ЕАЭС: дипломатические войны для общей выгоды

05.01.2020 в 08:15, просмотров: 365

В конце 2019 года в Санкт-Петербурге собрались “большие начальники” евразийской пятерки. Казахстанскую делегацию на заседании Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) возглавлял основоположник и главный идейный вдохновитель ЕАЭС Нурсултан Назарбаев.

ЕАЭС: дипломатические войны для общей выгоды

Планировали, что участники ВЕЭС рассмотрят главный документ организации стратегию развития на ближайшую пятилетку. Но, увы, переговорщики пяти стран, которые больше полугода активно трудились над документом, так и не смогли прийти к консенсусу, чтобы подготовить Стратегию для подписи президентами.

Как пояснил министр торговли и интеграции РК Бахыт Султанов, казахстанская сторона предложила много “концептуальных замечаний к первоначальному проекту документа”. “Эти поправки, рассказал он, направлены на соблюдение базовых принципов экономической интеграции и акцентов, заложенных в идею евразийского проекта, в том числе в прошлогодней декларации. Ключевой из которых неприемлемость политизации этой международной организации”. Именно поэтому Казахстан настаивал на продолжении обсуждения стратегии и смог убедить переговорщиков из других стран не выносить на подпись “сырой документ”. Члены Высшего совета поручили председателю ЕЭК – представителю Белоруссии Михаилу Мясниковичу – посетить все страны ЕАЭС, чтобы совместно с местными экспертами выработать наиболее приемлемые векторы развития ЕАЭС на ближайшие пять лет.

Претензий друг к другу у сторон немало. Взять хотя бы угольное дело, по которому Казахстан и Россия спорят уже полгода. РФ с 1 июня допускает поставки угля в Украину только по специальным разрешениям. Точнее так: свой уголь Россия в Украину поставлять запретила (по крайней мере, напрямую), а всех транзитеров решила квотировать. При этом квоты выдают по одной ей ведомой схеме, без учета запросов казахстанской стороны. В итоге за лето начало осени убытки казахстанских угольщиков превысили миллионы долларов.

Нур-Султан с Москвой связывался едва ли не ежедневно, переговаривались, договаривались, торговались... С ноября удалось поднять “планку квоты” с 80 тысяч тонн в октябре до 140 тысяч тонн в ноябре и декабре. Но и этот размер не дотягивает до запрашиваемых 160 тысяч тонн. Более того, как сообщили в Минторговли РК, даже одобренные в результате долгих переговоров 140 тысяч тонн Москва не пропускает затягивает с согласованием объемов транзита. В результате наши компании получают разрешение слишком поздно они просто не успевают перевозить уголь заказчикам. А украинские покупатели просто отказываются от контрактов с “необязательными поставщиками.

Много споров вызвало недавнее решение Москвы закрыть свой рынок для импортного программного обеспечения на смартфоны, компьютеры и телевизоры с функцией Smart-tv. Соответствующие поправки в закон о защите прав потребителей прошли через Госдуму и Совет Федерации с молниеносной скоростью: 21 ноября принят Госдумой, 25 ноября одобрен СФ, а уже 2 декабря подписан Путиным.

“Это решение является нарушением Россией обязательств по предоставлению национального режима в рамках договора”, прокомментировала подобное решение Москвы вице-министр торговли и интеграции РК Жанель Кушукова. Добавив, что это “автоматически вычеркивает с российского рынка все товары этого сектора, производство которых есть на территории других стран ЕАЭС”. В том числе и Казахстана, где работает завод по производству телевизоров.

“Мы против, потому что не должно быть “заточки” на конкретное предприятие с указанием национальной принадлежности производства. Вступив в единый рынок, мы должны быть на равных условиях”, позднее пояснил глава МТИ Бахыт Султанов. “Например, мы в Казахстане собираем телевизоры Sаmsung или LG со smart-функцией. Устанавливаем свое программное обеспечение, но с этим ПО мы не можем продать его в Россию. Надо установить их ПО, а это противоречит соглашениям ЕЭК и ЕАЭС о свободной торговле. Мы выразили свое несогласие (все, кроме Армении) и вынесли на обсуждение”, отметил министр.

Как стало известно из кулуарных разговоров в ходе Совета ЕЭК, Россию заставили в подзаконных актах прописать, что ее запрет на импорт техники без российского ПО не будет распространяться на товары, произведенные на территории стран Евразийского союза.

Была еще пара интересных вопросов, которые вызвали массу дискуссий у партнеров по ЕАЭС. И касаются они казахстанских запросов на введение нулевой импортной таможенной пошлины. Одна на военные самолеты (согласно единому таможенному тарифу, сейчас ввозная пошлина на этот товар составляет 8% от стоимости), другая на гражданские (здесь речь идет о продлении нулевой ставки до 2032 года). И по той, и по другой главным противником выступала Россия.

Причем, что интересно, в кулуарах переговорных процессов Москва, по слухам, противилась казахстанским запросам, пытаясь доказать, что и военно-транспортные, и гражданские среднеи дальнемагистральные самолеты все страны союза вполне могут покупать и в России. Потребовалось несколько месяцев переговоров, чтобы убедить Кремль не ставить палки в колеса.

Как стало известно, по военно-транспортным бортам Казахстану пришлось всем странам показывать весь спектр документов по самолетам, доказывая, что именно таких в РФ нет и не предвидится. И именно поэтому “казахстанская сторона предложила снизить ставку до 31 декабря 2023 года в связи с запланированным обновлением авиапарка для повышения обороноспособности страны”. “На территории же ЕАЭС военно-транспортные самолеты подобной комплектации не производят”, комментировала Жанель Кушукова. Она же и сообщила, что Казахстан все-таки поддержали все страны.

А вот по гражданским судам, судя по вестям с переговорных полей, ситуация была более жесткая. Год дискуссий, споров, торговли... Москва настаивала на полном запрете “дешевого импорта” авиапарка извне ЕАЭС (так же, как в случае со смартфонами и телевизорами, пытаясь получить заказы для своих производителей). При этом Министерство транспорта и Министерство промышленности и торговли РФ заявляли, что они не будут против, если все страны пойдут по пути России и начнут применять режим временного ввоза для иностранных воздушных судов. По сути, это означает: возьмите в лизинг самолеты на 8-10 лет, а потом верните их обратно и покупайте самолеты у российских производителей.

Подобный подход не устраивал ни Казахстан, ни другие страны-союзники, которые также запланировали обновление авиапарка, в том числе и дальнемагистральными “Боингами”. И не в аренду, а в собственность.

По слухам, которыми активно полнятся кулуары любых переговорных площадок, ключевым доводом для Москвы стала угроза отдельных стран в будущем блокировать пожелания России обнулять ставку на любые изделия, связанные с морским транспортом. Мол, раз России импортные самолеты не нужны, то остальным “сухопутным” странам до морских интересов Москвы и подавно дела нет.

В результате такого “переговорного шантажа” удалось добиться смягчения российской позиции.

Вот такие интересные “торгово-интеграционные” переговоры ведут за кулисами больших совещаний Евразийского экономического союза. Союзники ищут себе союзников и дружат друг против друга. Дипломатия для общей выгоды.