Искушение недрами, или как в Казахстане воруют золото

Путь к благосостоянию, в чем бы оно ни заключалось, лежит через труд и достижения, но отнюдь не все люди готовы пробираться сквозь тернистые дебри обстоятельств и задач. Некоторые вопреки нормам общества и установленным законам идут по пути наименьшего сопротивления, часто криминальному.

Искушение недрами, или как в Казахстане воруют золото

Миллионы еще как пахнут

Неискоренимая тяга к воровству, которая толкает людей брать все, что плохо лежит, остается проблемой здорового общества вот уже не протяжении нескольких тысячелетий. Не всем удается устоять перед искушением, а переступив черту и провернув свое грязное дело, подобные желания только усиливаются.

И одним из искушений, от которого у многих людей начинают гореть глаза, числится золото — оно всегда сводило с ума и заставляло делать необдуманные поступки. «Золотая лихорадка» не дает старателям спокойно спать многие века, однако романтиков среди желающих отыскать свой самородок на самом деле мало. Один из ярких тому примеров — Клондайкская золотая лихорадка — неорганизованная массовая добыча золота в регионе Клондайк в Канаде и на полуострове Аляска в конце XIX века. Из исторических данных известно, что около одного миллиона человек вознамерились отправиться за золотом в Клондайк, но осмелились только 100 тысяч. Из них около 60 тысяч человек погибли по дороге либо вернулись назад, около 40 тысяч дошли до Доусона (населенный пункт, в окрестностях которого и обнаружили золотые прииски), и только четыре тысячи из них действительно нашли драгоценный металл. Люди гибли не только из-за сурового климата или встреч с дикими животными, но и от рук зараженных наживой единомышленников. Большой самородок в чужой руке запросто мог стать поводом для убийства.

В наши дни золото в виде самородков встречается крайне редко, а профессия старателя исчезает, как и возможность поймать за хвост птицу счастья. Сейчас практически все золото на планете добывают в промышленных масштабах сложным химическим путем выщелачивания из горной золотосодержащей породы. Пусть золота стало меньше, но желание завладеть им не утихло.

Так, недавно в Акмолинской области нашлись отчаянные парни, сумевшие украсть мешок золота с рудника. Известно, что полицейские проводят спецоперацию по розыску подозреваемых в краже катодного золота, которое принадлежит компании «Казахалтын».

«Предприятию причинен особо крупный ущерб на сумму 122 миллиона тенге (примерно 290 тысяч долларов). По этому факту стражи порядка начали досудебное производство по статье 188, части 4 УК РК «Кража». Проводят комплекс процессуальных мероприятий для установления злоумышленников», — прокомментировали в департаменте полиции региона.

Иную информацию в интересах следствия не разглашают, однако в сети появились некоторые подробности грабежа. Так, согласно данным из отрытых источников, неизвестные лица проломили стену золотоприемной кассы камеры хранения и оттуда вынесли мешок с катодным золотом весом более 7,5 килограмма. Мешок не маленький, но по сравнению с мексиканскими грабителями этот «улов» можно считать мизерным.

В 2019 году в Мексике грабители обворовали грузовик, вытащили оттуда золота на 26 миллионов долларов. Инцидент произошел в штате Сонора. Группа вооруженных людей атаковала грузовик компании SVD, который транспортировал 47 золотых слитков в горнодобывающую компанию Noche Buena. Украденные слитки имеют стоимость около 524 миллионов песо (26 миллионов долларов согласно курсу на момент происшествия). По данным журнала, компании Fresnillo PLC удалось выпустить в общей сложности 94 слитка с июля-августа по сентябрь, так что бандиты украли половину произведенного металла за этот период.

