Польский закон о Холокосте: нельзя обвинять палачей

27 миллионов погибших, умерших от ран и замученных в плену - такова цена нашей Победы, которую мы никогда не забудем

11.07.2018 в 06:33, просмотров: 596

На днях президент Польши Анджей Дуда подписал законодательные поправки, отменяющие уголовное наказание за обвинения польского народа в преступлениях холокоста. Очевидно, что это сделали под давлением, как считается, мирового сообщества. Но на самом деле — США и Израиля.

Польский закон о Холокосте: нельзя обвинять палачей

Восточная Европа с непредсказуемым прошлым

Напомним, речь идет о законе, который польский президент подписал в феврале этого года. Изначально этот закон вводил уголовную ответственность за пропаганду бандеровской идеологии и обвинения польского народа в причастности к холокосту и пособничестве фашистам.

Последнее вызвало бурную реакцию со стороны так называемого мирового сообщества. «Бурнее» всех, как всегда, отреагировали США. В частности, сильное разочарование во всеуслышание выразил бывший в то время госсекретарем Белого дома Рекс Тиллерсон.

«Соединенные Штаты разочарованы тем, что президент Польши подписал закон, который приведет к уголовному наказанию за приписывание нацистских преступлений польскому государству. Насколько мы понимаем, он теперь поступит в Конституционный трибунал Польши. Реализация этого закона негативно влияет на свободу слова и научных исследований», — сказал тогда он.

В Израиле, понятное дело, обиделись на поляков не меньше. В ответ на инициативу польского президента группа депутатов Кнессета предложила ряд поправок к израильскому закону об отрицании холокоста. В соответствии с ними за отрицание или преуменьшение ответственности пособников нацистов предусматривается до пяти лет лишения свободы.

«Все попытки поляков уйти от ответственности, которая на них лежит за убийство миллионов евреев во время холокоста, только подчеркивает необходимость начать решительные действия с нашей стороны. Мы не позволим никому забыть ни деяний нацистов, ни деяний тех, кто им в этом помогал. Это наш долг по отношению к памяти погибших. Мир должен знать — евреи больше не будут молчать, и они больше никого не боятся», — сказал тогда лидер партии «Ешатид» Яир Лапид.

Отреагировали на это и на соседней к Польше Украине. Президент Незалежной Петр Порошенко назвал польский закон неприемлемым и призвал Варшаву к диалогу.

«Историческая правда требует откровенного разговора и диалога, а не запретов. Оценки, содержащиеся в этом решении, являются абсолютно необъективными и категорически неприемлемыми», — написал он на своей страничке в «Твиттере», которым он тоже стал активно пользоваться, подражая Дональду Трампу.

Однако в Киеве, скорее всего, обиделись не столько на попытки поляков откреститься от холокоста, сколько на запрет бандеровской пропаганды. На то, что поляки законодательно признали Степана Бандеру, возведенного украинскими властями в стремлении насолить своему восточному соседу на пьедестал национального героя, международным преступником. И таким образом перечеркнули все усилия свидомых украинских демократов, которые, считая геройский статус для Бандеры недостаточным, уже давно пытаются возвести его в лик святых.

Враг моего врага не всегда мой друг

И тут налицо явный факт того, что наличие общего врага, особенно навязанного кем-то третьим в интересах этого самого третьего, вовсе не означает закадычную дружбу с братьями по несчастью. Поскольку имеется нюанс, который при заваривании всей этой каши во внимание как-то не взяли. Нюанс этот — тот самый Бандера и есть. Его-то ведь никуда не денешь. Как и, к примеру, Бабий Яр.

Если на Украине имя Бандеры успешно используют в качестве мощного катализатора десоветизации, которая там напрямую ассоциируется с Россией, то у поляков, несмотря на такие же чувства по отношению к Москве, по поводу украинского героя есть собственное мнение. И поменять его вряд ли удастся. Для них он террорист похлеще, чем Бен Ладен для американцев. И это понятно, поскольку в Польше к нему свои исторические претензии.

Бандера, по твердому польскому мнению, никакой не святой и таковым быть не может. Спросите любого жителя этой страны, и он вам скажет, что, живя на их территории, Бандера организовал и осуществил целый ряд политических убийств. А что еще более страшно, был одним из организаторов Волынской резни (по сути, геноцида польского населения, проживавшего на Волыни), поскольку был основателем Украинской повстанческой армии (УПА), осуществившей ту самую резню.

Более того, развивая тему, польские историки откопали то, что родившийся в Австро-Венгрии Бандера никогда не был гражданином Украины. В отличие хотя бы от того же Саакашвили, стремящегося стать героем Незалежной при жизни.

Однако строгий взгляд заокеанского куратора не дает двум соседним государствам, имеющим, кстати, еще и территориальные претензии друг к другу, разругаться вдрызг. Ведь из нестройного хора европейских государств в антисоветской, антироссийской и антиевразийской риторике громче всех слышны голоса именно Польши и Украины.

«Мы не забудем о Волынской резне. Мы знаем, что идет прославление УПА. Но это не значит, что мы забудем, насколько независимая и суверенная Украина важна для безопасности в нашей части Европы. Мы по-прежнему готовы сотрудничать с Украиной и поддерживать ее», — сказал (наверняка сквозь зубы) по этому поводу министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский.

Кто подкидывал дрова в освенцимские печи?

