Что происходит в лаборатории США в Казахстана — никто не ведает

Как вы относитесь к тому, что рядом есть секретная лаборатория, которая может разрабатывать биологическое оружие?

06.11.2018 в 20:25, просмотров: 301

Тема американских биологических лабораторий, появившихся по периметру России, с недавних пор стала беспокоить и западное сообщество. Немецкие и французские ученые встревожены ростом количества этих объектов на территории Евразии. По их мнению, США готовятся к бактериологической войне. И, что характерно, как всегда, за тысячи километров от собственных границ.

Что происходит в лаборатории США в Казахстана — никто не ведает

Шило в чужом мешке

Опасения микробиологов Германии и Франции опубликовали в американском научно-популярном журнале Science от октября этого года в статье «Сельскохозяйственные исследования или новая система биологического оружия?».

В ней говорится о программе Пентагона под названием Insect Allies («Насекомые союзники»), включающей в себя крупные биологические опыты и эксперименты, результаты которых могут быть использованы в военных целях. Авторы ссылаются на то, что за два года в программу вложили 27 миллионов долларов, но какой-либо пользы для американского агросектора от этого не последовало. Во всяком случае, об этом нет никакой информации.

Потому что на самом деле суть программы состоит в другом: обеспечить доставку так называемых генетических агентов — инфицированных лабораторных насекомых в нужную точку планеты.

Угроза же, по мнению ученых, заключается в том, что реализация программы может привести к глубочайшим изменениям экосистем и эпидемиям. Поэтому, заключают научные светила: «Насекомые-союзники» не что иное, как биологическая разработка, осуществленная для враждебных целей и нарушающая Конвенцию о биологическом оружии».

В Вашингтоне, разумеется, разводят руками и делают круглые глаза, утверждая об исключительно научных целях программы. Но на фоне некоторых обнародованных фактов эти утверждения выглядят абсолютно неубедительно.

Например, в 2016 году американские ученые провели в центре Лугара исследования «Последовательность геномов советской/российской вакцины против бактерий-возбудителей сибирской язвы (Bacillusanthracis) 55-VNIIVViM». Их спонсировало военное агентство DTRA по той же «Биологической программе совместного участия» и под управлением компании Metabiota. В 2017 году ведомство оплатило и проведение в Грузии, где находится указанный центр, дальнейших тестов «10 геномных последовательностей человеческих и животных изолятов бактерий Bacillusanthracis».

Выводы о том, что все эти исследования носят ни разу не гуманный характер, подтверждаются высоким уровнем заболеваемости и массовыми летальными исходами в закавказской республике. СМИ сообщали о том, что в декабре 2015 года погибли 24 человека, принявших предложение американцев стать добровольными участниками экспериментов. Специалисты зафиксировали появление в Грузии неви данных ранее тропических насекомых, ареал обитания которых смещается на север в сторону России.

В 2007 году грузинское Министерство здравоохранения прекратило обязательную вакцинацию против сибирской язвы. И уже через шесть лет заболеваемость достигла своего пика. И в том же году НАТО начало исследования вакцины против сибирской язвы в центре Лугара. А ведь истории известно, что сибирскую язву США уже использовали в качестве биологического оружия.

Болезненные совпадения

История, как говорится, имеет продолжение. В 2014 году в Грузии обнаружили геморрагическую лихорадку Крым-Конго (CCHF). Свое название она получила после того, как ее впервые зафиксировали на полуострове в 1944 году, а затем, в 1969-м, в Конго. В Грузии оказались инфицированными ею 34 человека, в том числе четырехлетний малыш. Трое из них умерли.

Грузинские власти, разумеется, все отрицают. Но совершенно точно известно, что в период 2017-2019 годов на финансирование биологических лабораторий Пентагон выделил около одного миллиарда долларов. Об этом во всеуслышание заявлял бывший грузинский министр безопасности Игорь Гиоргадзе.

На этом основании возникает справедливый вопрос: с какой целью военное ведомство США выделяет столь значительные суммы на микробиологические и генетические исследования и эксперименты в далекой и эпидемиологически благополучной Северной Евразии?

Появление американских биолабораторий на Украине тоже удивительным образом совпало с вспышками серьезных инфекционных заболеваний. К примеру, в Харькове, где находится одна из 11 (!) украинских лабораторий Пентагона, в январе 2016 года по меньшей мере 20 украинских военнослужащих умерли в течение двух дней от вируса, похожего на грипп. Более 200 человек госпитализировали.

К марту 2016 года по всей Украине зафиксировали 364 умерших. Причиной более чем 80 процентов смертей стал свиной грипп A (H1N1) pdm09 того же штамма, из-за которого случилась мировая пандемия в 2009 году.

Летом 2017 года 60 человек с гепатитом А госпитализировали в Запорожье. В Одесской области 19 детей из интерната забрали в больницу с таким же диагнозом. А в ноябре 2017 года 27 случаев инфекции зафиксировали в Харькове. Вирус обнаружили в питьевой воде.

