В век цифровых технологий ребенок в Китае стал недопустимой роскошью

12.09.2018 в 10:03, просмотров: 200

В современных китайских семьях тема расширения семьи стоит очень остро, а отношение к ней по-восточному философское: один ребенок — норма, два — роскошь, три — сумасшествие. И это в стране, которая славится на весь мир необъятной численностью населения!

В век цифровых технологий ребенок в Китае стал недопустимой роскошью

Не приведет ли эта тенденция к катастрофическим последствиям в будущем если учесть, что уже сейчас рождаемость в КНР стремительно падает…

Мода на бездетность

Развитие уровня жизни на планете ежегодно растет. Понятно, что в каждой стране этот процесс движется с разной скоростью но с тем фактом, что процесс повсеместен поспорить сложно. Если одних людей удовлетворяет появление в доме спутникового телевидения, то для других и собственная яхта не предел мечтаний. Каждый сам определяет свой уровень благополучия и комфорта, так было всегда.

Однако с некоторых пор к таким благам начали приравнивать и появление ребенка. Да, предполагаемый наследник или наследница могут быть не только желаемым ребенком, способным наполнить семью счастьем но и камнем преткновения, мешающим выстроить эту самую счастливую и беззаботную жизнь. Отсюда и отрицательная статистика по рождаемости.

Первыми демографический спад испытали жители европейских стран и США Многие эксперты в области экономики объясняют это явление тем, что по мере финансового обогащения населения, а также роста уровня образованности коэффициент рождаемости падает. Это связано с тем, что пары склонны больше сосредотачиваться на своей карьере и меньше интересуются тем что традиции общества предполагают создание больших семей.

Но желание стать благополучным и успешным бизнесменом отнюдь не единственная причина, уводящая вниз синусоиду на демографическом графике. Есть такое понятие, как child-free, что дословно переводится как «свободный от детей». Этот термин вошел в обиход стран СНГ сравнительно недавно, однако свои истоки он берет в далеких 70-х годах прошлого века в Америке Примерно в 90-х появилось одно из первых объединений чайлдфри, когда добровольная бездетность стала набирать популярность в США и Европе. И, если раньше это были малочисленные сообщества, то сейчас всевозможные группы исчисляются тысячами. За рубежом это движение достигло определенного «успеха»: есть кафе и рестораны, куда воспрещен вход с детьми; отели и гостиницы, куда не заселяют детей; востребованы туры, где отдыхающему не придется столкнуться с ребенком. И на Западе это норма!

Кто такие люди child-free? Это те, кто решил не обременять себя родительскими обязанностями и прожить жизнь в беззаботном удовлетворении собственного эго Уточним, что речь идет именно о той социальной группе, члены которой осознанно идут на этот шаг, а не о тех людях, кто в силу физиологических особенностей или других жизненных аспектов не может иметь детей.

Свою ложку дегтя добавляет и активно развивающееся, хотя сейчас уже можно говорить развитое, движение ЛГБТ — группы людей нетрадиционной ориентации, в которых пары не могут размножаться априори. Ветвь тупиковая.

Но что случилось с Китаем, неужели и эту древнюю и не подчиняющуюся общим стандартам страну начал накрывать «радужный» флаг? Или дело в акценте на карьеру? Но китайцы испокон веков были самым трудолюбивым народом, однако раньше им это не мешало сохранять положительную статистику рождаемости… Что изменилось сейчас?

Демографический перекос

Темпы роста экономики Китая выше всяческих похвал, несмотря на постоянное давление с Запада она успешно развивается. Но цифры о рождаемости отбрасывают длинную тень на долгосрочный потенциал Как видно из сведений, опубликованных Государственным статистическим бюро, в 2017 году в стране родилось 17,23 миллиона человек. Цифра большая, но не для Китая ведь в 2016 году родилось на 630 тысяч детей больше!

Пугающими являются даже не эти шесть сотен тысяч, а то, что графики ожидаемой и фактической рождаемости кардинально разошлись. Судите сами — в прогнозе числится показатель, превышающий 20 миллионов человек, то есть расхождение по «недочету» составляет почти три миллиона человек, а это практически два города Алматы. Почему государственная комиссия здравоохранения и семейного планирования Китая недосчиталась двух городов?

Здесь стоить вспомнить, что в КНР институт семьи долгие годы формировался исключительно в рамках жестких ограничений.

После демографического взрыва, который пришелся на 50-60-е годы XX века, последовал жесткий запрет на третьего ребенка в семье. В 1979 году запустили кампанию по регулированию рождаемости «Одна семья — один ребенок». В начале 80-х годов начали осуществлять вторую фазу — государственную поддержку семей с одним ребенком, то есть таким семьям предоставляли ряд льгот, которые они могли утратить при рождении второго ребенка. В 90-х годах при определенных условиях разрешалось иметь двух детей.

