Месторождение газа оказалось важнее жизни краснокнижных животных

07.12.2018 в 12:08, просмотров: 1183

Борьба за Устюртский заповедник проиграна - жажда наживы, хотя и со слабо доказанным экономическим эффектом, оказалась сильнее доводов многочисленных экспертов, биологов, здравого смысла и важности сохранения удивительной экосистемы, единственной в своем роде. Теперь южные границы Устюртского заповедника будут разрушать официально: редчайшие краснокнижники и реликтовые представители флоры и фауны либо уйдут с охранной территории, либо попросту погибнут от жесткого фактора беспокойства. А значит, ни о каком возрождении переднеазиатского леопарда или вымершего гепарда, о чем с таким восторгом мечтали казахстанские ученые на протяжении последних нескольких месяцев, не может быть и речи.

Мы неоднократно писали о спорах вокруг заповедника, которые длятся не один год, а прогнозные данные плато Устюрт и вовсе восходят к 1972 году. Именно тогда советские ученые, изучив все показатели, пришли к выводу, что экономический эффект от разработки месторождения Кансу ожидается совсем небольшой - получение газа в течение не более пяти-семи лет. В то время как в распложенных вокруг, но достаточно отодвинутых от границ заповедника других месторождениях запасов газа хватит минимум на 18-25 лет разработки. Соответственно, и экономический эффект может быть от этого также в разы больше. Несмотря на это, месторождение Кансу неоднократно пытались начать разрабатывать, но потом снова консервировали.

И вот, несмотря на общественное мнение, на доводы экспертов-экологов, на то, что плато Устюрт неоднократно представляли в ЮНЕСКО на приобретение статуса природного наследия, совсем рядом с южными границами заповедника продолжается разработка газового месторождения, могущая убить все живое в радиусе на много километров вокруг.

А ведь кроме непосредственно компании-подрядчика проектом занимается множество организаций субподряда, которые уже давно задействованы в проведении газовых работ и даже попадались на том, что губили окружающую природу на заповедном плато Устюрт. К сожалению, за ними и сейчас не уследить никаким экологам, даже если из-за их деятельности будет разрушаться и без того хрупкая экосистема на границе с заповедником.

Кстати, нечто подобное в окрестностях Устюрта уже происходило в середине прошлого века, когда начали интенсивное освоение природных запасов Арало-Каспийского водораздела, освоение его огромных территорий, ранее почти необитаемых.

Об этом в своих работах неоднократно упоминали эксперт-зоолог Константин Плахов и профессор Владимир Залетаев. Именно в то время оазисная система освоения пустынь сменилась сплошным, тотальным использованием территории и природных ресурсов. Антропогенный фактор вмешательства стал почти неуправляемым, ведь здесь нашли большие запасы нефти и газа, месторождения урана, залежи ракушечника. И потому начали интенсивную эксплуатацию открытых месторождений, строительство новых городов и поселков, прокладку железнодорожных и автомобильных дорог, нефте- и газопроводов, геологическую разведку, организовали новые фермы, совхозы, колхозы. Все это происходило в границах созданной Мангышлакской области, а сам процесс так и назывался “Покорение Мангышлака”. Однако ни о каком сохранении природных богатств не было и речи. Хуже того, для ускорения разработок нефти и газа применяли технологию ускоренной сборки нефтяных вышек на специальной площадке в районе нынешнего Актау, которые потом буксировали бульдозерами на десятки и сотни километров к месту установки. При этом растительный и почвенный покров просто-напросто снимали, словно скальпелем, нанося непоправимый урон местной экосистеме. Дальше - больше. Колоссальные подземные нефтехранилища, остатки которых до сих пор отравляют окружающую среду, создавали не просто взрывными работами, а с помощью ядерных взрывов, о чем упоминал профессор Залетаев в своей книге “Жизнь в пустыне”.

Добыча нефти, которую вели открытым способом, часто сопровождалась ее разливами, нередко случались выбросы газа, очень токсичного, из-за входящего в его состав сероводорода. Техногенным воздействием полностью разрушили впадину Узень, та же судьба частично постигла и впадину Карагие. А пресловутая экономия на прокладке автодорог с асфальтовым покрытием привела к формированию огромного количества грунтовых дорог, которые в изобилии “создают” водители во всех направлениях. Кстати, точно такую же картину наблюдают сегодня и на границах заповедника Устюрт, где под колесами многотонных грузовых машин гибнут представители мелкой фауны - редкие виды змей, грызуны, зайцы, лисы. И точно так же тогда, как и сегодня, на местах разработок варварски уничтожают саксауловые леса. Мораторий на пользование которыми, к слову, комитет лесного хозяйства и животного мира собирается продлевать до 2022 года. Если, конечно, будет что продлевать, потому что территория газового месторождения Кансу граничит с буферной зоной заповедника.

Единственное, чего добились сегодня казахстанские биологи, так это расширения заповедника в юго-западную сторону. Сейчас этот вопрос, правда, находится только на стадии обсуждения. Но хотя комитет лесного хозяйства и животного мира МСХ РК надеется на его положительное решение, вряд ли это будет иметь хоть сколько-нибудь положительный эффект для обитателей заповедно-охранной территории. Пусть даже от буферной зоны разработки границы заповедника и отодвинут на 10-12 километров, это все равно ничтожно малое расстояние, чтобы исключить фактор беспокойства для животных, которые обитают в самой уязвимой экосистеме во всем Казахстане.

Да и сама экосистема, редчайшая и знаменитая своими реликтовыми представителями флоры и фауны - это муфлон, манул, барханный кот, каракал и медоед, то есть не только краснокнижниками, но и теми, которые нигде больше не водятся, кроме как на этой территории, может быть полностью разрушена.