Массовый падеж домашней птицы от птичьего гриппа продолжается в Казахстане

Первоначально птичий грипп выявили в шести регионах страны, однако на сегодня цифры, заявленные Комитетом ветеринарного контроля и надзора МСХ РК и озвученные на очередном заседании правительства, разнятся. Так, по данным ветеринарного контроля, от птичьего гриппа пострадали девять областей и один город республиканского значения (Шымкент), тогда как в ходе недавнего заседания правительства речь шла только о семи областях. Однако теперь к ним - семи или девяти - присоединилась еще и Восточно-Казахстанская область, где в нескольких районах в связи с неожиданной вспышкой этого заболевания ввели карантин сроком на 21 день. Неожиданной, потому что специалисты заявляли о том, что птичий грипп в Казахстан занесли перелетные дикие птицы. Именно поэтому в основном он и распространился на тех территориях, где во множестве расположены “остановочные” водоемы: Северо-Казахстанская область - откуда, собственно, все и началось, затем Акмолинская и так далее. Однако каким образом птичий грипп занесли в ВКО, эксперты ответить затруднились, тем более что на остальной территории республики сегодня “болезнь пошла на убыль и там провели вакцинацию домашней птицы в количестве почти 4,4 миллиона доз”. А по заявлению правительства, и вовсе “на личных подворьях падеж остановили в семи областях, а на трех птицефабриках идет снижение падежа птиц”.Нетрудно заметить, насколько разнятся данные, особенно в том, сколько домашних пернатых полегло от напасти, которую, к слову, называют еще классической чумой птиц. Например, на заседании правительства заявили, что “на личных подворьях пало 26,5 тысячи голов птиц, на трех птицефабриках - 847,4 тысячи голов”. Но еще пару недель назад, по словам сенатора Дуйсенгазы Мусина, “только на трех птицефабриках количество умершей птицы составило более 1 миллиона 128 тысяч голов, не говоря уже о личных хозяйствах”. Эти данные, к слову, он озвучил в депутатском запросе.

Если принимать во внимание именно эти цифры плюс примерное количество тех птиц, что могли бы погибнуть за последнее время, наверняка количество павших птиц может оказаться примерно в районе двух миллионов.

За которые, как ни крути, крестьянам необходимо будет выплачивать компенсацию. И Минсельхоз уже запросил выделение “дополнительных финансовых средств из республиканского бюджета для возмещения стоимости изъятых и уничтоженных вследствие гибели от высокопатогенного гриппа птиц”. Звучит, по меньшей мере, странно, учитывая тот факт, что финансирование сельскохозяйственной отрасли в стране увеличивается с каждым годом, и сегодня ведомство все так же входит в число пары-тройки министерств, которым миллиардные средства выделяют на приоритетной основе, а не по остаточному принципу. Тем не менее сельхозведомство все равно просит дополнительное финансирование, не затрудняясь дополнительными объяснениями - почему им не хватает уже выделенных денег.

Кроме того, вряд ли есть гарантия того, насколько подконтрольным процессом окажется уничтожение павшей птицы, а это не одна, не две и даже не десять, а практически около двух миллионов голов, если верить неофициальной статистике. Но все ли они будут утилизированы? Кто и каким образом проследит за этим? Не получится ли, что при очередном ослабленном ветеринарном контроле кто-то из крестьян скроет факт падежа, кому-то станет жаль переболевшую птицу, да и финансовый вопрос сыграет немаловажную роль, и потому какая-то часть всеми правдами и неправдами окажется на прилавках городских супермаркетов или, что вероятнее, на рынках?

Дело в том, что проявления птичьего гриппа у человека, который вполне может им заразиться, схожи с проявлениями респираторных заболеваний, в частности, с тяжелой формой пневмонии, при которой летальность превышает 70%.

И на фоне пандемии коронавируса, сезонных респираторных болезней, даже просто заболеваемости населения ОРВИ все эти проявления запросто могут “затеряться” и будут списаны медиками на ставший уже “привычным” COVID-19.