В очередной раз в Казахстане мать пыталась продать своих детей.

В Алматинской области выявлен факт торговли несовершеннолетними. За совершение этого преступления на скамье подсудимых оказалась женщина. В итоге специализированный межрайонный суд по делам несовершеннолетних No 2 Алматинской области осудил гражданку К.Б. за торговлю несовершеннолетними (ст. 135 ч. 2 п. 2,12 УК РК) на пять лет лишения свободы. И хотя судебный акт вступил в законную силу, ей дали отсрочку наказания. Пока ее детям, которых она пыталась продать, не исполнится 14 лет.

В очередной раз в Казахстане мать пыталась продать своих детей.

Рожать самой

Как пояснили в ведомстве, основанием для вынесения указанного приговора послужила проверка прокуратуры Талгарского района по факту незаконной передачи малолетних детей и необоснованного оформления опекунства.

Так прокуратура начала досудебное расследование по ч. 2 ст. 135 УК РК. В ходе следствия гражданка К.Б. полностью признала свою вину, заявила ходатайство о заключении процессуального соглашения в форме сделки о признании вины.

Казалось бы, законодательство Казахстана по отношению к продаже детей сейчас близко к совершенному: оно соответствует международным стандартам, в действие вступила ст. 135 УК РК «Торговля несовершеннолетними», предусматривающая наказание от пяти до 15 лет лишения свободы.

Однако существует целый ряд «но», которые становятся непреодолимым барьером в решении обострившейся проблемы.

По мнению эксперта, особенностью казахстанской торговли людьми является торговля новорожденными. «Одно из объяснений таковому — наш уже сложившийся менталитет. В нашем обществе женщине не очень подобает усыновление ребенка, считается, что нужно обязательно родить самой. Поэтому большая часть бездетных казахстанских женщин стремится усыновить ребенка из роддома, при этом имитируя свою беременность», — отмечает глава «Союза кризисных центров Казахстана» Зульфия Байсакова в интервью zakon.kz. Процесс усыновления путем «покупки» ребенка на деле оказывается проще предусмотренных законом процедур.

Понятно, что это не первый случай, когда граждан Казахстана уличили в продаже собственных детей, но речь в этом материале пойдет не о черном рынке продажи младенцев. Возмущение общественности конкретно в этой истории вызывает тот факт, что так или иначе осужденная пыталась продать собственных детей и в итоге получила поблажку как раз из-за наличия у нее этих детей. Где гарантия, что она не попытается продать их снова? Может ли ребенок быть причиной отсрочки наказания в казахстанском законодательстве?

Другой пример

До этого подобные вопросы уже поднимались в прошлом году. Тогда суд присяжных оправдал мужчину, обвиняемого в изнасиловании несовершеннолетней. Дословно: его обвиняли в том, что он, воспользовавшись тем, что 12-летняя девочка не понимает значения совершаемых им действий, совершил с ней половой акт. Позже суд установил, что потерпевшая понимала, что происходит, и все происходило с ее согласия, поэтому мужчине смягчили наказание.

Суд присяжных рассмотрел несколько обстоятельств: в частности, после рассмотрения дела был сделан вывод, что половые отношения с девочкой происходили с ее согласия, и она в силу психического и физиологического развития понимала значение происходящего. Так как изнасилования не было, имело место лишь добровольное половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста. Дело переквалифицировали на ст. 122 ч. 1 УК РК и присвоили преступлению среднюю тяжесть.

Согласно закону, вид и размер наказания подсудимому определяет голосование присяжных. Присяжные признали смягчающими обстоятельствами отсутствие судимостей и положительную характеристику, а также наличие у мужчины несовершеннолетнего ребенка. Так, голосованием присяжных вынесен приговор — 2,5 года ограничения свободы.

Мы не будем разбираться, справедливо ли вынесен приговор по этому делу, рассмотрим только интересующий нас факт — смягчающие обстоятельства.

Как мы можем наблюдать на примере этих двух дел, наличие у виновного малолетнего ребенка может выступать обстоятельством, смягчающим наказание иногда даже в том случае, если преступление было направлено против самих детей. Сразу оговоримся — вопрос о том, «много ли скидывают срока» мы обсуждать не будем, навряд ли это может поддаться математическим расчетам. Безусловно, такое обстоятельство является более значимым, если к уголовной ответственности привлекается женщина. В остальном же — все «по усмотрению суда...».

Как объяснили «МК» юристы, из формулировки УК следует, что это обстоятельство должно учитываться независимо от того, проживает ли ребенок (проживал ли до ареста, если избрана такая мера пресечения) с подсудимым или нет, в противном случае было бы «наличие на иждивении». Соответственно, даже если родители давно в разводе, проживают раздельно и виновный, например, даже не платит алименты, это обстоятельство учитывают. Безусловно, «для себя» судья в любом случае примет во внимание — одно дело, если семья живет совместно, виновный содержит ребенка, воспитывает, и другое, если родители в разводе, мать с ребенком проживают в одном городе, а, к примеру, отец (подсудимый) — в другом. Однако, исходя из норм УК, сам факт наличия малолетнего ребенка — это уже смягчающее обстоятельство. Подтверждается наличие ребенка предоставлением следователю копии свидетельства о рождении. При этом, если все-таки родители проживают раздельно, целесообразно подтвердить свое участие в воспитании и содержании ребенка — например, копии чеков и квитанций о переводе денег в адрес матери, свидетельские показания, в частности, если между бывшими супругами нормальные отношения — здесь обвиняемый должен заявить следователю ходатайство о допросе бывшей жены, которая сможет подтвердить факт участия в расходах на ребенка и так далее.

Нужно понимать, что малолетними являются дети в возрасте до 14 лет. Соответственно, наличие несовершеннолетних, но не малолетних детей, то есть в возрасте от 14 до 18 лет, смягчающим обстоятельством не является.

Однако в российской практике был случай, когда смягчающим обстоятельством признали наличие 19-летнего «дитя», которое обучалось по очной форме в вузе и полностью находилось на иждивении родителей. При этом на практике нередко встречаются ситуации, когда подсудимый вспоминает о ребенке только при привлечении к уголовной ответственности.

«Несправедливые» наказания?

Так как же судьи назначают наказание в таких спорных делах, а главное — из чего они при этом исходят? Неужели сам факт наличия у виновного малолетнего ребенка является безусловным основанием для признания его в качестве обстоятельства, смягчающего наказание?

Нужно понимать, что приговор и уголовное наказание целиком и полностью зависят от закона. Как поясняют казахстанские юристы: каков закон, таков и вердикт суда. К сожалению, Закон и Справедливость не всегда идут рука об руку. Примеров тому немало. Были как чрезмерно жесткие, так и чрезмерно мягкие судебные вердикты. Но, так или иначе, судьбу человека должен определять только закон.

Вопрос назначения наказания — один из основных институтов уголовного права. Судья не может назначать наказание, как ему вздумается. Есть четкие требования Закона, которые он должен строго соблюдать. Так, за тяжкое преступление максимально возможный календарный срок — 20 лет лишения свободы, по совокупности преступлений — 25, по совокупности приговоров — 30. Тогда как, например, в США, судья может назначить 99 лет лишения свободы, просто просуммировав сроки.

Также при назначении наказания судья учитывает, какое преступление совершено (его категория), окончено ли преступление или было только покушение, возраст преступника, есть ли судимость, заключил ли сделку со следствием и, конечно, смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Другой вопрос, что законодательство нужно совершенствовать. Анализировать, искать ошибки, пробелы, перекосы. Чтобы наказание было максимально справедливым и индивидуальным в каждой конкретной ситуации.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру