москва».(Хочу пояснить для наших юных читателей, которые не знакомы с особенностями репортерской профессии, некоторые очевидные факты. Осенью-зимой 41-го советским фронтовым корреспондентам приходилось работать не в модных оупен-спейсах с чашечкой капучино и интернетом, а в гуще кровавого месива, когда судьба страны висела на волоске. Они передавали в редакцию не академические исследования, а оперативные материалы, основанные на данных, известных им к моменту сдачи номера в печать. Подчеркиваю: данные эти брались не «с потолка», а из сводок, из обрывков донесений, из обмена репликами в командирских землянках и штабных избах).

Что показало расследование Главной военной прокуратуры (ГВП) от 10 мая 1948 года

1. 21 июля всем 28 гвардейцам, перечисленным в очерке «Красной звезды», присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). В действительности погибли не все. Названы имена пятерых выживших из списка «Красной звезды».

2. Двое из названных в очерке, будучи ранеными, попали в немецкий плен. Один из них (Добробабин) оказался впоследствии изменником Родины (собственно, из-за него ГВП и предприняла расследование).

3. Бой у Дубосеково был. Вела его 4-я рота 1075-го стрелкового полка. Здесь полк понес большие потери. Непосредственно в ходе боев о подвиге 28 никто не знал.

4. Корреспондент «Красной звезды», первым сообщивший о бое, назвал источником информации комиссара полка (который упомянул около 30 бойцов, оставшихся в роте, против 54 немецких танков).

5. Редактор «Красной звезды» Ортенберг сообщил, что так как два бойца оказались в плену, он счел неправильным включать их в число 30 героев. Так появилось число 28. Их имена и были предоставлены.

Конечно, любой пропагандист знает, насколько выигрышны в этом деле цифры и яркие образы. А советские спецы не глупее нынешних были — и легенда о «28 панфиловцах», основанная на реальных событиях, стала во время войны мощным мобилизационным фактором, а позже и ярким символом массового героизма советского солдата.

6. Вывод военной прокуратуры в 1948 году: «Подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати (то есть в дословной версии «Красной звезды»), является вымыслом».

Доклад был представлен Жданову.

Какие еще есть свидетельства

1. Балтабек Джетпысбаев (помощник командира 5-й роты, стенограмма беседы в Алма-Ате 2 января 1947 г.): «Моя рота стояла метрах в 500 от Клочкова. С утра 16 ноября начали бой. К нам подошли четыре немецких танка. Два из них подбили, два вырвались. Два раза атаку отбили. Большинство танков пошло в район разъезда Дубосекова, где Клочков погиб. Мы видели: поворачиваются, и туда идут танки. Там шел бой...Это происходило днем 16 ноября. У меня осталось 15 человек из 75».

2. Из политдонесения начальника политотдела 316-й стрелковой дивизии батальонного комиссара Галушко начальнику политотдела 16-й армии полковому комиссару Масленову. Село Гусенево, 17 ноября 1941 года: «...16.11.41 года утром в 8.00 противник начал наступление на левом фланге нашей обороны в районе 1075 СП. Противник наступал в количестве 50-60 танков тяжелых и средних и довольно большое количество пехоты и автоматчиков.

1075 СП понес большие потери, две роты потеряны полностью, данные о потерях уточняются, сообщим в следующем донесении.

1075 СП дрался до последней возможности, командование полка оставило командный пункт только тогда, когда в расположении командного пункта появились танки пр-ка».

3. Командир 1075-го стрелкового полка И.В. Капров: «В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах».

4. Выживший панфиловец И.Р. Васильев сообщал в конце 1942 года о том, что политрук Клочков перед знаменитым боем ободрял бойцов, говорил слова: «Ничего, сумеем отбить атаку танков: отступать некуда, позади Москва».

5. Генерал-полковник Эрих Гепнер, командовавший 4-й танковой группой, в донесении командующему группой «Центр» фон Боку называет 316-ю панфиловскую дивизию «дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти».

Итак, обобщим

1.16 ноября 1941 г. позиции дивизии Панфилова атаковали одна пехотная и две танковые дивизии вермахта. Немцы завязли в нашей обороне. В этот день Жуков — Сталину: «За проявленную отвагу в боях, за стойкость, мужество и героизм всего личного состава дивизии в борьбе с фашистами ходатайствую о присвоении 316 сд звания Гвардейской дивизии».

В докладе командира 5-го пехотного корпуса вермахта о ней сказано: «316 русская дивизия имеет в своем составе много хорошо обученных солдат и ведет поразительно упорную борьбу». Это более чем лестная характеристика для части, которая была сформирована в Алма-Ате только в августе 1941 года из необстрелянных (!) призывников — главным образом рабочих, служащих и колхозников Казахстана и Киргизии.