Нельзя не вспомнить и курьезный эпизод, произошедший в том же 2019 году, только уже в Англии. Тогда из семейной резиденции Черчиллей дворца Бленхейм в Оксфордшире был украден унитаз из 18-каратного золота. Вот уж действительно грязное дело, ведь, несмотря на то, что унитаз был выставочным экспонатом, он был полностью функционирующим, причем для посетителей была возможность им воспользоваться. Видимо, вор оказался не из брезгливых и ради наживы в шесть миллионов долларов готов был потерпеть и смрадный запах.

Ювелирный подход

Золото, как известно, бывает не только в виде слитка с желтым отливом, но и совершенно черное и бесформенное — нефть. Это ископаемое в отличие от самородков лопатой не выгребешь. Для того, чтобы извлечь его из недр, необходимо сложное промышленное оборудование. Другое дело — взять то, что уже выкачали из земли. И здесь к классической схеме воровства можно отнести врезку в трубопровод — слабое место нефтяников, которое не дает спать по ночам службе безопасности большинства профильных компаний.

Воровство нефти как явление в мире не ново. Это происходит во многих странах — экспортерах черного золота. На этом обогащаются бандиты, коммерсанты, силовики и даже политики. Лидером тут является Нигерия. За ней следуют Колумбия, Индонезия, Ирак и Мексика. Информации о позиции Казахстана в этом «рейтинге» пока нет. Но, думаем, мы вполне можем занять здесь не самое последнее место.

По информации СМИ, в 2004 году в Актюбинской области выявлено 10 фактов врезок в нефтепроводы.В 2005-м—23, а в 2006-м—уже 66.

В Кызылординской области в 2007 году правоохранители возбудили 13 уголовных дел по подобным фактам, изъяв 710 тонн нефти на сумму 41 миллион тенге. В 2005 году служба безопасности АО «Казтрансойл» выявила на своих трубопроводах 43 незаконные врезки. А потом их количество начало расти в стремительной прогрессии. В 2007-м врезок стало 74, а в 2008-м — 148. В начале 2009 года — 84 новые врезки. В десятых годах тенденция пошла на спад. Так, в Карагандинской области в 2010 году выявлено 33 случая. В 2014 году установили 12 фактов кражи нефти и нефтепродуктов, в 2015-м — 14, в 2016-м — три. По итогам 2017 года зарегистрировали шесть случаев незаконной врезки и всего один — в 2018 году.

В России промышляют нелегальными врезками в нефтепроводы в основном в Поволжье и на Кавказе. В Дагестане в начале 2010-х доходило до смешного: врезку могли подарить на свадьбу в качестве приданого. Такой вот был семейный бизнес. Сейчас на территории стран СНГ эпизоды с выявлением врезок единичны. Но это не означает, что воровать перестали. Отнюдь. Врезаться действительно стали меньше, но и ловить преступников стало труднее.

Сейчас начали делать врезки не на открытом месте, а под землей. Технологии на грани фантастики: грабители не ограничиваются «вкручиванием» крана, а строят отвод на пять-десять километров в сторону. Визуально найти такую врезку практически нереально.

После того как в начале 2000-х воровство из трубопроводов приобрело катастрофические масштабы, операторы, отвечающие за перегонку, начали устанавливать специальное оборудование, которое фиксирует изменение давления в трубопроводе. Если оно начинает падать, то «хозяин трубы» видит, на каком именно участке потери, и тотчас отправляет на место группу быстрого реагирования. Это знают и грабители, но теперь они научились обходить даже автоматику. Особенность в том, что врез и дальнейшее выкачивание организуются так, чтобы падение давления в магистрали было в пределах нормы.

Дальше тянут отвод в нефтехранилища, которые замаскированы под обычную дачу или коттедж, где на самом деле в земле спрятаны резервуары для нефти. Туда-то ночью и подъезжают бензовозы, которые отвозят краденую нефть заказчику.

К слову, не всегда преступные группировки занимаются исключительно сбытом украденного. Некоторые смотрят шире и занимаются переработкой, производят из нефти бензин. Тем более что получить это топливо можно с помощью обычного самогонного аппарата.

