Астронавт NASA Шэннон Уокер: «Меня поразило, насколько наша планета хрупка»

09.10.2019 в 05:48, просмотров: 493

Шэннон Уокер, доктор философии в области космической физики Университета Райс и астронавт NASA посетила Казахстан в рамках Недели космоса-2019, организатором которой выступили Посольство США в РК и Генеральное Консульство США в Алматы. Одно из важнейших ее достижений — работа бортинженером на российском космическом корабле «Союз» и Международной космической станции в 2010 году в течение 163 дней. Сегодня доктор Уокер — гость «МК в Казахстане».

Астронавт NASA Шэннон Уокер: «Меня поразило, насколько наша планета хрупка»

— Госпожа Уокер, можно сказать, в Казахстане вы не впервые...

— Я ступила на казахстанскую землю, когда состоялся запуск космического корабля с космодрома «Байконур» совместно с российскими космонавтами в составе экипажа корабля «Союз ТМА-19». А второй раз я побывала в Казахстане, если быть точной, то в центральной его части, когда мы вернулись из полета. Сегодня я являюсь действующим астронавтом, отвечая за работу тех, кто только готовится к работе на орбите, а также постоянно поддерживаю связь с теми, кто на этой орбите уже есть. То есть делаю все возможное, чтобы обеспечить беспрерывное обучение наших астронавтов.

— Ваши самые яркие впечатления на орбите, в космосе, от самого космоса, быть может...

— Дело в том, что сам факт — ты находишься в космосе — уже является совершенно потрясающим. Но одним из наиболее волнительных моментов, естественно, было то, что когда я смотрела на нашу планету сверху, то не могла насмотреться и постоянно восхищалась ее красотой.

— Вы никогда не думали о том, чтобы это воссоздать? Может быть, написать картину или обратиться к композитору с тем, чтобы написать «музыку сфер»?

— К сожалению, я не обладаю никакими артистическими талантами, и последнее, о чем бы вы меня попросили, — это, я думаю, нарисовать картину или сочинить какой-либо музыкальный очерк. Я совершенно в этом плане бесталанна.

— В космосе, на орбите, тяжелее женщине или мужчине?

— Я не считаю, что женщине тяжелее. Дело в том, что нас, женщин-астронавтов, обучают наравне с мужчинами. Мы проходим совершенно идентичную программу подготовки, работаем в одинаковых условиях с мужчинами — нашими коллегами по космосу. И потому для меня это не представляло никаких сложностей.

— Каким было самое трудное, самое сложное задание, которое вам пришлось выполнять на орбите во время полетов? Как вы с ним справились?

— Находиться в космосе и работать на орбите — это не такая сложная задача, поскольку, повторю, нас всему этому должным образом обучали. Тому, что мы должны были делать. Однако во время обучения на Земле все равно было два аспекта, которые оказались сложнее по сравнению со всем остальным. Первое — это физические трудности, потому что в космосе очень сложно ходить. Ведь, когда вы обучаетесь на земле, само оборудование, тренажеры жутко тяжелые. Второе — это психологический момент, было довольно трудно в отношении языкового барьера.

— Меняется ли философия жизни после полета?

— Думаю, каждый, кто побывал в космосе, проходит через целую цепочку разных, совершенно эмоциональных переживаний. Но что поразило именно меня, так это то, насколько наша планета хрупка и насколько все в ней взаимосвязано. Уверена, что мы должны сделать все возможное для того, чтобы вместе, сообща, сохранить ее для будущих поколений. Было бы прекрасно, если бы как можно больше людей смогли увидеть нашу землю с высоты Международной космической станции. Если бы это стало доступно, то мы, земляне, смогли бы справиться с большим количеством проблем, которые сегодня существуют в мире.

— Можете ли вы спрогнозировать, какие тенденции будут важны для человечества в дальнейшем освоении космоса?

— Космос может влиять на нашу жизнь в самых разных аспектах и направлениях. Одними из крупных изменений могут быть те, что получатся от научно-технической работы, которую проводят сегодня в космосе, и от тех технологических новинок и инноваций, что апробируются сегодня на орбите. Естественно, это очень существенно может изменить жизнь землян в будущем. Если же говорить о более долгосрочной перспективе, то будет важно почерпнуть для себя уроки проживания в космосе. Сейчас эти периоды пребывания там достаточно кратковременны, но землянам когда-нибудь, так или иначе, придется задуматься о том, как найти альтернативу. Пусть Земля сегодня — это наш единственный дом, но в будущем может сложиться такая ситуация, что этого станет недостаточно.

— Из чего складывались ваши космические будни, по какому распорядку проходил ваш космический день?

— Каждый день отличался от предыдущего, каждое утро у нас был уже четкий график того, что предстояло выполнить в течение дня. Мы могли проводить какие-то научные эксперименты либо технические работы по обслуживанию МКС. Так, во время моего пребывания на орбите провели в общей сложности почти 135 экспериментов самого различного толка, которые касались многих областей науки. Самое интересное было для меня лично, когда я выступала в качестве объекта научного исследования и на мне проводили определенные эксперименты, изучающие реакции человеческого тела в невесомости космоса. Одним из таких экспериментов было изучение воздействия соли на человеческий организм. Потому как соль является одной из причин повышения артериального давления. А еще соль пагубно может воздействовать на костную ткань, разрушая ее. И потому было весьма важным найти решение этой проблемы.

