Богатой стране Казахстан светит далеко не светлое будущее

Следующий год для казахстанской экономики будет очень сложным. Отголоском отразятся в ней все проблемы этого года (пандемия, снижение экспорта, ухудшение торгового баланса и рост дефицита бюджета). Вся надежда на 2022-й. Именно такие выводы можно сделать из проекта трехлетнего бюджета, который во вторник одобрило Правительство РК.

В этом году, как считают международные финансовые институты, мировая экономика просядет почти на 5%. И это только анализ текущей ситуации и прогнозных итогов президентских выборов в США. Никто не исключает, что вторая волна коронавируса может оказаться гораздо сильнее ожидаемой и нанесет еще больший урон мировым производственным и торговым процессам.

В Казахстане, который зависит как от мировых показателей, так и от внутренних эпидемусловий, ситуация тоже не ахти. Пока снижение роста экономики оценивается в 1,8% (потеря доходной части бюджета 1,7 триллиона). И еще не понятно, что принесет нам осень.

Из доклада председателя Национального банка РК Ерболата Досаева: “Проведенные Национальным банком опросы казахстанских предприятий свидетельствуют об ожидании низких темпов восстановления экономической активности в III квартале 2020 года. Начавшееся в июле снижение деловой активности (с 46,8 до 44,7 пункта) может продлиться и в августе на фоне карантинных ограничений... На фоне слабого внутреннего спроса, который будет оказывать дезинфляционный эффект, прогноз инфляции на 2020 год пересмотрен с 9-11% на первом этапе прогноз социально-экономического развития до 8-8,5%”.

В переводе на простой язык это означает, что производители не смогут больше производить, а продавцы продавать, потому что покупать будет некому - платежеспособность населения снижается.

Еще из доклада главы Нацбанка: “По итогам 2020 года ожидается слабый рост депозитов, за счет которых будет финансироваться часть потребительских расходов на фоне снижения реальных доходов населения”. Если вспомнить, что в Казахстане и так отмечалась слабая практика накопления (еще Счетный комитет говорил о том, что население тратит больше половины доходов на пропитание), то теперь будут таять и накопленные запасы.

Чем меньше зарабатывают люди, тем меньше они тратят. Чем меньше они тратят, тем меньше спрос на товары и меньше обороты бизнеса. Соответственно, снижение спроса вынуждает бизнес сокращать объемы производства. А за этим всем следует и сокращение доходов в бюджет.

Год назад правительство рассчитывало, что в 2020 году доходы бюджета составят 8,1 триллиона тенге (без учета трансфертов из Нацфонда), из которых 7,9 триллиона должны были поступить налогами (остальные деньги от продажи госсобственности и неналоговых поступлений). Но первые отголоски кризиса уменьшили потенциальные доходы от налогов до 6,2 триллиона, а трансферты из Национального фонда взрастили с 3,1 триллиона до 5,3. Деньги потребовались на стимулирование хоть какой-то активности экономики.

Но на следующий год, судя по цифрам, активность так и не последует: доходная часть бюджета в целом составит 6,9 триллиона. (То есть в виде налогов ожидается еще меньше прибыли.) Но поскольку расходы страны будут еще больше, чем в нынешнем году (14 триллионов против 13,8 в этом году), то будут увеличены и изъятия из Национального фонда. Всего в 2020 году оттуда в бюджет перечислят 3,7 триллиона тенге: 2,7 - в виде гарантированного трансферта, еще один триллион - целевой.

Начиная с кризиса 2007-2010 годов Правительство РК без особых сомнений залезало в Национальный фонд: то банки спасали, то строителям миллиарды выделяли (безвозвратные, разумеется). Когда нефть стоила выше $100 за баррель, все эти затраты довольно быстро компенсировались. Но при цене $45-35 (а именно столько в нашем бюджете прогнозно заложено на этот год и три последующих) на покрытие всех наполеоновских затрат правительства денег просто не хватает.

Вот и главный управляющий национальной кубышкой - Досаев - сказал, что пора экономить.

Из доклада председателя Нацбанка РК: “Проект республиканского бюджета предусматривает значительное увеличение дефицита государственного бюджета и объема трансфертов из Национального фонда. В результате, согласно прогнозу, к концу 2023 года средства Национального фонда составят 30,8% от ВВП, приблизившись к уровню неснижаемого остатка – 30% от ВВП. В этой связи с учетом внедрения в 2021 году контрцикличного бюджетного правила необходимо будет принять меры для поддержания сберегательной функции Национального фонда и снижения нефтяного дефицита”.

Как говорится, без комментариев. Да, Казахстан - страна богатая. И на ресурсы, и на широту души бюджетозависимых трат. Кажется, давным-давно пора нашим властям понять, что иногда выгоднее перестать подпирать колосса на глиняных ногах и пора инвестировать в повышение не количества, но качества (как это сейчас происходит с банковской сферой). Если уж поддерживаем производителей, то тех, кто заботится о повышении производительности, а если уж даем пособие нуждающимся, то при условии одновременного получения “удочки” (новой профессии или повышения квалификации в действующей). Приспосабливаться к глобальным и неизбежным изменениям надо заботой о бОльшей производительности и создании условий для прогресса, а не просто играть в великого сеятеля накопленными нефтяными деньгами.

В любом случае ближайшие два-три года Казахстан, пытаясь компенсировать потери пандемического високосного 2020-го, просто обязан трансформироваться. В противном случае богатой стране светит далеко не светлое будущее.