Центральная Азия испытывает недостаток водных ресурсов

26.09.2018 в 11:05, просмотров: 345

По мере роста населения региона потребность в чистой воде увеличилась в разы. Уже в ближайшие два десятилетия Казахстан и Китай могут столкнуться с критическим дефицитом этого жизненно важного ресурса. Но решение есть: избежать катастрофы можно путем переброски водных потоков из России.

Центральная Азия испытывает недостаток водных ресурсов
Система водных магистралей могла бы решить две проблемы: россияне избавились бы от паводковых наводнений, а китайцы получили бы столь необходимую им воду.

Мы позади Эфиопии

Согласно резолюции, принятой Генеральной Ассамблеей ООН еще в июле 2010 года, каждый человек имеет право на доступ к достаточному количеству воды для личных нужд, которое, по подсчетам специалистов, составляет от 50 до 100 литров в сутки на индивидуума. Но «иметь право» — еще не значит обладать... На деле в зоне отчуждения от источников воды уже сейчас находятся сотни миллионов человек.

По мнению генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша, человечество переживает глобальный кризис в сфере водных ресурсов. Сегодня необходимо пересмотреть подход к тому, как оно бережет воду и обращается с ее запасами. Согласно докладу ООН о проблеме дефицита пресной воды, уже сейчас почти 40 процентов жителей планеты страдают из-за острой нехватки нормальной пресной воды. К 2030 году по этой причине около 700 миллионов человек могут стать беженцами. Сегодня более двух миллиардов человек пьют загрязненную воду. К сожалению, Казахстан в списке стран по общему объему возобновляемых водных ресурсов занимает лишь 66-е место, уступая даже Эфиопии.

И если в глобальном плане проблема может обостриться к 2030 году, то, по мнению казахстанских экспертов, в Казахстане дефицит может начаться на десять лет раньше — уже в 2020 году. Одной из ключевых причин, вызывающих столь пессимистичные прогнозы, является нерациональное использование имеющихся ресурсов, в чем убеждена директор Международного центра безопасности плотин Сагита Нигматулина.

«Мы предлагали довести капельное орошение земли до 200 тысяч гектаров, это водосберегающая технология, — говорит она, — нужно задуматься над составом посева, над культурами. В некоторых районах для риса по 30 тысяч кубометров воды на гектар используем. У нас самый бестолковый водный кодекс. Он забит, как лоскутное одеяло. Мы собрались сегодня по борьбе с паводками, а через два года будем собираться для борьбы с засухой. Дефицит водных ресурсов никто не отменял».

Еще в начале 2000-х годов в Казахстане приняли программу «Питьевая вода», рассчитанную на 2002-2010-е годы. Увы, в историю она вошла как самая критикуемая и традиционно невыполнимая. Во многих местах, где должны были появиться водопроводы, они так и остались в виде чертежей проектной документации. В итоге эту госпрограмму свернули и в 2011 году запустили новую — «Ак булак», однако и ее постигла та же участь.

Не секрет, что Казахстан, большая часть которого географически расположена в низине, находится в зависимости от «настроения» стран-соседей. Еще в 2012 году министр окружающей среды Нурлан Каппаров на одном из форумов акцентировал внимание на этом факте: «Сегодня половина всех водных ресурсов поступает из соседних государств. Это Китай, Кыргызстан, Таджикистан. У нас есть расчеты, что трансграничные воды будут уменьшаться вследствие того, что соседние государства будут увеличивать свое потребление воды».

Например, сейчас Китай реализует планы массового переселения своих граждан на Запад в Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), что, соответственно, влечет за собой развитие водоемких производств.

В перспективе сток реки Или, который питает наше уникальное озеро Балхаш, существенно сократится. Балхашский бассейн и сейчас страдает от дефицита пресной воды. Нет пресной воды, а значит и будущего.

А на Алтае воды хоть залейся…

В этом контексте нельзя не упомянуть артезианские воды — они у нас повсеместно действительно есть. Однако сегодняшняя концепция в отношении использования подземных вод предполагает их сохранение как государственного резерва и использование только для питьевых целей. Это, так скажем, запас на черный день. Широкомасштабное их применение для орошения, как когда-то планировали, сегодня считается недопустимым. Есть еще и экологический аспект: откачка больших объемов воды из подземных горизонтов может привести к катастрофическим последствиям.

Здесь нужны иные подход и концепция. В распоряжении редакции «МК» оказался интересный документ — доклад, посвященный решению проблемы дефицита воды в Казахстане и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Документ презентовали экспертному сообществу, и он получил широкое освещение в китайских СМИ, но не у нас. Основным способом, по мнению авторов доклада, является строительство магистрального водовода из России в Китай транзитом через Казахстан.

Китай, кстати, также находится в зоне риска, и одной из причин такого положения дел является тот факт, что его водные ресурсы распределены крайне неравномерно: 82 процента всех поверхностных и 70 процентов всех подземных вод сосредоточены в долине реки Янцзы и к югу от нее. При этом на долю почти половины территории страны, относящейся к северной части Китая, приходится всего 18 процентов поверхностных и 30 процентов подземных вод. Ежегодный дефицит пресной воды по региону достигает 70 миллиардов кубометров.

Почему выбор КНР выпал на Россию, понятно — страна по ресурсам поверхностных вод занимает ведущее место в мире.

