Чиновники лишили экономику Казахстана очень нужных в 2020 году 600 миллионов долларов США

Прошлый, 2020 год останется во всемирной экономической истории как год, когда “никто не знал, что надо делать”. Карантинные локдауны замораживали целые отрасли, лишая людей дохода, а государство - налоговых отчислений. До сих пор многие сферы, особенно в торговле товарами и услугами, находятся в состоянии глубочайшего стресса: туристская отрасль, международные перевозки... Потери выручки у заведений общепита, салонов красоты, фитнес-залов, театров и кинотеатров, торговых центров и непродовольственной розницы превысили 50%, а в некоторых случаях и 80% к уровню 2019 года.

Наступивший год, несмотря на относительное повышение экономической активности в ряде стран и появление на рынке сразу нескольких действенных вакцин от COVID-19, также называют “годом испытаний”. Причина тому - последствия снижения покупательской активности, оборота розничных продаж и, как следствие, замораживание некоторых промышленных производств на неопределенный период. Это все усугубляется продолжающимся жестким карантином в некоторых развитых странах Европы и Азии и отсутствием даже приблизительного понимания, когда все это может закончиться.

Впрочем, на этом фоне отдельные страны выглядят довольно неплохо. Карантин и нарушение торговых цепочек (при одновременном снижении цен на ключевые экспортные товары) сократили валютные поступления в эти страны, но позволили провести реформы по импортозамещению. Особенно если у этих стран имелись валютные резервы, чтобы “пережить кризис”.

Казахстан оказался среди таких стран. Наличие Нацфонда позволило государству стать “финансовым донором” для самых трудозатратных отраслей, в том числе освободив их и их работников от выплат в бюджет (налогов и соцотчислений), обеспечив рефинансирование кредитов на льготных условиях. Такую помощь получили более 700 тысяч предпринимателей малого и среднего бизнеса. (Всего же в Казахстане зарегистрировано около 1,6 миллиона субъектов МСБ.) Кроме того, льготное кредитование таких сфер будет продолжено и в новом году.

Всего же в стране меры по восстановлению экономического роста в прошлом году охватывали такие направления, как малый и средний бизнес, агропромышленный и горно-металлургический комплексы, строительная отрасль и обрабатывающая промышленность, а также гражданская авиация и туризм. А правительство сосредоточилось на сохранении занятости, поддержке сервисной экономики, привлечении инвестиций и обеспечении макростабильности.

В итоге сектор услуг в Казахстане хоть и просел по итогам года на 5,6%, но осень и декабрь оказались для него временем быстрого восстановления: по итогам первого полугодия падение составляло 6,2%. И это при том, что продолжаются карантинные ограничения в сфере развлечений и розничной торговле.

По сути, экономику страны в этом году сумел вытянуть только реальный сектор: он вырос на два процента к прошлому году. “Почти все отрасли реального сектора и отдельные виды услуг демонстрируют положительные темпы роста, - сообщил на днях глава Миннацэкономики Руслан Даленов. - Это строительство (рост на 11,2%), информация и связь (на 8,6%), сельское хозяйство (на 5,6%), обрабатывающая промышленность (на 3,9%), образование (на 2,3%)”.

Но чтобы понять объем прошлогодних потерь, достаточно посмотреть цифры. По данным Минфина, за 11 месяцев прошлого года (в сравнении с 11 месяцами 2019 года) уменьшение оборотов по реализации, по данным информсистемы “Электронные счета-фактуры”, составило 14%.

Больше всего потерь у горнодобывающей промышленности, где обороты упали на 42%, или на восемь триллионов тенге.

Бюджет страны же в целом от снижения ковидной экономической активности потерял 2,4 триллиона тенге. Кстати, могло быть больше, но помогло внедрение цифровизации в сферу налогово-таможенного администрирования. С ее помощью удалось вывести из тени 710 миллиардов тенге налогов.

Прискорбно, что даже в условиях огромной “дыры” в бюджете и секвестра очень многих бюджетных затрат (в 2020 году параметры республиканского бюджета уточняли два раза, а расходную часть корректировали по заявкам администраторов республиканских бюджетных программ и местных исполнительных органов аж восемь раз) ни министерства, ни региональные акиматы не сумели обеспечить стопроцентного исполнения бюджета.

На республиканском уровне неисполнение составило 241 миллиард тенге ($573,8 млн), из которых 224 миллиарда - “сэкономленные деньги по резерву Правительства РК и прочая экономия”. 15 миллиардов - чистое неосвоение. В регионах цифра поменьше: на местном уровне не исполнено - 13 миллиардов тенге, из которых экономия - два миллиарда, а чистое неосвоение - 11. Традиционными причинами неосвоения все чиновники называют срыв поставщиками условий договора; длительное согласование документов по оплате; непредставление актов выполненных работ; оплату за фактически оказанный объем услуг, выполненные работы, судебные разбирательства.

Но! Парламент одобрил уточнения в бюджет 2020-2022 годов в конце октября. То есть к этому времени уже было понятно, кто что успеет. Но, похоже, “государственные менеджеры” по заведенной традиции собирались “добить” деньги в последние месяцы года и снова не успели (как и происходит ежегодно). И ведь речь идет не только о “подвисших” расходах, но и об экономии. 226 миллиардов тенге, оказывается, можно было вообще не закладывать в бюджетные расходы, потому что они оказались не нужны - сэкономлены. И поскольку никто от отсутствия этих денег не пострадал, значит, эти расходы в принципе излишни.

Минфин нацелился привлечь к ответственности “соответствующих должностных лиц госорганов”. Вот только непонятно: привлекать будут тех, кто не исполнил, или тех, кто некачественно планировал?

Каким будет год наступивший - предсказать сложно. Но пока у Казахстана есть запасы денег, перспектива “глубокого падения” нам не грозит. По итогам 2020 года золотовалютные резервы составили $35,7 млрд, а активы Нацфонда - $58,7 млрд.