Цена звездных триумфов

Не вернувшиеся из космоса

15.05.2019 в 06:03, просмотров: 548

Космонавтика — сфера повышенной опасности. Несмотря на все технические и прочие ухищрения, риск для человека существует всегда. Порой люди подвергаются опасности, даже еще не совершая полет. Пять советских космонавтов отдали свои жизни, готовясь к орбитальной экспедиции и выполняя ее. Но их число могло быть значительно больше.

Цена звездных триумфов

На земле и в космосе

Первый отряд советских космонавтов, сформированный в 1960 году, насчитывал 20 человек. Кроме Гагарина, Титова и других известных теперь всему миру людей, в отряде были и те, кто до последнего времени был неизвестен. Одним из них был Валентин Бондаренко. Он прошел весь курс общекосмической подготовки и в марте 1961 года приступил к тренировкам в сурдокамере, обеспечивающей полную изоляцию от внешних раздражителей. Считалось, что условия в камере приближены к условиям внутри космического аппарата. По завершении медицинских экспериментов произошла нелепая и трагическая случайность — кусочек ваты, пропитанный спиртом, с датчика попал на раскаленную спираль электроплитки. Возникла вспышка. Поскольку камера была наполнена почти чистым кислородом, пламя моментально распространилось. Открыть камеру быстро не удалось из-за большого перепада давления и необходимости его выравнивания. Когда ее, наконец, открыли, Бондаренко был еще жив. Медики пытались его спасти, но последствия ожога были необратимыми. Бондаренко скончался 23 марта 1961 года всего за 19 дней до полета Гагарина.

О гибели старшего лейтенанта Валентина Бондаренко нигде не сообщали: в те времена все, что было связано с космосом, строго засекречивалось. Однако 17 июня 1961 года указом Президиума Верховного Совета СССР Бондаренко «за успешное выполнение задания правительства» был посмертно награжден орденом Красной Звезды. В народе в ту пору пошли слухи о неудачных стартах неизвестных космонавтов, летавших до Гагарина.

Валентин Бондаренко

Первой космической катастрофой человечества стал полет Владимира Комарова на корабле «Союз-1» в апреле 1967 года. Программа предусматривала стыковку с кораблем «Союз-2» с экипажем в составе Валерия Быковского, Алексея Елисеева и Евгения Хрунова, переход А. Елисеева и Е. Хрунова в корабль «Союз-1» через открытый космос и посадку «Союза-1» с новым экипажем из трех человек. Полет «Союза-1» проходил с многочисленными нештатными ситуациями. Из-за нераскрытия одной из панелей солнечных батарей запуск «Союза-2» отменили, а Владимиру Комарову приказали совершить досрочную посадку. На конечном этапе спуска корабля на Землю отказала парашютная система, не вышел основной парашют спускаемого аппарата, а стропы запасного парашюта скрутились из-за его вращения. На большой скорости спускаемый аппарат врезался в землю в степной пустынной местности в Адамовском районе Оренбургской области, полностью разрушился и сгорел. Создали многочисленные комиссии, расследовавшие причины катастрофы. Отмечали, что предыдущий полет «Союза», выполненный в беспилотном варианте, закончился благополучно. Однако углубленное расследование показало, что в том испытательном полете произошла разгерметизация блока парашютной системы и давление внутри него и снаружи было одинаковое. А при полете Комарова давление в спускаемом аппарате было обычным земным, и контейнер, где был сложен парашют, подвергся деформации, что и стало причиной его блокировки. Если бы дали команду на старт второго корабля с экипажем, то они неминуемо бы погибли вследствие конструктивной недоработки.

Смерть Владимира Комарова предотвратила гибель других космонавтов.

Владимир Комаров

Трагедия «Союза-11»

Проиграв «лунную гонку» в конце 60-х, руководители советской космической отрасли решили переориентировать усилия на создание и эксплуатацию орбитальных станций. Пилотируемая лаборатория на орбите должна была позволить Советскому Союзу хотя бы частично компенсировать поражение на Луне. Под названием «Салют» станцию запустили в апреле 1971 года. Первая экспедиция на корабле «Союз-10» закончилась неудачей. «Союз-10» причалил к станции, произошло касание. Однако попытки завершить стыковку, создав герметичный переход на станцию, не увенчались успехом. Переход экипажа на борт «Салюта» стал невозможен.

25 апреля 1971 года, после 5 часов 30 минут «полета в сцепке», корабль «Союз-10» отсты- ковали, и он совершил посадку.

6 июня 1971 года «Союз-11» с экипажем в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева (уроженца казахстанского Актюбинска) успешно стартовал с Байконура. Корабль благополучно состыковался с «Салютом», и экспедиция началась. Этот полет также сопровождали нештатные ситуации. Во время первого входа на станцию экипаж обнаружил, что воздух сильно задымлен. После ремонта вентиляционной системы космонавты провели следующие сутки в спускаемом аппарате, ожидая регенерации воздуха. За 22 дня экспедиции трое членов экипажа успешно выполнили программу полета. Космонавты должны были расстыковаться с «Салютом» и вернуться на Землю 29 июня. После возвращения «Союза-11» на станцию должна была отправиться следующая экспедиция, чтобы закрепить достигнутые успехи и продолжить эксперименты. Но перед расстыковкой с «Салютом» возникла проблема с люком в спускаемом аппарате. На приборной доске горел транспарант «Люк открыт». Ситуацию разрешили, когда на датчик люка наклеили простой кусочек лейкопластыря. Тревожный сигнал пропал. После этого «Союз-11» успешно отстыковался от станции и пошел на посадку.