В 2011 году на Украине произошла вспышка холеры. 33 человека госпитализировали с диареей. А в 2014 году холеру обнаружили у более 800 человек по всей стране. В 2015 году только в Николаеве зафиксировали более 100 случаев холеры.

«Совпадение активности Пентагона на Украине и вспышек инфекционных заболеваний подозрительно тем, что компании, работающие по контракту со структурами правительства США на Украине, уже давно занимаются исследованиями инфекций для их использования в военных целях», — пишет издание Eadaily.com.

Напомним, что помимо Грузии и Украины подобные центры существуют в Армении, Азербайджане, Казахстане, Узбекистане и Молдове. Причем в Узбекистане и на Украине развернуты целые сети из таких лабораторий.

А киргизы сказали «нет»!

В 2011 году американцы хотели открыть такой же объект и в Кыргызстане. Но там по этому поводу поднялась такая волна протестов, что прекрасно помнящие о двух революциях власти не рискнули дать на это свое «добро».

— В этом вопросе существуют два основных момента — место и «спонсор», — комментирует ситуацию киргизский политолог Марс Сариев. — Если сопоставить то, в каких странах уже есть такие лаборатории, и источники их финансирования, то вырисовывается интересная деталь: страны, где есть такие лаборатории, расположены по периметру России. А Казахстан еще и граничит с Китаем. И все эти проекты спонсируют геополитические противники Москвы и Пекина.

— И, наверное, с вполне определенной целью?

— В принципе, в строительстве таких лабораторий нет ничего плохого. Само по себе наличие таких центров нужно и важно для стран, заинтересованных в научно-исследовательских проектах. Но они должны быть только в случае, если государства могут самостоятельно их содержать и не допускать посторонних.

Отмечу, что Кыргызстану тоже поступало подобное предложение. При этом, по меркам нашей страны, предложили колоссальные суммы на финансирование проекта.

Кое-кто даже в нашей стране стал уже потирать руки в предвкушении личной финансовой выгоды. Но общественность возражала.

Причем очень сильно. И слава Богу. Потому что при текущем уровне безобразий предполагаемые выгоды несопоставимы с рисками, которые нес бы в себе этот проект.

— Вы имеете в виду возможные эпидемии?

— В странах, где такие центры работают, уже фиксировали случаи нехарактерных для тех территорий заболеваний. И, что особенно интересно, эти вирусы устойчивы к существующим лекарствам.

Нельзя исключать, что в какой-то момент из такой лаборатории может быть выпущен на волю, например, вирус сибирской язвы. Для этого ведь могут быть использованы вполне естественные переносчики — те же перелетные птицы или какие-нибудь животные. Распространение вируса в таком случае будет выглядеть вполне естественным. То есть доказать обратное будет невозможно.

Кроме того, для каждой территории характерны свои собственные вирусы, от большинства из которых есть лекарства. Однако в таких лабораториях можно вывести устойчивую форму этих вирусов к имеющимся лекарствам. И они станут неуязвимы. Так что нельзя отрицать того, что такие лаборатории — это один из элементов геополитической борьбы. Когда противоборство накаляется, стороны начинают подключать любые доступные средства, чтобы выиграть противостояние.

— Если иметь в виду, что в самой России появление таких лабораторий невозможно (по крайней мере, их сейчас там нет), то получается, что остальные страны по ее периметру, где они есть, служат просто плацдармом для бактериологической атаки?

— Если страны, давшие свое «добро» на появление у себя таких лабораторий, готовы рисковать, это их право. Для нас появление такого объекта было бы ошибкой.

Если в этом плане иметь в виду Казахстан, то интерес к нему со стороны американцев вполне оправдан. При СССР в Аральском море испытывали бактериологическое оружие. После получения Казахстаном независимости на месте испытаний высадился десант из американских ученых с одной конкретной целью: собрать штаммы вирусов. Они их там нашли, тщательно обследовав бактериологическую лабораторию, в которой работали советские ученые.

Поэтому к любому благу, особенно когда его предлагают люди с непонятными намерениями, нужно относиться очень осторожно. Тут не та ситуация, когда можно сказать, что «дареному коню в зубы не смотрят». Такого «коня» нужно изучать со всех сторон и десять раз подумать, прежде чем принимать такие подарки. Поскольку он может оказаться троянским.

Если, к примеру, Кыргызстан хочет создать у себя биологическую лабораторию с вполне понятными гуманными целями, но не имеет на это денег, то, на взгляд политолога, их нужно искать у партнеров по ЕАЭС.

А угроза применения бактериологического оружия, которое (мы не можем этого отрицать) создают на американские деньги в американских же лабораториях, может быть направлена только против них.

— Плюс Китай. Страны СНГ, в которых есть подобные объекты, могут быть, как вы сказали, плацдармом, с которого угроза может быть распространена, — добавил Марс Сариев. — Надеюсь, что руководители этих государств понимают, что их видят в роли «троянского коня», чтобы угрожать, а в случае необходимости и задействовать в конфликте c использованием биологического оружия.