Невероятное. Но ведь было

Автор продолжает рассказывать о людях, которым пришлось пережить нечто такое, что выходит далеко за пределы нашего материального и рационального мира. Или не пережить...

Невероятное. Но ведь было

Медик Герман Подолин, которого хорошо знают наши «горные люди», как-то рассказал про двух браконьеров, которые поехали в горы на охоту и не вернулись. Их безжизненные тела нашли лишь несколько дней спустя. Оба на мотоциклах, вооружены. Судя по позам, в которых были найдены погибшие, они от кого-то или чего-то пытались убежать. Побросали ружья и технику и бежали в гору, цепляясь руками так, что даже ногти все сорвали. Если бы за ними гнался зверь, они бы воспользовались ружьями. Никто не смог понять, что произошло, и эта история записана в документах как несчастный случай. Как показало патолого-анатомическое исследование, ни алкоголь, ни наркотические вещества они не принимали, отравление газом также исключено.

Несколько человек рассказывали Герману про шаровые молнии, которые проникали в палатку и оставляли на коже ожоги. А эту историю мы узнали от алматинского тренера добровольного спортивного общества «Спартак» Бориса Андреевича Студенина много лет назад. Сегодня об этом можно прочитать в интернете, а тогда... Речь шла о шаровой молнии, которая убила одного и покалечила четырех российских альпинистов. Очевидцы рассказывали, что шарик размером с теннисный мяч вел себя как разумное либо кем-то управляемое существо. Шар проник в закрытую палатку, где были рация и металлические предметы, куда обычно бьют молнии, но атаковал людей. Пишут, что государственная комиссия после тщательного и засекреченного расследования пришла к выводу, что это все же была шаровая молния, однако сами потерпевшие в это не верили.

Вряд ли молния обладает разумом

Было это 17 августа 1978 года в Узунколе. Погода стояла облачная, но не было ни дождя, ни грозы. Группа из пяти человек возвращалась с маршрута, а когда опустился туман и видимость резко упала, альпинисты поставили палатку в снежной мульде. Известный альпинист Владимир Кавуненко — один из основателей МЧС России — рассказывал, что под гору команду «Спартак» сопровождал его друг бард Юрий Визбор. Он обладал тонкой интуицией и предчувствовал беду, а учитывая, что выбранный маршрут по стене славился камнепадами, восхождение действительно было очень опасным.

В своей книге «Как будут без нас одиноки вершины» Кавуненко подробно описал нападение шара. Беда пришла, откуда не ждали: в этот раз людям угрожали не летящие с грохотом камни, а нечто парящее и неведомое. Кавуненко почему-то проснулся. Открыв глаза, увидел висящий в палатке фосфоресцирующий шар. Альпинист отметил, что всегда спал слева, с краю, а тут его место занял Олег Коровкин. Светящийся шар убил его, ударив в солнечное сплетение. Он выныривал из одного спального мешка и проникал в другой. Причем Кавуненко отмечал, что на его спальнике позднее обнаружилась маленькая дырочка, а поражено было все бедро. По его описанию, крики раздавались то с одной, то с другой стороны, люди теряли сознание от боли и шока, слышался треск, но палатка осталась целой.

«Последнее, что я чувствовал перед потерей сознания, это что мне выжигают бедро. Когда же сознание вернулось, у меня было ощущение, что я весь сгорел. Голова работает, а тела нет. Я не чувствовал ни рук, ни ног». У Кавуненко было восемь контактов с «молнией», у Башкирова и Зыбина — по шесть, и все четвертой степени, до обугливания. Увечья были нанесены в самые разные части тела. Можно подумать, что таким способом шар собирал образцы ткани и исследовал наиболее уязвимые точки человеческого организма. Той ночью Юрий Визбор написал одну из своих песен.

Непогода в горах, непогода,

В эту смену с погодой прокол,

Будто плачет о ком-то природа

В нашем лагере «Узункол».

Нам-то что? Мы в тепле и в уюте,

И весь вечер гоняем чаи,

Лишь бы те, кто сейчас на маршруте,

Завтра в лагерь спуститься б смогли.

Мне же вспомнилась другая история.

В 1986 году Виталий Тимонин работал механиком в аэроклубе «Байсерке». Раз, входя на пропускной пункт, он узнал от охранника, что в порту нет связи. Тимонин шел на свое рабочее место мимо небольшой площадки и увидел краем глаза, как на фоне артезианского колодца, где стоит большая бочка, летит белый одуванчик. Но к осени одуванчики облетают, а этот летел. Механик остановился и стал наблюдать за шариком. Он прошел вверх под углом в 45 градусов, залетел во все щели и закоулки артезианского колодца, то есть было очевидно, что шар управляем. Тут пошел на взлет АН-26, и Тимонин оторвал взгляд от шарика. Он следил за самолетом и увидел, как над его левым крылом параллельно, не быстрее и не медленнее, в тени от радара летит блестящий серебристый шар размером в половину крыла. Тимонин метнулся было к телефону, чтобы позвонить диспетчеру, а связи-то и нет.

Одному алматинцу знакомый прислал видео, которое снял недавно в Беларуси. Они с подругой сняли гостевой дом в лесу, а в нем летали голубоватые шары, и один влетел прямо в кадр! Очевидцы предположили, что это души погибших в Великую Отечественную — в тех местах шли жестокие бои.

