Казахстан и Кыргызстан: дойдет ли торговый спор между двумя странами до торговой войны?

В конце минувшей недели состоялась первая дискуссия во Всемирной торговой организации (ВТО) по поводу возникшего на границе Казахстана и Кыргызстана кризиса. Дискуссия состоялась по инициативе Бишкека, который подал жалобу на соседей, обвиняя их в нарушении режима свободной торговли.

Казахстан и Кыргызстан: дойдет ли торговый спор между двумя странами до торговой войны?

Фиктивный транзит

Ситуация, когда две республики обвиняют друг друга в нечестной торговой политике, становится довольно удручающей, если не сказать больше. Не произошло ничего обнадеживающего и в Женеве, где заседал Генеральный совет ВТО, и где стороны вновь изложили свои взаимные требования и претензии, и стало ясно, что, скорее всего, спор перейдет уже в орган ВТО по разрешению споров, то есть речь идет фактически о судебном разбирательстве.

Мы уже писали о том, что Кыргызстан обратился в эту организацию с жалобой на Казахстан (а обе страны входят в ВТО), но напомнить, хотя бы вкратце, о сути взаимных претензий просто необходимо.

Итак, в октябре прошлого года Казахстан ввел дополнительные меры контроля на кыргызско-казахстанской и российско-казахстанской границе, в результате которых среднее ежедневное количество пропуска из Кыргызстана лиц и автомашин на крупных и самых оживленных пунктах пропуска «Ак-Жол» и «Ак-Тилек» сократилось в 2,4 раза.

В итоге к январю на двух этих основных пунктах пропуска ежедневно образовывались пробки из грузовиков длиной до 10 километров, а количество единиц грузового транспорта, простаивающих на границе и в специализированных зонах, составляло около 250 автомашин в сутки.

В Министерстве торговли и интеграции Казахстана при этом заявили, что «дальнобойщики» и таможенники из Кыргызстана сами спровоцировали ужесточение контроля, поскольку допустили «недостаточное таможенное администрирование и неисполнение ряда требований к перемещениям транзитных товаров со стороны Кыргызстана», что приводит к потерям казахстанского бюджета и других государств-членов ЕАЭС (в который эти страны тоже входят) от неуплаты НДС и таможенных пошлин.

Как утверждает казахстанская сторона, только за прошлый год выявили более 2,6 тысячи случаев, когда из Кыргызстана ввозили товары в адрес фиктивных резидентов Казахстана без уплаты НДС. Кроме того, за второе полугодие 2019 года установили 4,8 тысячи случаев, когда в товарно-транспортных накладных был оформлен транзит товаров из Кыргызстана в Россию, но они фактически остались на территории Казахстана — опять же без уплаты НДС.

Кроме того, по утверждению казахстанской стороны, кыргызские партнеры не исполняют двусторонние договоренности с Казахстаном по отслеживанию содержания и оформления грузов. Например, в части совместного контроля транзита грузов, которые отправляют соседи в страны ЕАЭС через территорию нашей республики.

Есть еще одна серьезная претензия. Это применение кыргызской стороной минимального уровня контрольных цен в отношении товаров из ЕАЭС. Как пояснили в Минторговли Казахстана, применяя минимальный уровень контрольных цен к казахстанским товарам, а также к товарам из других стран ЕАЭС, кыргызские власти вводят дополнительные платежи.

Вот претензия министерства: «Так, если казахстанский производитель везет в Бишкек муку по средней цене 17 сомов за килограмм, кыргызские налоговые службы взимают НДС, принимая в расчет минимальный уровень контрольных цен в размере 22 сома за килограмм.

Такая же ситуация по другим товарам, например, цена за яйцо в весенне-летний период составляет два сома, при этом минимальный уровень цен — 4,9 сома. Порядок определения минимальных цен является непрозрачным, установленные решением кыргызского правительства минимальные цены не обоснованы».

А установление увеличенной суммы НДС вследствие применения минимальных уровней контрольных цен плохо отражается на ценовой конкурентоспособности казахстанских товаров на рынке Кыргызстана, что является нарушением правил ЕАЭС и ВТО, ведь игнорируются основополагающие принципы международной торговли «национальный режим» и «режим наибольшего благоприятствования», так как аналогичные меры не применяют ни к кыргызским товарам, ни к товарам, ввозимым из третьих стран.

«Дружеское закрытие глаз»

И, наконец, проблема, которая вызывает в Нур-Султане очень серьезное раздражение, но которую, похоже, игнорируют в Бишкеке.

Как только Кыргызстан вступил в Евразийский союз, сразу же встал вопрос наплыва в Казахстан и в другие страны союза, прежде всего — в Россию, китайского импорта с лейблами «Сделано в Кыргызстане». Судя по всему, эти схемы завоза китайских товаров на территорию ЕАЭС так и не устранили, а ведь завозят их в Кыргызстан по заниженной стоимости в целях последующего реэкспорта в Россию и Казахстан. Об этом казахстанская сторона неоднократно напоминала Бишкеку.

