Карантин как тест на эффективность системы управления

Считается, что страшнее самой эпидемии может оказаться только паника. Но казахстанцы вот уже более месяца наблюдают еще одно тревожное явление — когда власть на местах, мягко говоря, не очень эффективно справляется со сложной ситуацией.

Карантин как тест на эффективность системы управления

Голод рукотворный

Карантин сегодня — это наш образ жизни, и, пожалуй, все желания направлены на то, чтобы побыстрее этот образ сменился прежним нашим вполне себе спокойным бытием. Оказывается, просто пройтись по улице или по парку — это такое наслаждение, что многие в спасительных сегодня соцсетях высказывают твердое намерение «после того, как все это кончится» и угроза заражения минует, совершенно изменить свою жизнь, стать лучше, активнее, физически совершеннее...

Но, кроме всего этого, мы ощутили еще одну, не побоимся этого слова, угрозу — когда наша административная машина вдруг начинает работать не просто плохо, а из рук вон плохо, чем добавляет в ситуацию, и без того непростую, совершенно ненужные нервозность и напряжение.

Приведем для начала выдержку из выступления Президента страны Касым-Жомарта Токаева от 10 апреля: «В этот весенний период пристального внимания требуют вопросы сельского хозяйства. На юге страны уже ведут посевные работы (выполнены на 30 процентов). В других регионах посевная работа должна начаться в течение месяца. Фермеры должны быть обеспечены оборотными средствами на закуп пестицидов и удобрений, качественных семян и ГСМ. Объемы финансирования весенне-полевых работ увеличены почти в три раза до 170 миллиардов тенге.

В то же время появляются проблемы, которые требуют скорейшего решения. Следует обеспечить бесперебойный пропуск автомашин поставщиков сельскохозяйственных продовольственных товаров в карантинные города, оперативно выдать пропуска для прохождения через «зеленые» зоны.

Это также касается и фермеров, которые приступают к весенне-полевым работам».

Все предельно ясно — следует обеспечить бесперебойный пропуск автомашин. А вот обращение к президенту страны фермера из Талдыкорганской области Алмасбека Садырбаева, разлетевшееся по сети 15 апреля: «Мы все загнаны в угол. Многие фермеры отказываются сеять. Начали требовать на постах доказательства того, что ты фермер. Какие-то бумаги, электронные базы и все прочее. Зачем нам, фермерам, доказывать, что фермер, когда у каждого фермера есть государственного образца бумага, свидетельство, что он является фермером. У него есть удостоверение. Возьмите, сверьтесь, что вам еще надо? Фермеры боятся сеять. Потому что за пестицидами, гербицидами, семенами, за всем этим надо ехать в город. А сейчас придумали на каждом блокпосту свой закон. Та бумага пойдет, эта бумага не пойдет, справка с акимата, своя справка, еще какой-то государственный реестр придумали. Зачем это все надо?!»

Продовольственная безопасность Казахстана, говорит Алмасбек Садырбаев, сейчас под угрозой, мы ее нынче не почувствуем, но, если сейчас не посеет фермер, мы это почувствуем осенью, когда нечего будет собирать: «Если сегодня ничего не посадить, осенью наш народ будет голодать. Обращаюсь к президенту и председателю правительства. Наше Министерство сельского хозяйства и его областные управления не могут защищать интересы фермеров в этих штабах, в которых сначала придумывают и вводят меры карантина, а затем начинают думать над алгоритмом их выполнения. Сейчас какой бардак творится на местах. Нам в Ассоциацию фермеров звонят со всех сторон — с юга, востока, с севера и запада Казахстана, у всех сплошные проблемы. Касым-Жомарт Кемелевич, помогите, надо что-то решать».

Представитель Ассоциации фермеров Казахстана Кайрат Турханов поддержал коллегу: «Мы подготовили письменное обращение в интересах фермеров и направили в Администрацию президента и правительство. У нас очень много фермеров сейчас засевают сахарную свеклу. Они не могут отремонтировать технику, купить запчасти для комбайнов. Вот звонили крестьяне с Алакольского района, им негде купить сальники. Другие говорят, они посеяли сахарную свеклу, теперь им нужно привести гербициды, сделать оплату в банках. Сейчас такси, автобусы и поезда не ходят, они в отчаянии, у них плачевное положение».

И это уже не нервозность, а, если сказать точнее, просто саботаж, когда глава государства говорит одно, дает необходимые соответствующие указания местным исполнительным органам, а там, на местах, происходит нечто другое, совершенно этим указаниям не соответствующее.

Идиотский зуд реформаторства

Спустя три дня стало известно о том, что система электронных пропусков для фермеров заработала в Нур-Султане. «Для проезда через блокпост аграриям понадобится подать заявку с использованием ЭЦП через сервис AgroRuqsat на веб-портале www.qoldau.kz. Впоследствии заявка будет обработана аналитической группой оперативного штаба. В случае одобрения информация о заявителе будет внесена в электронную базу данных «Сергек — Блокпост», — сообщили в акимате столицы. После этого аграрии могут увидеть статус заявки: «на рассмотрении/одобрена/отказано/отозвана» у себя в личном кабинете. И только в случае одобрения заявитель сможет выехать за границу карантина.

Но и это еще не все. Как предупреждают в акимате: «Перед подачей заявки сельхоз-предприятию необходимо внимательно ознакомиться с процедурой выдачи пропусков, чтобы убедиться в возможности одобрения его заявки. То есть сколько будут рассматривать заявку, пока неясно, но ее могут и не одобрить.