Исчезнувшие

Аскар рано выходит из дома — до института, где он преподает, дорога неблизкая. Идет до моста через железнодорожные пути вокзала Алматы-1, на площади садится в автобус. Однажды перед ним по пустынной еще улице шла девушка в красной куртке. Она прихрамывала, на длинный мост поднялась первой. Аксар шел на некотором расстоянии, а когда на мгновение отвлекся на какое-то сообщение, девушка исчезла.

Аскар был на мосту один. Сказать, что он удивился — ничего не сказать. Ускориться до такой степени, чтобы одолеть мост за несколько секунд, она не могла, с учетом ее хромоты это было просто невозможно. Аскар подошел к перилам, перегнулся и посмотрел вниз. Сначала — в одну сторону, потом — в другую. Красная куртка исчезла вместе с владелицей, за мостом на пустынной в ранний час площади девушки тоже не было.

И он вспомнил другой странный случай, когда после похорон родственника в окно дома постучали. Аскар с женой и ее сестра с мужем жили в домах, расположенных на одном участке. Муж сестры скончался мгновенно, от сердечного приступа. На третий день, когда тело предали земле, родственники присели на диван отдохнуть. Было около десяти часов вечера, когда в окно трижды стукнули будто костяшками пальцев. Дома стояли за высоким забором, все окна выходили во двор. Две большие собаки не лаяли, Аскар обошел вокруг дома и никого не обнаружил. И не захочешь, а поверишь, что знак подал покойный.

Знакомый отправился в горы в будний день, поэтому в автобусе, который шел в сторону урочища Медеу, сидели только он и еще один пассажир, обутый в туфли и без шапки, хотя шел снег. Вышли оба на конечной остановке и пешком на некотором расстоянии друг от друга поднялись на плотину. Затем прошли мимо бывшей турбазы «Горельник», где начинается затяжной Сарысайский подъем и дорога далеко просматривается в обе стороны. С одной стороны асфальта — отбойник и крутой склон, обрывающийся над речкой, с другой — бетонная стена высотой больше двух метров, это сооружение защищает дорогу от оползней.

Вдруг тот второй человек резко свернул к этой стене и встал к ней вплотную лицом, а когда через минуту знакомый оглянулся, на дороге никого не оказалось. Опешив, он спустился до места, где оборвались следы на снегу. Уйти вниз так быстро попутчик не мог — прямая в этом месте дорога видна как на ладони, да и снег хрустел бы у него под ногами, спрятаться некуда, а через высоченную бетонную стену не перелезть, но вот исчез же куда-то...

Знаки с того света

«У брата моей знакомой умерла подруга, — рассказывает Елена. — И на ее похоронах он попросил родственников отпеть его, когда придет время. Как чувствовал — он ушел через год. Кто-то заикнулся по поводу отпевания, но его неверующая мать категорически возражала. На девятые сутки его тетка, сестра матери, поздно ложилась спать. Все домочадцы уже отдыхали. Она выключила свет в своей комнате, дверь в которую была открыта, и вдруг в проеме возник силуэт племянника. Это был он — ошибиться не могла, ведь знала его с рождения. Женщина остолбенела от ужаса, и тут призрак заговорил: «Танька, вы почему меня не отпели, я же вас просил. Я из-за этого свою Шуру найти не могу». И исчез. Мороз по коже, волосы дыбом, а утром она поспешила в церковь и заказала отпевание».

Художник Санжар Жубанов, искусному «перу» которого принадлежат изображения на камнях, верит в высшие силы. «Однажды приехал на Бартогай, где меня ждали друзья. Было темно, я их не нашел и решил остановиться на ночлег. Лег спать в машине, а ночью вдруг проснулся, и мне показалось, что во все окна кто-то смотрит. Протер глаза, стряхнул сон, но ощущение не прошло. Потом мне стало казаться, что машину раскачивают. Утром обнаружил, что остановился возле сакского захоронения.

Как-то раз приехал к чабану, который живет в горах Анракай в районе Тамгалы. Он рассказал, что иногда ночами слышит лязг сабель, стук копыт, и показал мне место, где находится джунгарское захоронение — они немного отличаются от казахских, там камни по-другому уложены».

Невозможное

«Это произошло в Ташкенте, — рассказывает Галина. — Для полива хлопка рыли котлованы и заполняли их водой, а глинистые берега были высокими и обрывистыми. Мы в детстве бегали купаться к такому котловану. Я осторожно спускалась к воде, цепляясь руками за проросшую траву, за корни, и уже хотела прыгнуть в воду, как вдруг увидела плывущую прямо на меня змею. Помню, от испуга я глубоко вдохнула и подумала: «Вот бы сейчас оказаться наверху!» И каким-то невероятным образом я совершила прыжок, который сама не смогла осознать. Ребята смотрели на меня с нескрываемым изумлением: «Она прыгает спиной вперед! Это как?!». Но вот было! Говорят же, у страха глаза велики. Я помню только этот глубокий шумный вдох, как будто внутри надулся шар для полета».

Руслан cлужил в армии в Германии, за «железным забором», и ему дали отпуск. Чтобы сэкономить время, летел через Москву, оттуда решил позвонить родителям, чтобы ему выслали денег на билет до АлмаАты. Пришел на переговорный пункт, когда в его родном городе было раннее утро, но дома на ночь отключали звонок, потому что отец работал в такой структуре, где ночные звонки были обычным делом. Без особой надежды Руслан набрал номер домашнего телефона, и в этот момент мать автоматически подняла трубку, хотя звонка не было. «Я говорю: «Мама, это Руслан», а она не может поверить. Она знала, что я вообще не мог позвонить, пока служил в армии, ведь я находился в изоляции».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру