В Атырауской области насчитывается около 90 аварийных нефтегазовых скважин, часть из них затоплена водами Каспия

24.05.2018 в 17:47, просмотров: 318

Как отмечает эксперт российского представительства Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Книжников, возглавляющий в фонде программу по экологической политике топливно-энергетического комплекса, аварийные разливы нефти на водных поверхностях наиболее опасны для живых организмов, если происходят в прибрежной зоне и на мелководье. Именно в этих зонах, как правило, наибольшая концентрация живых организмов - от бентосных сообществ до птиц и морских млекопитающих. Именно поэтому при реагировании на разливы нефти на море делается все возможное, чтобы не допустить движения нефтяного пятна к этим участкам.

Наиболее известные в мире аварийные разливы нефти произошли у берегов США. Так, в 1989 году потерпел аварию танкер “Эксон Валдиз” у берегов Аляски. В море попало около 40 тысяч тонн нефти, в результате несколько тысяч километров побережья загрязнилось, а последствия того разлива еще не до конца прошли.

Весной 2010-го на платформе Deepwater Horizon произошла самая большая авария за всю историю. Тогда из аварийной скважины в море попало около полумиллиона тонн нефти. Ущерб от той аварии оценивают примерно в 60 миллиардов долларов.

В России самой крупной аварией на морях в последнее время была авария танкеров в Керченском проливе в 2007 году, когда в море попало около 4000 тонн нефтепродуктов, загрязнилось несколько сотен километров побережья, погибли тысячи птиц.

В Казахстане остались незаконсервированные скважины, из которых периодически струится нефть в море. Это действительно большая проблема, особенно по тем скважинам, которые находятся возле морского побережья или даже оказались под водой из-за трансгрессии Каспийского моря в конце ХХ века.

Из этих скважин нефть может поступать в очень ценные и чувствительные экосистемы Северного Каспия. Даже небольшие объемы нефти, поступающие в мелководную часть Северного Каспия, способны оказать высокое токсическое воздействие на живые организмы.

Нужно добиваться выделения государственного финансирования для ликвидации таких скважин в первоочередном порядке.

«Общеизвестно, что сжигание попутного нефтяного газа (ПНГ) на факелах расточительно с точки зрения рационального природопользования и недопустимо в части охраны окружающей среды. Однако эта проблема остается насущной практически для всех нефтедобывающих стран, единственное исключение, пожалуй, это Норвегия. Сжигание ПНГ обусловлено рядом причин, связанных с техническими и экономическими ограничениями, а также особенностями правового регулирования нефтедобывающей отрасли. В результате более 17 000 факелов полыхают на месторождениях и нефтеперерабатывающих предприятиях по всему миру, выбрасывая в атмосферу около 350 миллионов тонн CO2 каждый год. Сжигание ПНГ в Арктике приводит к образованию большого количества сажи, оседающей на снежном покрове, что увеличивает количество поглощенной солнечной энергии и ускоряет таяние арктических льдов.

Чтобы нарастить усилия по прекращению сжигания ПНГ, в апреле 2015 года Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и президент Всемирного банка Джим Ен Ким объявили о начале совместной инициативы “Полное прекращение регулярного факельного сжигания ПНГ к 2030 году” (Zero Routine Flaring by 2030 Initiative)», - рассказал эксперт.

К 2018 году эту инициативу поддержали правительства многих нефтедобывающих стран, свыше 25 нефтяных компаний и ряд банков развития. Все поддержавшие инициативу готовы к активному сотрудничеству, чтобы прекратить практику факельного сжигания ПНГ не позднее 2030 года. «Мы всегда стояли на позиции, что статус Северного Каспия как заповедной зоны с полным запретом на бурение - наиболее правильный. Но экономические интересы как Казахстана, так и России оказались сильнее, и началось освоение месторождений Северного Каспия. Теперь нужно думать о минимизации негативных последствий, в том числе и в случае аварийных разливов нефти. На наш взгляд, пока еще не нашли решения для ликвидации таких разливов на Северном Каспии в зимний период. Экологические риски остаются очень высокими», - отметил Алексей Книжников.