Это к тому, что сказал фермер Садырбаев: «Если сегодня не посадить, осенью наш народ будет голодать». А в его деле, как известно, бывает так, что один день промедления с посевом или сбором урожая может стать роковым.

Быть может, такое происходит только в сельской местности? Отнюдь нет. В крупнейшем городе страны Алматы, как известно, вначале ввели бумажные пропуска, но с 7 апреля их отменил оперативный штаб по обеспечению режима чрезвычайного положения при акимате. Как там сообщили, «сформирована электронная база данных предприятий, продолжающих работу во время карантина».

То есть зачем-то решили сломать действующую систему пропусков, которую еле-еле наладили, и сделать новую на ближайшие две недели. Естественно, все это не бесплатно, и при этом был выбор среди фирм, которые, по мнению кого-то из чиновников, были способны все это осуществить. И в городе наступил с этим делом, мягко говоря, непорядок.

Один из его «параметров»: к примеру, в новой системе надо, чтобы БИН компании на 100 процентов совпал с родом деятельности. Но таких компаний немного, в основном все сегодня работают в разных направлениях. Вот создают, скажем, программное обеспечение и его же обслуживают. И при этом создание программного продукта отличается по коду от его сопровождения программного продукта.

Это создало множество проблем для такого рода фирм. К тому же есть много предприятий, которые в прежней городской базе были и нормально перевозили грузы, а теперь пропали из новой базы и должны заново там регистрироваться.

Как написал известный казахстанский эксперт в сфере управления Марат Шибутов: «Идиотский зуд реформаторства должен уйти из нашей политики — «работает — не трогай». А если трогаешь и ломаешь работающий механизм, пусть тобой Агентство по противодействию коррупции и КНБ занимаются — зачем ты такое творишь? Кому тендер отдал, какие у тебя интересы в этом, зачем работу государства ухудшаешь?».

«Кажется, органам, прямо подчиненным президенту, надо вспомнить, — продолжает эксперт, — что они ему подчиняются и должны осуществлять его распоряжения, а не делать то, что им нравится или вообще ничего не делать».

Чиновник — часть народа?

Но в целом по стране нет единого стандарта, которым бы руководствовались санитарные врачи и оперативные штабы по ЧП.

К примеру, все последние дни в Усть-Каменогорске — ажиотаж с получением пропусков на выход из дома. Не знают, как работать, и предприниматели. «Звонят по вопросам, что не получили пропуска. Жалуются, что людей гоняют, то одно говорят, то другое. Нам звонят до самой ночи, — отметила пресс-секретарь Палаты предпринимателей ВКО Христина Дорошенко. — Причем в акимате меняются правила выдачи, сегодня говорят так, завтра так. Говорят, идите и второй пропуск попросите в КСК. А там выдают пропуска для выхода из дома то по четным числам, то по нечетным. А как так работать?»

В Шымкенте людям запретили передвигаться на личном автомобиле, сказав, что пользоваться они могут общественным транспортом с 7 до 19 часов. В Алматы подобный запрет также ввели, но позже заместитель акима Алматы Ерлан Кожагапанов уточнил, что «в случае крайней необходимости в магазин отправиться на личном автомобиле можно». Что считается крайней необходимостью — не уточнили.

Можно было бы предположить, что на личном автомобиле запрещают ездить во всех городах, закрытых на карантин, однако в Нур-Султане на личном транспорте можно передвигаться с работы до дома и обратно, в магазины, аптеки и банки, а также в экстренном случае до больницы.

Почему же так? Кто принимает такие решения — главный санитарный врач области (или города республиканского значения), оперативный штаб или местная исполнительная власть? В Западном Казахстане, например, оперативный штаб вообще выполняет чисто координирующую роль. Как написал в сети главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров:

— В начале апреля мы спросили начальника местной миграционной службы — а можно ли передвигаться на личном транспорте? И он нам ответил, что абсолютно любое движение частного транспорта запрещено, нельзя ни под каким предлогом. Буквально через час на нас вышел начальник оперативного штаба и сказал, что начальник миграционной службы дал ошибочную информацию, так как не входит в оперативный штаб. Он сказал, что на своем личном транспорте можно ездить, чтобы посетить магазины, аптеки и банки, и это предпочтительнее, чем если люди будут пользоваться общественным транспортом.

Мы коснулись лишь одной из сфер жизнедеятельности казахстанского общества, в которой местные власти проявляют свою неэффективность, противоречат своими действиями установкам главы государства. Но есть еще и другие сферы, в которых еще предстоит разобраться с нерадивыми, непрофессиональными исполнителями и с теми, кто, быть может, не без корысти переиначивает предписания, поступившие свыше.

И уместно здесь закончить цитатой Касым-Жомарта Токаева, взятой из его речи, произнесенной во время празднования Дня независимости в декабре прошлого года: «Каждый чиновник должен помнить, что мы — часть народа, работаем для народа и среди народа. «Слышащее государство» — это отсутствие бюрократии в ее худших проявлениях. Это прозрачность всех процедур на основе цифровизации. В «слышащем государстве» каждый гражданин должен чувствовать себя в безопасности и защищенным от любых проявлений самодурства и некомпетентности со стороны чиновников. От таких чиновников мы будем решительно отказываться, избавляться».