Василий Клочков, к примеру, стал ротным политруком прямо из заведующих трестом столовых Алма-Аты. А сам Панфилов (к слову, унтер-офицер русской армии в Первой мировой) занимал должность военного комиссара Киргизской ССР.

Самоотверженность бойцов была подкреплена новаторской «противотанковой тактикой», которую умело применял генерал Панфилов. Это, во-первых, «отсечные позиции» в глубине обороны, «артиллерийские засады» — когда расчеты на направлении вражеского удара располагаются так, чтобы прорвавшиеся танки попадали под фланговый обстрел. Во-вторых, создание троек бойцов, вооруженных противотанковым ружьем, гранатами и «коктейлями Молотова» и встречавших лобовую атаку на полевых позициях: «одна тройка — на один танк», но получалось и на два, и на три...

То, что призывники стали «хорошо обученными солдатами», — это результат каждодневной подготовки, которую командиры проводили буквально «на марше». То, что на подступах к столице стояла намертво дивизия, укомплектованная казахами и киргизами, украинцами и великороссами, — это к вопросу о том, что такое настоящая «дружба народов» и их единая историческая судьба.

2. Основной удар танковой армады врага пришелся по 4-й и 6-й стрелковым ротам 2-го батальона 1075 сп, оборонявшимся у разъезда Дубосеково и д. Петелино. Обе роты проявили себя стойко в этом неравном бою, отбив несколько танковых атак с помощью ПТР, гранат и бутылок с зажигательной смесью, уничтожив при этом вместе 24 танка.

3. Наиболее массированным атакам подверглись позиции именно 4-й роты во главе с политруком Василием Георгиевичем Клочковым. Именно этот бой вошел в историю как подвиг 28 героев-панфиловцев у разъезда Дубосеково и стал символом массового героизма, проявленного воинами панфиловской дивизии. Именно остатки (ко второй половине дня) роты Клочкова (число неизвестно) уничтожили большую часть из 24 танков. По разным версиям — до 18.

4. Уже 18 ноября 1941 г. дивизия была переименована в 8-ю Гвардейскую и награждена орденом «Красного Знамени». В этот же день погиб ее легендарный командир генерал Панфилов.

Где правда

Правда в том, что в тот самый миг, когда упал, сраженный пулей или осколком, первый боец, держащий в своем сердце как пример — как надо Родину защищать — подвиг 28 панфиловцев, эта красивая легенда перестала быть легендой. И правда в том, что все ее ниспровергатели стали врагами и этого бойца, и миллионов других погибших, для которых память 28 была свята.

Мы не знаем, какими политическими соображениями руководствовался Жданов, получая заключение военного прокурора. Можно только предполагать, что это связано с новой волной репрессий против генералитета.

Что же до сегодняшних ниспровергателей... Не будем наивными, за ними стоит тонкий расчет: доказав несостоятельность истории 28, равно как и подвига Зои Космодемьянской, Александра Матросова, Николая Гастелло, возможно поставить под сомнение не только нашу пропаганду в годы Великой Отечественной, но и весь смысл жертвенной борьбы советского народа за свою Родину.

Раз не было подвигов, не было и людей, которые были готовы на них идти. Народ сражался из-под палки, солдаты являлись «пушечным мясом», а не воинами-освободителями. Оправданными тогда станут такие тезисы: в 1941 году «армия не воевала», напротив, было «массовое неисполнение приказов, массовое дезертирство (как явное, так и скрытное), массовая сдача в плен» (М. Солонин), «Войну выиграли не уменьем, а завалив противника горами трупов своих солдат» (Б. Соколов).

Вывод напрашивается сам собой — зачем надо было защищать свою страну, если ее руководство упорно вело своих солдат на убой? Не лучше было бы повернуть штыки против собственного режима: «Досадно, что Сталин не проиграл войну Гитлеру, — говорит историк А.Б. Зубов. — Потому что все равно, в конце концов, союзники бы нас освободили, но тогда бы англичане и американцы установили у нас демократию».

Но это история профессора Зубова. К сожалению, на ту же мельницу лили воду некоторые наши публицисты и даже архивисты, не понимающие, что их мнение просто в силу должности воспринимается людьми как абсолютная истина...

А вот в нашу, отечественную историю, повторюсь, бой 16 ноября 1941 г. 4-й роты политрука Клочкова вошел как подвиг 28 героев-панфиловцев.

Миллионы панфиловцев остановили и разгромили непобедимый вермахт у стен Москвы в 1941-м, миллионы панфиловцев, в конце концов, взяли Берлин в 1945-м. Им, 28, поименно каждому, мы все сегодня обязаны нашей жизнью.