Что обеспечило рост металлургии Казахстана в период пандемии коронавируса и закрытых границ

Представители горно-металлургического комплекса оказались одними из немногих, кто смог благополучно пережить период пандемии и даже выйти с небольшим приростом. Судя по мировым тенденциям, в ближайшие десять лет отрасль будет идти только в рост - этому способствуют урбанизация населения, развитие рынка электромобилей и переход на альтернативные источники энергии

По итогам восьми месяцев этого года производство благородных и цветных металлов в Казахстане выросло на 16%, составив 2,4 трлн тенге. При этом выпуск золота вырос на 16%, серебра - на 1%. Не стало исключением из правил производство алюминия, меди и свинца, показавшее прирост.

По данным energyprom.kz, в натуральном выражении производство рафинированной необработанной меди составило 327,3 тысячи тонн, золота - 73 тонны, необработанного и полуобработанного серебра - 661,9 тонны, из них аффинированного серебра - 653,8 тонны.

Среди регионов более половины объема производства благородных и цветных металлов приходится на Восточно-Казахстанскую (576,4 млрд тенге) и Карагандинскую области (562,3 млрд тенге).

Как отметил в ходе онлайн-конференции “Kazakhstan Mining Online Conferenceand Workshops: новые реалии ГМК” исполнительный директор ОЮЛ “Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий” Николай Радостовец, в показателях отрасли большая заслуга не только Правительства РК, но и общественных объединений.

“Нам приходилось ежедневно работать в оперативном штабе ассоциации, непрерывный характер производства требовал проведения санитарно-эпидемиологических мероприятий в полном объеме. Это было очень сложно - закрыты регионы, населенные пункты, и приходилось нестандартно действовать, находить решения, чтобы передвигать людей из региона в регион, проводить тестирование работников, которые шли на вахтовый метод. И власти шли нам навстречу”, - отметил он.

В этот период ряд контрактов свернулись в сторону Европы, что связано не только с пандемией, но и с введением ограничений на ввоз угля, поэтому металлурги переориентировали свои предприятия на Китай, но и там была непростая ситуация на границе с заторами вагонов и локомотивов.

В условиях избытка угля в Казахстане как никогда актуально развивать предприятия по его переработке близ угольных месторождений, производя не только химическую, но и фармацевтическую продукцию.

Но для этого нужны инвесторы.

Международные эксперты в этом ключе подчеркнули, что необходимо сделать в нашей стране для привлечения крупных инвестиций, в том числе и в сферу горно-металлургического комплекса.

Кроме доступных геологических данных, открытой и прозрачной системы лицензирования важны предсказуемая налоговая политика и максимальная открытость как на уровне государственных органов, так и на уровне компаний.

Как отметила управляющий директор Arch Emerging Markets Partners Аманда Ван Дайк, спрос на металлы будет только расти. Этому способствуют зеленая экономика и перемещение людей в урбанизированные зоны в ближайшие 10 лет. Правительства стран мира приняли на себя обязательства инвестировать в ветровую и солнечную энергию, при этом не менее 250 миллиардов долларов США потребуется на закуп сырья для этих целей. Развитие отрасли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) неминуемо приводит к повышению спроса на металлы.

Еще одна причина роста - электромобили. Крупные западные компании - Tesla, Volkswagen, Chrysler, Ford - обязались, что к 2030 году не менее 30% их продаж будут электромобили, и эта доля будет расти.

“Для ГМК это значит, что 50-70 миллиардов долларов потребуется для батарей для электромобилей. На ВИЭ необходимо уже 250 - в общей сложности не менее 300 миллиардов долларов США составят инвестиции в текущие месторождения”, - отметила эксперт.

Новый суперцикл наступает за счет тенденции урбанизации и роста среднего класса. По данным Всемирного банка, за последние десять лет 2,5 миллиарда человек перешли в категорию среднего класса за счет экономического развития. Наибольшее количество людей, повысивших свое благополучие, насчитывается в Китае, где отмечают экономический прорыв, когда в средний класс перешли 500 миллионов людей, до этого относящихся к бедным.

При этом товар будут покупать у тех сырьевых компаний, которые соблюдают принципы публичности. В июле глава компании Tesla, которая является ведущим мировым производителем электромобилей, Илон Маск заявил, что готов предоставить крупный долгосрочный контракт производителям никеля, приверженным концепции устойчивого развития.

Дело в том, что в западных странах отмечается тенденция, когда потребители не хотят покупать электромобили и айфоны, если в них использованы аккумуляторы из сырья, при добыче которого применяли детский труд, допустили гибель работников или нарушали экологию. Они готовы платить за повышение уровня жизни, но не хотят вкладывать в продукцию, пока не проверят происхождение этого товара и устойчивость его производства.

Поэтому компании-производители при выборе поставщиков сырья требуют паспорт. Они хотят знать все о циклах производства и предпочитают работать с теми, кто удешевляет стоимость за счет использования передовых технологий, применяет международную отчетность и соблюдает принципы экологичности как в отношении окружающей среды, так и в отношении требований безопасности в отношении сохранения жизни и здоровья кадров.

Но в этом вопросе учитывается и вся социальная сторона, включая информацию, вносит ли компания вклад в жизнь местного населения, соблюдается ли корпоративное управление без коррупции, все ли законы соблюдают и все ли налоги выплачивают.

Для этого ввели такое понятие, как ESG - управление экологической устойчивостью, в котором нужно обеспечить такое производство, чтобы все растения, животные, земля, на которой работают компании, учитывали характер местности, ответственно управляли местными ресурсами, отходами, хвостохранилищами, сокращали свой углеродный след и точно знали, какой объем угольного топлива используют во всем процессе - с начала разработки месторождения до поставки конечному потребителю.

Самый простой путь обеспечить эту прозрачность - стать публичными, выходя на общепризнанные площадки AIM, ASX и TSXV.

“Казахстан в последнее время очень много работал со своей биржей KASE, которая следует тем же стандартам отчетности, что другие биржи, и она подходит для выхода на публичное финансирование. Инвесторам из США, Канады и Европы тяжело инвестировать в ГМК напрямую, но если вы публичная компания на бирже, и у них есть доступ - им проще инвестировать. Они будут уверены в прозрачности мониторинга, поскольку вы - участник одной из этих бирж”, - подытожила Аманда Ван Дайк.