Продовольственная безопасность Казахстана опять под вопросом и ударом

В стране разгорается нешуточная дискуссия о продбезопасности. Правительство пытается приструнить галопирующее нерыночное ценообразование на муку и перевести торговлю на “открытые конкурентные рельсы”, а мукомолы и их бизнес-партнеры выступают противниками новаций.

С июля в Казахстане вступает в силу норма, согласно которой любая сделка на продажу муки объемом более 60 тонн (как экспортная, так и на внутреннем рынке) должна будет регистрироваться на бирже. Мукомолы выступили категорически против подобного нововведения, заявляя, что это ограничит их продажи.

Но...

Казахстан на протяжении многих лет сталкивается с тем, что внутренний рынок начинает в буквальном смысле конкурировать с экспортом. Из страны вывозят и зерно, и муку. Несколько раз власти вынуждены были уже вводить ограничения на экспорт то одного, то другого товара (или квотировать), чтобы не обескровить полки окончательно.

При этом само производство муки в стране неуклонно снижается: мы уже давно потеряли мировое лидерство муки по экспорту, отдав предпочтение вывозу зерна. Этим Казахстан фактически добровольно отдает свою долю соседнему Узбекистану, который наращивает объемы переработки зерновых, и Ирану, который так же, как Узбекистан, развернул экспорт муки из импортной, российской, пшеницы.

До Ирана нам далеко, а вот Узбекистан - большая проблема для казахстанских мукомолов. Раньше он являлся одним из крупнейших рынков сбыта муки, но теперь превращается в импортера зерна. Внутреннее зерно в стране невысокого качества, но, смешивая свою муку с казахстанской, узбеки достигают неплохого качества и наращивают экспорт, вытесняя казахстанскую муку с рынка.

За последние несколько лет производство муки в Казахстане сократилось на миллион тонн, экспорт - на 700 тысяч тонн. При этом и на внутренний рынок муки республика стала продавать меньше. Так, в 2017 году производство составило 3 910 080 тонн, за 11 месяцев 2020 года - 2 827 458 тонн, три года назад экспортировали 2 316 871 тонну, в 2020-м - чуть больше полутора миллионов.

Зернопереработчики заявили, что решение о включении муки в список биржевых товаров только усугубит ситуацию на мучном рынке, поскольку любая биржа требует уплаты комиссионных. А вот Правительство РК считает, что всю “хлебную” сферу нужно взять под контроль - наблюдать и в случае чего регулировать.

Одновременно с включением муки в перечень биржевых товаров власти снизили порог торговли пшеницей с действовавшего прежде объема 600 тонн до 300 тонн (то есть покупка 300 тонн зерна и выше должна проходить только через биржу). Значит, имеется небольшой шанс, что бесконтрольными маленькими партиями зерно не будет утекать за пределы страны и создавать дефицит на внутреннем рынке. По сути, властям нужно в онлайн-режиме получать данные о том, сколько зерна и муки внутри страны, а сколько уже продали на экспорт. И в случае необходимости ставить запреты на вывоз или, наоборот, стимулировать его.

Вот только есть пара нюансов. Торговые лихачи всегда могут “разбить” покупаемые партии на более мелкие и обойти запрет. И вывезти также могут. Потому как на таможне никто не требует справку о том, через биржу ли купил.

Кстати, власти планируют, что отечественные товарные биржи перейдут от спот торгов мукой (сделки, при которых оплата производится немедленно) к срочному рынку. То есть производители, продавая фьючерсы, смогут реализовывать муку еще до ее производства. А государство, в свою очередь, вновь будет в курсе “ранних продаж” и цены в среднесрочный период. Такая фиксация цены на муку на несколько месяцев вперед позволит властям своевременно принимать меры по стабилизации цен (а не так, как сейчас происходит, когда власти начинают шевелиться уже после ценового скачка).

И еще один нюанс.

Крупные торговые сети являются оптовыми покупателями муки на рынке. Значит, они также должны будут закупать ее на бирже. И, зная цену покупки торговой сети, государство сможет на деле контролировать торговую наценку (напомним, что торговая наценка на все социально значимые товары не должна превышать 15 процентов).

В общем, торговля на бирже нужна скорее государству, чтобы принудить всех игроков “пищевой цепочки” раскрывать свои доходы и, соответственно, ценообразование конечного продукта.

Но вот поможет ли биржевая торговля “устаканить” рынок?