Больше 20 тысяч черных старателей задержали полицейские Казахстана за последние пять лет

Из всей таблицы Менделеева в Казахстане особой популярностью пользуются два вида золота - черное и желтое. То есть нефть и Aurum. Последнее у нас добывают двумя методами: цивилизованно и абы как. Причем оба - на вполне законных основаниях. Дело в том, что в Уголовном кодексе страны отсутствует статья за незаконный оборот драгметалла. Другое дело, что продавать это золото (или золотосодержащую руду) нужно по очень жестким правилам. Прописаны они в Законе “О драгметаллах”. Все сырьевые товары, содержащие драгоценные металлы, должны поступать для переработки и (или) аффинажа субъектам производства драгоценных металлов. (Исключением могут стать лишь самородки, не подлежащие аффинажу.) При этом приоритетное право на выкуп аффинажного золота принадлежит государству.

Юридическое “добро” добычи золота для частников власти пытаются хоть как-то уравновесить выделением им участков для добычи. Это по идее должно нивелировать возможность бесконтрольного промысла. Лицензии на добычу золота открытым способом на определенных участках может получить любой человек. В 2019 году в Алматинской области, например, определили 14 участков для старательства, где среднее содержание золота достигает 306 миллиграммов на один кубический метр. Но в 2018-2019 годах заявки на получение лицензии на старательство никто не получал. Невостребованы в эти годы остались также по семь золотоносных участков в Кызылординской и Туркестанской областях. На 130 участков ВКО за два года поступило всего 20 заявок (одобрено 18).

Подконтрольно намывать миллионы никому не интересно. И не выгодно.

Эксперты считают, что несоблюдение этой нормы при наличии черных копателей приводит к тому, что ежегодно из страны вывозят более 2500 тонн золотосодержащей руды - около 500 килограммов чистого золота.

В одной только Жамбылской области запасы золотосодержащей руды превышают 100 миллионов тонн. И черные старатели при старательности на отдельных участках вполне могут намывать до 70 граммов золота в месяц. А это при нынешних ценах 1,7 миллиона тенге ($4 тыс.). Впрочем, это официальные цены. На черном рынке, где и крутится добытый такими старателями песок, цены намного ниже. Но тем не менее это все равно может принести неплохой доход добытчикам.

Кстати, в Жамбылской области старатели трудятся там, где уже побывала геологоразведка на спецтехнике.

В советское время добыча золота в Казахстане достигала 20 тонн в год, к 1998 году упала до 8,8 тонны - это самый низкий показатель добычи в последние полвека. К 2019 году объем производства необработанного золота достиг 103 тонн, а производство аффинированного золота составило 57,6 тонны.

Пользуясь приоритетным правом покупки, Национальный банк активно скупает золото. В 2019 году он приобрел около 57 тонн аффинированного золота у местных производителей, к середине 2020 года закупил уже 33 тонны (по итогам года объем закупа планировали довести до 60 тонн аффинированного золота в слитках). Интересно, что по данным на начало августа (на пике цены золото стоило $2056 за унцию) золотой портфель Казахстана составлял 382 тонны и стоил $25 млрд. На 1 января 2021 года цена золотых запасов Казахстана составила меньше $23,3 млрд (цена унции снизилась до $1888). И сейчас цена драгоценного металла на мировых рынках продолжает снижаться. На утро четверга она составляла $1791 за унцию.

А что же с черными копателями-золотоискателями?

Полиция, которая нередко ловит золотодобытчиков, говорит, что привлечь за такое копание она может лишь в рамках статьи “Нарушение экологии”. И то лишь тогда, когда разрытая площадь не менее одного гектара. Впрочем, копатели всегда пишут объяснение, что добывали песок для строительных работ. И уходят домой.