Есть данные, что импорт китайских товаров в Казахстан сократился пропорционально увеличению транзита этих же китайских товаров в Кыргызстан, то есть фактически он просто пошел на казахстанский рынок в обход, через нашего южного соседа. По мнению казахстанского экономиста Рахима Ошакбаева, главы центра прикладных исследований «Талап», если делать сопоставление индексов таможенной стоимости товаров при «растаможке» в Казахстане и Кыргызстане, то таможенная стоимость у последнего ниже той, которая принимается таможенными органами Казахстана, а по отдельным товарным группам разница достигает 70 процентов от таможенной стоимости стран ЕАЭС.

«В результате предполагаемые потери общего бюджета таможенных платежей государств-членов ЕАЭС из-за занижения таможенной стоимости в Кыргызстане, по оценке центра прикладных исследований «Талап», могут составлять около 101,3 миллиона долларов в год».

Далее Ошакбаев утверждает, что, если исходить из доли Казахстана в общем объеме таможенных сборов по периметру ЕАЭС в 7,11 процента, то потери Казахстана составят 7,2 миллиона долларов. К ним Ошакбаев предлагает приплюсовать недополученный Казахстаном НДС на импорт за счет оттягивания Кыргызстаном «растаможки» китайских товаров в размере 155,8 миллиона долларов.

«Итого, наше «дружеское закрытие глаз» на серые схемы «растаможки» в Кыргызстане может стоить нашему бюджету 163 миллиона долларов в год, не говоря уже о том, что дешевые китайские товары, проникающие к нам через территорию Кыргызстана, серьезно подрывают конкурентоспособность производства аналогичных товаров у нас. Такую сумму, полагаю, можно потенциально обосновать и предъявить как ущерб от нелегальных таможенных практик, и это может стать достаточным обоснованием для введения специальных защитных мер в соответствии с Соглашением о защитных мерах ВТО», — считает Ошакбаев.

ВТО нас рассудит?

И вот, как мы сказали выше, в Женеве на заседании генсовета ВТО обсудили всю эту ситуацию. Представители Кыргызстана возмутились «нарушениями Казахстаном положений соглашений ВТО», что, по их словам, привело к ухудшению кыргызских экономических показателей. «Действия РК наносят непоправимый вред торговым отношениям Кыргызстана с третьими странами, а также каждому без исключения грузовому перевозчику КР», — заявили представители кыргызского правительства.

В ответ представитель Казахстана при ООН и других международных организациях в Женеве Жанар Айтжанова назвала эту жалобу безосновательной.

Она напомнила кыргызской стороне, что, согласно Договору о Евразийском экономическом союзе, между территориями государств-членов этого союза осуществляется свободное перемещение товаров без применения таможенного декларирования и государственного контроля, в том числе таможенного, транспортного, ветеринарного и санитарного.

Следовательно, сказала Айтжанова, все товары, прибывающие из Кыргызстана, в том числе следующие транзитом через территорию Казахстана, освобождены от требований таможенного контроля. В этой связи вопросы, поднимаемые Кыргызстаном, связаны исключительно с правоприменительной практикой законодательства ЕАЭС, и их должны обсуждать на площадке этой организации, а не в ВТО.

Посол также обратила внимание членов ВТО на «системные проблемы Кыргызстана в связи со слабым таможенным администрированием, которые приводят к недополучению поступлений таможенных пошлин в общий бюджет государств-членов ЕАЭС».

А вот принимаемые Казахстаном меры направлены как раз на обеспечение налогового администрирования и полноты поступлений НДС в бюджет страны. При этом такие меры применяют в равной степени как к отечественным грузоперевозчикам, так и в отношении грузоперевозчиков государств-членов ЕАЭС и третьих стран.

Посол Казахстана призвала партнеров к полному выполнению обязательств, принятых ею при вступлении в ВТО и ЕАЭС, а также к соблюдению национального законодательства своих партнеров.

В заключение Жанар Айтжанова подчеркнула, что ее страна готова отстаивать свои интересы и законные меры «в рамках судебного спора на площадке ВТО, если кыргызская сторона начнет судебные разбирательства».

На что кыргызские партнеры констатировали: «Спор не удается урегулировать ни в двустороннем порядке, ни в рамках ЕАЭС, поэтому вопрос будет внесен на рассмотрение органа ВТО по разрешению споров». Иными словами, стороны не то что не договорились, а полны решимости выяснять отношения и дальше, но уже в судебном поединке.

Все происходящее между двумя соседними странами, которые входят в два международных объединения, созданных для того, чтобы снять барьеры на пути взаимной торговли, вызывает ряд вопросов. И первый из них: насколько механизмы ЕАЭС действенны и способны решать подобные споры? Почему Бишкек выбрал для решения проблемы именно ВТО, а не ЕАЭС, хотя Казахстан призывал решать спор именно на площадке евразийского объединения?

Судебное разбирательство, если оно все-таки возникнет, продлится не один месяц, это совершенно очевидно. И это выгодно, конечно же, Казахстану, потому что убытки от ограничения пропускного режима на границе несет прежде всего Кыргызстан. И чем закончится это разбирательство — вопрос очень спорный. У каждой из сторон есть свои аргументы.

Поэтому сторонам, надо полагать, придется все-таки сесть за стол переговоров и урегулировать спор вместе, чтобы, как говорили древние, не удлинять плохое, то есть взаимные убытки.