Целью кампании было ограничение численности населения к 2000 году уровнем в 1,2 миллиарда человек. Сдержать темпы роста действительно удалось, и задачу, пусть и с небольшой погрешностью, но выполнили: к 1 ноября 2000 года этот уровень превысили на 42,5 миллиона граждан. Однако в следующем десятилетии счетчик рождаемости стал заметно замедлять свой ход, тогда-то страна поняла необходимость омоложения населения.

Пекин отменил установку, позволяющую большинству семей иметь только по одному ребенку, в 2013 году. Тогда разрешили парам, у которых хотя бы один партнер был единственным ребенком в его семье, иметь двух детей. Через три года правительство разрешило всем парам заводить по двое детей.

Казалось бы, ограничение, которому почти 40 лет, которое не давало возможности расширить семью, сняли и теперь должен произойти baby boom, а рождаемость подскочить… Но этого не произошло.

Дело в том, что раньше, когда существовали ограничения на одного ребенка, семьи, воспитывающие несколько детей, подвергались штрафам. Одни женщины проходили через принудительные аборты, другие — через принудительную стерилизацию. Разве что исключение составляли этнические меньшинства, уйгуры и тибетцы, а также сельские жители, если их первым ребенком была девочка (об этом нюансе чуть позже).

Тем не менее, по данным Национального бюро статистики Китая, даже после ослабления политики ограничения пары не спешили создавать более крупные семьи.

В 2016 году родилось 17,9 миллиона детей, что всего на 1,3 миллиона больше, чем в предыдущем году. При этом ожидали более 2,5 миллиона новорожденных. А в 2017 году, как уже говорили ранее, счетчик и вовсе ушел в минус и составил всего 17,23 миллиона детей — демографический перекос, в котором стариков становится больше, чем рождается детей.

Туз в кармане

Сюда же добавляется еще одна сложность — дисбаланс по половому признаку. В Китае мужчин гораздо больше, чем женщин. И это не генетическая особенность нации, а следствие политики ограничений. Дело в том, что по традиции в китайской семье именно сын обязан обеспечивать жизнь старых родителей, а не дочь. Из-за того что в Китае отсутствует нормальная система пенсионного обеспечения, особенно в деревнях, стараются рожать сына, и делают аборт, когда выясняется, что будет дочь.

Если сравнить количество новорожденных мальчиков и девочек, то соотношение составит примерно 130:100 в пользу заботливых наследников. В результате, по данным статистики, к 2020 году для 40 миллионов китайских мужчин может возникнуть проблема создания собственной семьи.

Сейчас китайские власти работают над полной отменой ограничения рождаемости. В парламенте — Всекитайском собрании народных представителей (ВСНП) — уже приступили к обсуждению соответствующего законопроекта. Однако на утверждение этот документ попадет не раньше 2020 года, а дефицит мы видим уже сейчас.

Причин сложившейся ситуации множество. Конечно, это и страх перед режимом, который «въелся» в нацию на уровне ДНК, и значительно выросший уровень жизни.

Несмотря на отсутствие ограничений законодательных, сохраняются преграды финансовые. Чтобы в Китае обеспечить человека всем необходимым до 22 лет, семье нужно потратить в среднем не менее 740-960 тысяч юаней (109-140 тысяч долларов). Среднестатистический месячный доход китайцев составляет около восьми тысяч юаней. То есть ежемесячно на ребенка уходит более 2,6 тысячи юаней, а в случае появления второго ребенка эта сумма сразу же удваивается. Также возникает и квартирный вопрос, а это уже траты совершенно другого уровня, для многих запредельного.

Такая демография не может не оказать долгосрочного влияния на экономическое и социальное развитие. Уже сейчас пенсионные фонды во многих провинциях превратились в дефицитные организации. Но это только небольшая часть растущих неприятностей. Ключевым фактором экономического чуда Китая был избыток рабочей силы.

В свое время сотни миллионов работников ушли из деревень и стали трудиться на фабриках и стройках.

Сейчас же, когда люди стали меньше заботиться о продолжении рода и больше о благосостоянии, ситуация обратная. Следующее поколение будет испытывать меньше потребности в жилье, образовании и даже потребительских товарах, которые Китай выпускает на внутренний рынок.

По данным Национального бюро статистики, численность трудоспособного населения Китая (в возрасте от 16 до 59 лет) сокращается с 2012 года и уже упала на пять миллионов человек в прошлом году. В течение десятилетия, начиная с 2025 года, Китай будет регистрировать семь миллионов пенсионеров ежегодно. Что, по мнению Китайского центра экономики и бизнеса, лишь усилит давление на слабые и сильно недофинансируемые программы социального обеспечения Китая.

Китайское население явно требует омоложения, но какими инструментами китайские политики намерены активизировать соотечественников, пока непонятно.

Единственное, на что можно действительно рассчитывать, так это на незадействованный резерв. Несмотря на то, что значительная часть населения уже давно перебралась из провинции в большие города, в деревне еще проживает 46-47 процентов населения.