Волков, Добровольский, Пацаев

Вспоминает летчик-космонавт СССР Алексей Елисеев. «Заканчивается последний сеанс связи. Перед самым выходом из зоны видимости Владислав Волков успевает задорно воскликнуть: «Готовь коньяк, завтра встретимся!» Мы все переключились слушать «Пятьдесят второго» — руководителя службы поиска. Ждем... Проходят пять минут, десять, пятнадцать. Проходит час... Вдруг по внутренней связи Каманин просит меня зайти. Бегу к нему. Он мрачно смотрит на меня и говорит: «Мне сейчас передали код «сто одиннадцать». Это значит, все они погибли. Цифры означали: «пять» — состояние отличное, «четыре» — хорошее, «три» — есть травмы, «два» — тяжелые травмы, «единица» — человек погиб».

Когда экипаж достали из спускаемого аппарата, врачи не могли понять, что произошло. Казалось, что космонавты просто потеряли сознание. Но при беглом осмотре стало ясно, что все гораздо серьезнее. Шесть врачей приступили к проведению искусственного дыхания, непрямого массажа сердца. Но вернуть экипаж к жизни не удалось. Как показало расследование, при входе в атмосферу по непонятным причинам открылся клапан, который должен был открываться перед самым приземлением для выравнивания давления. Экипаж после разделения отсеков почувствовал, что открылся клапан. Видеть они этого не могли, скорее всего услышали зловещий свист уходящего воздуха. В кабине сгустился туман. Они пытались закрыть клапан, но... не успели. Взрывная разгерметизация лишила их сознания.

Комиссия по расследованию привлекла к работе лучших специалистов по клапанам. Они пытались понять, что заставило клапан открыться и как исключить такие случаи на будущее. Провели более тысячи экспериментов, и ни в одном из них отказов не произошло...

Причиной нештатного открывания клапана сочли брак при изготовлении этой системы. Космонавтов могли спасти скафандры, и, начиная с полета «Союза-12», советские космонавты летали только в скафандрах.

Прах Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева захоронили в Кремлевской стене.

Несостоявшиеся катастрофы

На космодроме Байконур 5 апреля 1975 года во время старта корабля «Союз-18», на этапе работы второй ступени, произошла авария. На 261-й секунде полета ракету стало ощутимо раскачивать, причем амплитуда увеличивалась. Сработала аварийная система, отстрелившая возвращаемый аппарат. При падении Василий Лазарев и Олег Макаров испытали перегрузки в 26g, ровно настолько их собственный вес стал тяжелее. Практически невозможно было дышать, терялось зрение. Была прямая угроза жизни космонавтов. В себя космонавты пришли, когда сработала парашютная система. Спускаемый аппарат приземлился в труднодоступном районе к юго-западу от Горно-Алтайска. По счастливой случайности космонавты не стали отстреливать парашют, запутавшийся в кронах деревьев, и это спасло их от падения в пропасть.

26 сентября 1983 года на готовящемся к старту носителе «Союз-У» возник пожар. Экипаж пилотируемого корабля «Союз Т-10-1» в составе Владимира Титова и Геннадия Стре- калова спасла сработавшая система аварий- ного спасения, которую задействовал начальник космодрома Алексей Шумилин. Шумилин успел за считанные секунды определить возгорание и выдать команды, которые прошли вовремя. В результате космонавты были «отстрелены» от ракеты на спускаемом аппарате, уведены в сторону и благополучно приземлились на парашюте примерно в четырех километрах от стартового комплекса. «Через две секунды после «отстрела» спускаемой капсулы с экипажем ракета взорвалась и провалилась со стартового стола вниз», — вспоминал Владимир Титов.

25 июня 1997 года транспортный грузовой корабль «Прогресс М-34» столкнулся с модулем «Спектр», находящемся в составе орбитального комплекса «Мир». Столкновение произошло из-за ошибки при испытании новой системы управления и сближения. Помимо огромных повреждений солнечных батарей в результате столкновения образовалась пробоина площадью два квадратных сантиметра во внешней оболочке модуля, что привело к снижению давления воздуха на всей станции. Во время столкновения на «Мире» находились космонавты Василий Циблиев и Александр Лазуткин, а также американский астронавт Майкл Фоул. Проведенный экстренный ремонт вернул станцию к жизни, но модуль «Спектр» более в работе не использовали.

И последний пример. Совсем недавно, 11 октября 2018 года, в результате нештатного разделения ступеней не вышел на орбиту пилотируемый корабль «Союз МС-10». Исполнительный директор Роскосмоса по пилотируемым программам Сергей Крикалев заявил, что авария произошла из-за нештатного разделения первой и второй ступеней носителя. «Одна из «боковушек» при разделении не отвелась на нужное расстояние и ударила по баку горючего второй ступени, что привело к разрыву бака и разрушению второй ступени». Экипаж Алексея Овчинина и Ника Хейга совершил посадку недалеко от г. Жезказгана. Снова сработала аварийная система. Пока, слава Богу, нас не подводящая.

Продолжение следует.