Между тем Бандера волнует мировое сообщество как-то не особо. Другое дело — холокост. Вот его-то забыть не позволят. Скорее забудут 27 миллионов советских граждан, погибших в Великой Отечественной войне, нежели шесть миллионов евреев, убитых в фашистских концлагерях на территории Польши.

Как только поляки попытались откреститься от этого, дескать, они тут ни при делах, им тут же припомнили, кто подкидывал угля в печи Освенцима. В частности, Госдеп США сразу же поставил польские власти на место, указав, что принятие закона может повлечь за собой последствия для отношений Варшавы и Вашингтона.

«История холокоста болезненна и сложна. Мы понимаем, что такие фразы, как «польские лагеря смерти», некорректны, вводят в заблуждение и наносят вред. Вместе с тем мы обеспокоены тем, что этот законопроект может подорвать свободу слова и научный обмен мнениями. Мы все должны быть внимательны с тем, чтобы не препятствовать обсуждению и комментированию холокоста. Мы также обеспокоены последствиями этого законопроекта для стратегических интересов Польши и отношений с государствами, в том числе с США и Израилем. Разногласия, которые могут возникнуть между нашими союзниками, будут играть на руку лишь нашим противникам», — заявила руководитель пресс-службы Госдепа Хизер Науэрт, призвав Польшу пересмотреть законопроект «в свете его возможных последствий для свободы слова и возможности для нас быть эффективными партнерами».

Не смогли промолчать и представители израильского мемориального комплексе истории холокоста «Яд Вашем», выразив сожаление, что Варшава проигнорировала все протесты на этот счет.

«Этот закон способен затушевать историческую правду путем ограничений, которые он накладывает на высказывания относительно прямого или косвенного соучастия сегментов польского населения в преступлениях против евреев, совершенных на польской земле во время холокоста», — заявили они.

Только вот то же самое мировое сообщество проявляет удивительное безмолвие по поводу того, что на протяжении нескольких последних лет по всей Польше сносят памятники, оскверняют могилы тех, кто не просто освободил поляков от фашистов, но и избавил многих из них от обязанности подкидывать дровишки в освенцимские печи в обмен на собственную жизнь. А ведь по российско-польскому соглашению 1994 года Польша обязана заботиться о захоронениях советских солдат в своей стране так же, как и Россия обязалась сохранять и заботиться о польском достоянии на своей территории.

Все это не случайно. И было очевидно еще в начале девяностых. Но тогда, пребывая под действием самого первого и наиболее ощутимого приступа демократии, никто внимания на это не обратил. Спешно засобиравшиеся в «демократическое будущее» страны бывшего социалистического лагеря вместе с некоторыми еще вчера советскими республиками принялись яростно допинывать павшее великое государство, переписывать историю, жадно впитывая активно навязываемые извне новые персоналии и называя прожитое ими в социалистическом строе время «периодом советской оккупации». (При этом американские войска, заполонившие сегодня всю Европу, конечно же, оккупантами никто не называет!)

Процесс пошел настолько бурно, что, забыв об ужасах фашистских концлагерей, которых было немало едва ли не в каждой захваченной фашистами восточноевропейской стране, власти этих государств стали спешно выдумывать новые версии Второй мировой, создавать популяризирующие их исторические музеи с соответствующими экспонатами.

Комплексы карликов

«Музеи советской оккупации» — именно так стали называть появившиеся в странах Восточной Европы современные историко-просветительские учреждения. Вначале в Чехии, Венгрии и Польше. А затем — в Прибалтийских республиках, Грузии и Украине. Все это под вполне официальной и благовидной эгидой «Платформы европейской памяти и гордости».

И никакого шума по этому поводу в мировом сообществе никто не поднимает. Более того, возмущаясь по поводу польской инициативы по поводу холокоста, теперь никто не говорит ни слова о немецко-фашистской оккупации Европы. А все потому что налицо другой, так сказать, политический тренд. Нужно поставить на одну доску Гитлера и Сталина, третий рейх и СССР, вермахт и Красную армию. А советского солдата показать захватчиком и грабителем.

Тренд этот с отчетливо просматриваемым направлением и методологией, где ясно прослеживается конкретная цель изменить характер Великой Отечественной вой-ны как абсолютно справедливой и освободительной не только для народов СССР, но и всей Европы. Образ фашистской Германии аккуратно, но настойчиво изживается. А на его место постепенно, шаг за шагом ставится зловещий Советский Союз.

По сути это означает напрочь стереть из памяти то, что для всех народов бывшего СССР эта война была воистину Великой и Отечественной. И Победа в ней была тоже Великой. А кто и для чего это делает, тоже ясно и понятно.

Этот «известно кто» упорно пытается стереть в людских сердцах генетическую память о доблести советских воинов и добытой ими Победе. И если он это делает, значит, это ему нужно. А то, что именно общая Победа осталась наиболее значительным из того, что еще объединяет народы, некогда жившие в одной могучей и большой стране, является едва ли не основной его головной болью.

Однако подобные геополитические выпады не остаются без ответа того, против кого они направлены.

На днях президент России Владимир Путин подписал указ, согласно которому 11 воинских формирований в России получили почетные наименования. Полки и дивизии теперь будут называть в честь различных городов и операций, связанных с воинской славой. К примеру, 381-й артиллерийский полк будет называться гвардейским Варшавским, а 6-й танковый полк — гвардейским Львовским. И это не что иное как ясный сигнал все тому же мировому сообществу о том, что никто не забыт и ничто не забыто.