В Казахстане завершился первый этап президентских реформ

Как заявил на днях советник главы Казахстана Ерлан Карин, госорганы уже подготовили законопроекты по каждой инициативе касательно блока политических реформ, и уже весной эти документы зайдут на рассмотрение в Парламент РК.

Речь, в частности, идет о президентской инициативе декриминализировать статью 130 ("Клевета") Уголовного кодекса. Кроме того, Токаев предложил гуманизировать наказание по статье о возбуждении социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни. Не в части наказания, а в части формулировки. "Внести изменения в существующую редакцию, более корректно ее изложить, - сказал президент. - Например, отказаться от формулировки "возбуждение" и использовать вместо нее более точное юридическое понятие "разжигание". Еще одно поручение - приступить к внедрению уведомительного принципа организации митингов и в два раза сократить количество требуемых подписей для регистрации политических партий.

Теперь наступает второй этап в реализации президентских инициатив. На повестке дня - создание интегрированной базы предпринимателей, разработка единого реестра внешнего долга в цифровой базе данных и подготовка законодательных поправок для внедрения безналичного расчета при первичной реализации жилья и авто.

Если первые два поручения чисто технические (в НПП такая база членов уже должна существовать, а оцифровать внешний долг при современных технологиях, имеющихся у Нацбанка, вполне возможно), то третье поручение - весьма занятное.

По сути, эта идея - перевести на безнал покупку жилья и автотранспорта - попытка вынудить имеющих накопления "под кроватью" казахстанцев ввести все деньги в банковский оборот. С одной стороны, это позволит понять, сколько в стране припрятано наличности (в том числе и нелегализованой), с другой - помочь банкам с ликвидностью. Даже с краткосрочной.

К слову, сейчас казахстанцы все чаще отдают предпочтение безналичным расчетам. По итогам 2019 года объем безналичных платежей по карточкам, использованным на территории Казахстана, составил 13 305 миллиардов тенге. Это в 2,4 раза больше показателя за 2018 год (5 473,9 миллиарда тенге). Но, что интересно, народ не то чтобы отказывается от наличности - просто безнал нужен для оплаты услуг и товаров в интернете или через мобильный банкинг. Именно на эту сферу приходится 73 процента всего безнала по карточкам, в то время как на оплату через POS-терминалы - всего 26 процентов (причем через терминалы народ стал платить меньше почти в два раза по сравнению с 2018 годом).

Будут ли готовы казахстанцы полностью перейти на безнал при покупке недвижимости и транспорта?

Те, кто покупает жилье и авто в кредит, в принципе, против не будут - деньги с одного счета будут просто переводиться на другой. А вот те, кто реально копил наличные, такому "счастью" вряд ли обрадуются. Потому как наш народ все еще не отвык копить в инвалюте (а по закону у нас нынче все сделки должны совершаться исключительно в тенге, а значит, и безнал тоже пойдет в тенге, вынуждая покупателей терять на конвертации.

Есть еще один нюанс. Переводы со счета на счет - платные. А значит, банк будет снимать свой процент с любой трансакции, автоматически удорожая квартиру или банк на стоимость своих услуг. Да и обнал не во всех банках бесплатный, что тоже невыгодно гражданам, желающим хранить свои сбережения под подушкой.

В общем, пока одним хорошо и прозрачно (что особенно важно с введением всеобщего декларирования доходов и расходов), для других идея с безналом, прямо скажем, дело накладное.

Впрочем, речь идет не обо всех процессах, а лишь о первичной реализации. Однако, зная наши власти, нельзя исключить, что процесс дойдет и до вторички. Но, как говорят знающие люди, развитость общества "как на Западе" - это не только высокие зарплаты, но и тотальный контроль всего и вся.

Есть еще один момент. Нельзя исключать вероятность того, что это поручение "подвиснет" так же, как и одно из президентских заданий первого этапа - разобраться с пенсионными деньгами казахстанцев, дав возможность изымать их частично для покупки той же недвижимости. Уже почти полгода чиновники, эксперты и экономисты пытаются решить вопрос, но у них это никак не получается: слишком уж мало денег у рядовых казахстанцев накоплено на старость, чтобы использовать их на сегодняшние нужды. Из 10,1 миллиона плательщиков обязательных пенсионных взносов только 113 тысяч достигли порога достаточности, который позволяет использовать часть накопленных средств (порог достаточности - сумма накоплений, которой будет достаточно, чтобы при достижении пенсионного возраста пожизненно получать свои накопления как минимум в размере не меньше минимальной пенсии).