В 10 раз снизилась пропускная способность на границе Казахстана и Китая

С момента пандемии, то есть с марта уходящего года, казахстанские экспортеры, импортеры и транзитеры столкнулись с проблемой при пересечении казахстанско-китайской границы. В частности, китайская сторона ввела особый режим пропуска грузов в свою страну, что обернулось огромным скоплением на приграничной казахстанской территории большегрузных машин, железнодорожных вагонов и контейнеров с различными грузами. Это минимум восемь тысяч вагонов, тысячи машин.

По данным Национальной палаты предпринимателей РК “Атамекен”, за восемь месяцев (по состоянию на первую декаду декабря) решить проблему очередей не удается. Напротив - китайская сторона лишь усиливает карантинные меры, что усугубляет ситуацию. Всю весну, лето и осень водители провели у границы. Вереница из фур растянулась на многие километры. Причем стоят большегрузы в шесть колонн по обе стороны шоссе. Поэтому даже при желании покинуть этот огромный многорядный затор и отогнать машину на какую-то временную стоянку представляет большую проблему. Да и уезжать, понятно, нет смысла, поскольку груз должен быть доставлен до точки назначения. И тот, кто прибыл к границе раньше, потеряет свое место в этой многокилометровой очереди.

Комментируя ситуацию, заместитель председателя правления палаты “Атамекен” Талгат Темирханов рассказал, что из-за ограничений в сутки границу могут пересечь в среднем два десятка автотранспортных средств и до 500 вагонов. Ранее же пропускная способность автотранспорта достигала 150 машин и 900 вагонов в сутки.

“Количество транспорта на границе только увеличивается. Принятые китайской стороной меры повлекли огромные финансовые издержки и срыв договорных обязательств казахстанских предпринимателей перед иностранными контрагентами. Представители НПП “Атамекен” обратились в правительство с просьбой провести переговоры с китайской стороной на уровне глав правительств для возобновления экспортного грузопотока и увеличения грузоперевозок между Казахстаном и КНР. Дело в том, что проблема связана и с отсутствием каких-либо приказов КНР об ограничениях, все ссылаются на устные поручения и жмут плечами. Это усложняет процесс получения справки о форс-мажоре и ломает принцип планирования перевозки, так как, отправляя груз, не знаешь - будут ли введены какие-либо ограничения к моменту, когда фуры или вагоны будут у границы”, - разъясняет Талгат Темирханов в публикации на портале НПП “Атамекен”.

А 9 декабря казахстанский МИД организовал совещание с предпринимателями и Послом Казахстана в Китае, где представители НПП предложили рассмотреть возможности переноса санитарных мер (обработка и фумигация) на территорию Казахстана. Также попросили в прежнем режиме принимать хотя бы казахстанские грузы горнорудной промышленности, а также ускорить проезд транспорта с грузами медицинского и социального назначения для импортеров и экспортеров.

По информации КТЖ на казахстанской железной дороге скопилось 12 тысяч вагонов с экспортной продукцией - рудой, зерном и другими грузами, из которых восемь тысяч уже оставлены из-за невозможности пересечь границу. Попутно эта обстановка привела и к нехватке вагонов, поскольку они заняты, остаются не разгруженными.

Казахстанская железнодорожная администрация также неоднократно обращалась непосредственно к руководителю госкомпании “Китайские железные дороги”, но это не помогло. Учитывая сложившиеся обстоятельства, в КТЖ были вынуждены временно запретить погрузку товаров, предназначенных для отгрузки в Китай, за исключением некоторых: в контейнерах и продукции металлургии.

Что нельзя не отметить, Казахстан принимает поезда из КНР оперативно и в полном объеме, что выглядит несправедливо по отношению к отечественному экспорту. Более того, в КТЖ стало известно, что в декабре китайская сторона намерена еще на половину сократить прием вагонов: при заявленном объеме свыше 26 тысяч вагонов будут приняты только 15 тысяч.

Только на автомобильном пункте пропуска “Нур жолы” через электронную очередь заезда в Китай ожидают 600 фур с казахстанским подсолнечным маслом, маргарином, шерстью и другой продукцией. Также в очереди стоят восемь тысяч порожних автотранспортных средств, которые направлялись за импортной китайской продукцией. Аналогичная ситуация складывается на пункте пропуска “Достык”.

Наше издание интересует сегодняшнее положение дел с пересечением казахстанско-китайских пограничных и таможенных переходов отечественными экспортными и транзитными грузами, перемещаемыми по железной дороге и шоссе.

Мы обратились в ряд ведомств, чтобы получить ответы на вопросы о том, сколько транспорта и людей сегодня собралось на выездах. Мы также обеспокоены отсутствием ясности по такой актуальной проблеме, как длительное пребывание людей в условиях, которые не назовешь комфортными. Какое содействие (правовое, социально-бытовое) оказывают водителям-дальнобойщикам в сложившейся обстановке государство, палата, хозяева груза и страховые компании? Как решаются эти же вопросы в отношении водителей-иностранцев транзитных фур?

Организованы ли питание людей, их снабжение водой и каким-то минимальным набором продуктов, медицинской помощью? Обеспечены ли условия для соблюдения гигиены выполнения санитарных нужд? Открыто говоря, куда все эти люди ходят в туалет и где умываются, принимают душ? Размещены ли в местах скопления людей и грузов торговые точки и объекты общепита? Или все эти вопросы являются заботой владельцев груза и самих водителей?