— Какие три рекомендации вы бы дали будущим астронавтам?

— Первое — не ограничивать себя, поскольку в жизни существует сонм различных возможностей. Второе — необходимо получить хорошее образование, которое помогает открывать массу новых дверей. И третье — я бы посоветовала никогда не сдаваться и не отступать, проявляя настойчивость, потому что иногда то, где вы находитесь сейчас и то, где вы хотите быть, потребует сложного пути. Это не прямая линия из точки «А» в точку «Б». Я сама, например, пять раз подавала заявку на то, чтобы меня приняли в программу NASA — так я хотела стать астронавтом. Но только после пятого раза моя попытка увенчалась успехом.

— Каковы особенности бортового меню в космосе?

— Поскольку это Международная космическая станция, то еду нам предоставляют наши международные партнеры. Что касается непосредственно самого меню, то у нас бывают блюда американской кухни, русской, японской, канадской (она, к слову, напоминает американскую). Также присутствуют европейские блюда. Но, тем не менее, несмотря на такой огромный ассортимент, текстура самих блюд не очень разнообразна. Это я о том, что вы наверняка знаете — что те же хлебные крошки могут весьма пагубно воздействовать не только на астронавтов (могут попасть в глаза при невесомости), но и особенно на оборудование внутри космического корабля, который может быть поврежден ими. Поэтому вся текстура предоставляемых нам блюд очень мягкая, она намеренно прилипает к ложке и приходится, несмотря на прекрасный вкус, ее просто слизывать. Это, конечно же, с течением времени приедается.

— Вы, кроме всего прочего, являетесь акванавтом. Эта сфера помогает вам в основной специализации?

— Да, у нас есть специальная программа работы под водой, так как именно она позволяет протестировать технологии и инструменты, а также оборудование, которое можно будет использовать на других планетах. Мы очень хорошо знаем, как работать и вести себя в космосе, но если вознамеримся высадиться на Луне или Марсе для постоянного пребывания, то там совершенно другие гравитационные эффекты. Поэтому их нужно апробировать, и подводное пространство как раз таки является очень хорошей для этого средой. Скажу больше — для меня было большой честью, что меня избрали в число шести членов экипажа, которые побывали на борту подводного спускаемого аппарата. Мы в нем находились в течение недели, работая и занимаясь научной деятельностью. Но что мне больше всего понравилось, так это очень большое окно, через которое мы могли наблюдать за красотой подводного мира и за рыбками.

— Когда вы были тинейджером, уже знали, что будете астронавтом?

— Когда я была подростком, не знала наверняка, что стану астронавтом, но очень хотела, чтобы это сбылось. И еще я помню, когда мне было четыре года, мой папа вывел меня во двор позади дома и, показав мне на Луну, сказал: «Ты знаешь, там сейчас наши ребята (американские астронавты, 1969 год. — Прим. автора), на Луне»... И я подумала, что это было самой крутой идеей, которая могла прийти кому-либо в голову, чтобы быть воплощенной.

— Увлекались ли вы чтением фантастических произведений? Если да, то какие авторы вам были наиболее близки, когда вы учились в старшей школе?

— На самом деле я не особо увлекалась фантастикой даже будучи ребенком. Меня захватывали всякие мистические истории, а еще я любила детективы.

— Что вы думаете о развитии космического туризма?

— Я считаю, что как можно больше людей должны иметь возможность увидеть Землю из космоса. Но при этом нам потребуются не только ракетоносители для того, чтобы доставлять туристов на орбиту, но и место, куда их доставлять. Потому что сейчас существуют только МКС, обладающие довольно ограниченным пространством, и, главное — там располагаются научные лаборатории, которые не предназначены для посещения космическими туристами. Вот если бы у нас была возможность построить гостиницы, где бы они могли проживать, пребывая в космосе, то это, конечно, послужило бы развитию отрасли космического туризма.

— Испытывали ли вы ностальгию в космосе, когда смотрели сквозь иллюминатор на Землю?

— Часто было так, что совершенно не было времени думать об этом. Но иногда выдавалась свободная минута, и тогда я, конечно, вспоминала о моей семье, моих друзьях, которые остались на Земле. И, знаете, еще я вспоминала о мелочах, о которых никогда бы не подумала, что буду скучать. Например, ощущение солнечного тепла на коже лица или дуновение ветра в волосах. Это все те земные «мелочи», отсутствие которых ты, оказывается, остро ощущаешь в космосе. Я скучала по ним, а еще — по запахам, которые были свойственны Земле. И потому, представьте, что одним из самых приятных для меня моментов стало, когда мы приземлились здесь, в Казахстане, а температура была ниже нуля. Было холодно, но я все равно испытала наслаждение, почувствовав запах травы и степных цветов. Это стало для меня потрясающим откровением — выйти и окунуться во все эти земные запахи...

Автор благодарит за помощь в организации интервью сотрудника Посольства США в РК Карину Нигматуллину.