В частности, речь идет об Алтайском крае. На территории Сибирского федерального округа протекают 17 085 рек общей протяженностью 51 тысяча километров, а также в распоряжении сибиряков более 11 тысяч озер. Забор водных ресурсов из всех видов природных источников в Алтайском крае в последние годы составлял около 400 миллионов кубометров. Большая часть (75-78 процентов) воды забрана из поверхностных водных источников, что составляет 0,5-0,6 процента от годового речного стока.

При этом Алтайский край регулярно страдает от весенних паводков. Когда в водную систему региона поступает от 75 до 100 миллионов кубометров воды, ее уровень в реках поднимается до шести и более метров. С 1985 года критический уровень воды в Барнауле (5,2 метра) был превышен 14 раз. В 2018 году только первая волна паводка нанесла хозяйствам и населению края ущерб почти в 400 миллионов рублей.

По подсчетам специалистов, в Алтайском крае наблюдается сезонный избыток воды в период паводков в объеме не менее 70 миллионов кубометров в год — ресурс, который можно было бы реализовать в регионах, страдающих от дефицита.

Главное — договориться, а деньги потом

Предварительный диалог об «экспорте» воды из России на официальном уровне уже проводили в 2016 году на встрече министров сельского хозяйства двух стран Александра Ткачева и Хань Чанфу. Тогда стороны обсудили возможность переброски избыточных паводковых вод в объеме 70 миллионов кубометров, а также дополнительных водных ресурсов за счет «совместного с КНР развития существующей инженерной инфраструктуры двух гидротехнических систем — Гилевского водохранилища Алейской оросительной системы и запитанного из Обского водохранилища Кулундинского магистрального канала».

Строительство системы водных магистралей нацелено на решение обеих проблем: россияне уберегут себя от паводков, а в КНР появится «кран» чистейших горно-алтайских вод. Далее возникает вопрос о том, как водовод проложат. В теории достаточно достигнуть договоренностей между двумя странами и построить нитку через Кош-Агачский район РФ, граничащий с КНР.

Однако это значительно повысит стоимость проекта и усложнит реализацию, поскольку придется делать «крюк» длиной от трех до четырех тысяч километров.

Если же тянуть нитку водовода напрямую, то она проляжет по значительной территории Восточно-Казахстанской области, и в этом случае общая протяженность водовода, по мнению авторов доклада, сократится до 1200-1500 километров. За счет этого Казахстан мог бы в значительной степени решить проблему дефицита пресной воды в этом регионе.

Китайские эксперты предлагают вполне конкретные решения. На первом этапе, в период 2019 — 2026 годов, должна появиться минимально необходимая инфраструктура: магистральный водовод «РФ — Казахстан — Западный Китай» мощностью 0,6-0,7 миллиарда кубометров в год, сеть распределительных трубопроводов и связанные с ними объекты коммунальной инфраструктуры. Этот водовод призван покрыть первоочередные потребности региона в воде. На втором этапе, в период с 2027 по 2040 год, реализуют мероприятия по внедрению современных агротехнологий и созданию систем очистки воды.

За счет реализации мероприятий сокращение дефицита может составить от четырех до пяти с половиной миллиардов кубометров в год. Таким образом, по завершении второго этапа реализации проекта общий дефицит водных ресурсов на приграничных территориях РК и КНР должен сократиться не менее чем на 50 процентов, указывает в своем докладе Гэ Чжили, руководитель экспертной организации «Ассоциация по сотрудничеству между Россией, Восточной Европой, Центральной Азией и КНР».

Закономерный вопрос: цена проекта. Поскольку аналогичных проектов по мощности не существует, для оценки стоимости строительства китайские эксперты ориентировались на объекты с близкой пропускной способностью: Акведук Лос-Анджелеса и «Всеизраильский водопровод». Условная стоимость одного километра по данным объектам составила около восьми с половиной-девяти миллионов долларов США.

Таким образом, границы бюджета первого этапа составят от 8,65 до 10,3 миллиарда долларов. Инвестиционная программа второго этапа проекта может составить до 70-75 миллиардов долларов, из которых инвестиции непосредственно в инфраструктуру водоснабжения — не менее 30 миллиардов долларов.

За чей счет банкет? При финансировании проекта рассматривают несколько вариантов, среди которых авторы проекта выделяют два. Первый основан на прямых инвестициях стран-участников. Второй — с привлечением средств по линии международных финансовых организаций, таких как Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Европейский БРР, ИФК, банк БРИКС. Однако сейчас говорить об этом моменте проекта еще рано, поскольку обсуждение схемы финансирования будет возможно после принятия политических решений и достижения договоренностей между правительствами стран-участниц.

По некоторой информации, документ обсуждали на полях прошедшего в июне саммита ШОС с участием лидеров трех государств: КНР, РК и РФ, и он получил политическую поддержку. В ближайшее время планируют более детальное обсуждение проекта в рамках специальных рабочих групп.

Станет ли этот проект реальным шансом для решения проблемы дефицита воды в Казахстане и Китае или так и останется на бумаге — узнаем в ближайшее время. Водовод не является панацеей, и, по замыслу авторов доклада, его нужно рассматривать как часть программы комплексного развития системы водопользования на приграничных территориях Казахстана, Китая и России. Которая, кроме строительства объектов инфраструктуры водоснабжения, должна включать реализацию агротехнических, распределительных и иных проектов, направленных на повышение эффективности водопользования. А мы продолжим следить за развитием темы.