Почему казахстанцы не едят ценную рыбу

На заседании правительства в очередной раз была высказана идея об увеличении объема рыбного производства в Казахстане к 2030 году, который должен быть доведен до 600 тысяч тонн. При этом рыбная отрасль должна стать одной из базовых в структуре АПК, а объем экспорта увеличен до 300 тысяч тонн, то есть практически в 10 раз от того, который существует сегодня. А что останется самим казахстанцам?

Если обратиться к статистике, то сегодня в Казахстане функционирует более тысячи субъектов рыбного хозяйства, за которыми закреплено 1646 рыбохозяйственных водоемов. Основное рыболовство ведется в Атырауской, Алматинской, Восточно-Казахстанской и Кызылординской областях. Тогда как в самой отрасли занято более 11 тысяч человек, а в прошлом году выловили 45 тысяч тонн рыбы. Из которых, к слову, 30 тысяч (ежегодная цифра) ушло на экспорт.

Но при этом полностью доверять данным отечественного статуправления, пожалуй, не стоит. Недавний пример с “приблизительным” подсчетом заболевших коронавирусом в Казахстане наглядное тому подтверждение. И такие случаи не единичны.

И пусть, с одной стороны, вышеназванные, да и последующие “рыбные” цифры если и будут варьироваться, большой опасности этим не представят, тем не менее существует и другая сторона медали. Согласно которой казахстанская рыба, по большому счету, делится на две части. Та, что идет на экспорт и по которой существуют официальные данные, и та, которой повсеместно торгуют на всех рынках страны. При этом, сколько ее там находится в наличии на самом деле (супермаркеты не в счет), не сможет подсчитать ни один статкомитет. А самое главное, вся она - из местных водоемов, но при этом никак и нигде не учтена.

Между тем, по данным Минэкологии РК, Казахстан характеризуется наиболее низким потреблением рыбы на душу населения. Например, если ВОЗ рекомендует потреблять не менее 16 кг рыбной продукции в год на человека, то в Казахстане эта цифра составляет меньше 4(!) кг. Да и та, согласно опять же статистике, в основном является замороженным импортом. Тогда как в соседних России и Китае потребляется от 20 до 40 кг рыбы и рыбных продуктов на человека соответственно. Но главное, о какой покупательской способности, а значит, о здоровье нации можно говорить в этом случае, если даже простой карась “тянет” на рынках от 750 тенге ($1,8) за килограмм и выше, тогда как в супермаркетах стоимость свежей морской рыбы начинает свой отсчет в сторону увеличения от 7 тысяч тенге ($16,6).

Однако профильные министерства - Минэкологии и Минсельхоз - упорно продолжают настаивать на увеличении экспортного потенциала рыбной продукции, в то время как в стране с вопросом рыбной промышленности серьезная “напряженка”.

С одной стороны, конечно, никто не умаляет экспорт сам по себе. С другой, может, все-таки стоит прислушаться к рекомендациям ВОЗ и отечественного Минздрава, которые в один голос утверждают полезность рыбной продукции для населения страны. Особенно учитывая во многом неблагоприятную экологическую обстановку, связанную с тем же дефицитом йода, которого в рыбе содержится едва ли не больше, чем в других продуктах той же потребительской корзины, наличие которых, кстати, заслуживает отдельного разговора.

Тем не менее в ходе заседания правительства предложили увеличить экспортный потенциал, который, по данным того же Минэкологии, мог бы составить не только озвученные 300 тысяч тонн, но и быть доведен со временем, по словам главы ведомства Магзума Мирзагалиева, более чем до 3 миллионов тонн. Однако для этого потребовалось не только серьезное финансовое вливание в отрасль, но и увеличение количества рыбных запасов в стране. Чем сегодня Казахстан вряд ли может похвастаться. Пример - многочисленные, с завидной ежегодной повторяемостью случаи замора рыбы не только на мелких водоемах, но и на больших озерах и реках (особенно в трансграничных районах) и даже в морской акватории, плюс усилившийся браконьерский промысел, отсутствие нормативных законодательных актов, которые бы серьезно регулировали все эти процессы, и главное - хаотично складывающаяся ценовая политика на рыбу и рыбную продукцию в стране, которая намного разнится не только между регионами, но даже в городах одной области. А ведь известно, что чем больше рыбы на рынках, тем ниже должна быть цена. Однако в Казахстане почему-то этот постулат не работает.

Между тем одним из выходов действительного наращивания мощности рыбной промышленности - как рыбоводства, так и рыболовства - могла бы стать переориентация вылова рыбы в северной мелководной части Каспия, а также в трансграничных водоемах на освоение тех же морских видов рыб - сельди и кефали. С упором на одновременное развитие рыбоводства внутри страны, а не рыболовства. По крайней мере, в ближайшие несколько лет. О чем, к слову, речь шла еще на одном из январских заседаний Сената РК, посвященных проблемам рыбного хозяйства в стране.

Для этого нужно поставить рыбоводные заводы, которые работали бы с промышленными объемами, и зарыблять подходящие водоемы, которых в Казахстане, несмотря на то, что страна по большей части расположена в полупустынной зоне, немало. Да еще и во многом с ненарушенной экологией, за что, собственно, и ценится экологически чистый казахстанский экспорт. К слову, для этого потребуется не так уж и много капиталовложений, потому как некоторые из этих заводов можно было бы отстроить или отреставрировать из числа тех, что функционировали еще в советское время.

Кстати, если посмотреть на опыт зарубежных стран в этом вопросе, то 60 лет назад мировой объем выращиваемой рыбы составлял всего один миллион тонн, сегодня же этот показатель превысил отметку в 82 миллиона. Причем только за последнюю четверть века объем аквакультуры вырос на 67 миллионов тонн, или на 450%, а вот увеличения рыбного промысла, даже в странах, имеющих выходы к мировому океану, практически не произошло.