Самовар

И тут никакой фантастики, а чистая наука. Сейчас бензин производят путем термического и каталитического крекинга — это сложный процесс разложения нефти на составляющие. То есть из больших сложных молекул углеводорода делают более мелкие и простые, которые образуют бензин. Такой подход позволяет получить бензин с октановым числом около 70-80 единиц, которое вследствие добавления определенных присадок повышается до привычных потребителю 92, 95 или 98.

Но не стоит забывать о том, что бензин научились выделять из нефти еще в XVIII веке, когда о высоких технологиях и крекинге в частности не могло идти и речи. Тогда работал простой способ перегонки — так, как сегодня в селах и глубинках варят самогон. А сам агрегат называется «самовар».

Сам физический процесс заключается в нагреве нефти и испарении из нее по очереди нужных составов. Процесс происходит при атмосферном давлении и закрытой емкости, в которую установлена газоотводящая трубка. Она ведет к пустой емкости для готовой продукции, а на пути трубка проходит через охлаждающую секцию, в качестве которой может выступать как проточная вода, так и обычный лед. Вследствие контраста температур горячий пар конденсируется и превращается в жидкость — бензин.

При разных температурных режимах из нефти можно получить различный продукт. Например, температура от 35 до 200 градусов по Цельсию дает на выходе бензин, температура от 150 до 305 градусов — керосин, от 150 до 360 — дизельное топливо. Качество бензина при таком методе варьируется в пределах от 50 до 60 единиц, однако нехватку октанового числа легко можно восполнить различными примесями. И потом, КПД у такого «самовара» очень низкий, поскольку из литра нефти можно получить не более 150200 граммов бензина, но с учетом того, что нефть краденая, а объемы исчисляются сотнями тонн, речь идет о невероятной прибыли.

Несмотря на то, что подобное предприятие не только незаконное, но еще и очень опасное для жизни, такие мини-заводы можно встретить в любой из нефтедобывающих стран.

И здесь, конечно, сразу вспоминаются громкие эпизоды с «чеченским» бензином, пик популярности которого пришелся на 90-е годы.

К слову, раньше на территории Чеченской Республики было пробурено свыше 1,5 тысячи скважин различного назначения. Во времена Советского Союза нефтяная отрасль составляла основу индустриального комплекса Чечни. Ежегодно нефтяники Чечено-Ингушетии добывали миллионы тонн высококачественной нефти, пользующейся огромным спросом на мировом рынке. Самый высокий уровень добычи был в 1971 году и составил 21 миллион тонн. Для сравнения, в 2001 году нефтяники добыли около 700 тысяч тонн нефти. Цифра несопоставима мала, это своеобразный след первой и второй чеченских воин. При этом нелегальная добыча нефтепродуктов в этот период, по данным специалистов нефтяной отрасли, составила примерно 500-600 тысяч тонн, то есть почти столько же. Сейчас же показатели еще скромнее — всего 74 тысяч тонн в 2019 году, при этом данных о подпольных заводах в открытом доступе мы не нашли. Не исключено, что те сотни «самоваров», которые выпаривали по 600 тысяч тонн, функционируют и сейчас, пусть и не на полную мощность.

В Казахстане также находили такие предприятия, только размещали их не в селах, а между песчаными барханами в десятках, а то и сотнях километров от автомобильной трассы. Первый и тогда единственный «самовар» выявили в 2003 году. Сколько нефти «варится» таким образом у нас в стране — вопрос открытый. Но с учетом бескрайности степей «предпринимателям» есть где спрятать свое оборудование. Борьба с любителями халявы ведется не первое десятилетие, однако, несмотря на усердную работу силовых структур, искоренить эту практику не удается. В разных источниках говорится, что в зависимости от мощности «самовары» способны приносить прибыль своему владельцу от 10 до 100 тысяч долларов в день. В Чечне находили мини-заводы, приносящие свыше полумиллиона за сутки... Здесь главное, чтобы сырье поступало бесперебойно. Остальное — дело техники.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру